Запрет на импорт. Вторая производная

Правительство РФ может продлить до конца 2021 года запрет на закупки иностранной мебели для государства.

В мае из-под пера Минпромторга вышел проект правительственного постановления о продлении до конца 2021 года запрета на закупки иностранной мебели государственными и муниципальными учреждениями. В министерстве уточняют, что на государственные и муниципальные закупки приходится около 15% от общего объёма производства российской мебели.

Мера, инициированная АМДПР, действует с 1 декабря 2017-го (постановление №1072). Изначально вето на мебельный импорт (кроме продукции, произведённой в странах ЕврАзЭС) правительство накладывало до декабря 2019 года. Теперь у российской мебельной отрасли есть шанс получить преференции ещё на пару лет. И снова — благодаря усилиям отраслевой ассоциации.

«Несмотря на то, что наш рынок после кризиса 2015 года показывает небольшой, но стабильный рост, отечественная мебельная промышленность по-прежнему нуждается в мерах государственной поддержки, — уверен Александр Шестаков, президент АМДПР, генеральный директор «Первой мебельной». — Двухлетний мораторий на госзакупки мебели в рамках 44-ФЗ помог российским компаниям нарастить объёмы производства и продаж, расширить ассортимент выпускаемой продукции, увеличить её рыночную конкурентоспособность. Однако для реализации программы импортозамещения этого мало».

По оперативным данным ассоциации, в 2018 году выпуск мебели в России увеличился по сравнению с 2017 годом на 8%, до 189 млрд. рублей. При этом продажи выросли на 30% в рублёвом эквиваленте (с 370,3 млрд. рублей до 477,5 млрд. рублей) или на 20% в долларовом (с 6,3 млрд. долларов до 7,6 млрд. долларов). Драйвером сбытового роста оказалась, к сожалению, не российская, а иностранная мебель. Крупнейшим импортёром стал Китай, поставивший в Россию мебельной продукции на 54 млрд. рублей. В целом продажи импорта на нашем рынке прибавили в прошлом году сразу 45%, тогда как мебели отечественного производства и выпущенной в странах СНГ — лишь 18%. Столь серьёзному перекосу, считают в АМДПР, способствуют, в том числе, положения 223 ФЗ. Этот закон разрешает закупки иностранной мебели крупным компаниям с госучастием, естественным монополиям, унитарным предприятиям и регулирующим организациям.

Косвенно мнение экспертов ассоциации подтверждают данные компании «Гостендер»: в 2018 году общий объём торгов в рамках 44-ФЗ составил 33,8 млрд. рублей, а общий объём торгов в рамках 223-ФЗ исчисляется суммой 42,6 млрд. рублей.

«Даже чисто математически очевидно, что российским производителям мебели интересен и экономически выгоден рынок госзакупок в рамках 223-ФЗ — хотя бы потому, что средняя цена контракта, который объявляют корпорации и естественные монополии, в четыре раза выше аналогичного показателя в рамках 44-ФЗ, — констатирует г-н Шестаков. — Однако по непонятным причинам субъекты 223-ФЗ отказываются от сотрудничества с российскими поставщиками и делают выбор в пользу аналогичной мебели импортного производства. Растущая динамика продаж иностранной мебели уже в 2018 году сказалась на структуре внутреннего мебельного рынка. Доли российской и импортной мебели практически сравнялись и составили 51 и 49 процентов соответственно. Не исключено, что по итогам 2019 года иностранные производители мебели «переиграют» отечественных, а задача импортозамещения, поставленная президентом, окажется не выполненной».

В декабре 2018-го Ассоциация предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России направляла в правительство РФ очередную порцию предложений, касающихся оптимизации законодательства о контрактной системе. В частности, речь шла о распространении действия постановления №1072 на процедуры госзакупок в рамках 223-ФЗ. Однако, судя по поступившим в адрес Ассоциации официальным ответам, это предложение не было поддержано ни одним из профильных министерств. Об отказе в реализации подобных мер заявили Минфин, Минэкономразвития и Минпромторг, а также Федеральная антимонопольная служба.

Если бы запрет на закупки мебели распространился на компаниии с госучастием, естественные монополии и унитарные предприятия, российские поставщики мебели, по оценке АМДПР, смогли бы заработать за два года более 85 млрд. рублей.

PS. Для полноты картины отметим, что добиться всеобъёмлющих преференций на контрактном рынке не могут не только мебельщики. Например, у отечественных пищевиков и виноделов тоже не получается достучаться до высоких кабинетов.

Запрет на госзакупки некоторых импортных продуктов правительство ввело ещё в 2016 году. С 1 июля нынешнего года запрещено закупать виноградные, игристые, ликёрные и фруктовые вина иностранного производства. Однако все введённые правительственные табу касаются исключительно государственных и муниципальных учреждений и регулируются только 44-м федеральным законом.

 
читайте также 29 января 2020 Дизайн будущего

Interprint Design Day 2019 в Москве.


27 января 2020 Волгодонская соната

Кухня от фабрики «Дриада» получила награду German Design Award 2020.


24 декабря 2019 Покупатели уходят в онлайн

Актуальную аналитику по российскому розничному рынку представили на ритейл-конференции в Москве.


02 декабря 2019 Экономика нюансов

«Е1» обживает новую площадку в Подмосковье.


01 декабря 2019 Рост по всем направлениям

Производство Askona Life Group выросло в этом году на четверть, выручка достигла 23 227 млн. рублей.


01 декабря 2019 С мечтой о России

Малайзийцы готовы «поженить» российскую мебель с каучуковым деревом.

ссылки по теме Заседая — развивай
свежий номер

Malaysian International Furniture Fair

Saint-Petersburg Design Week 2019

CIFF Guangzhou

International Alliance of Furnishing Publications

Connect

German Furniture Brands

реклама на сайте Как сюда попасть?