Русская рулетка

Пока свежий номер «МБ» готовится к печати, мы публикуем мартовскую колонку шеф-редактора Ирины Фадеевой.

Пока свежий номер «МБ» готовится к печати, мы публикуем мартовскую колонку шеф-редактора.

Москва, 31 марта. Пишу из самоизолятора временного содержания. То бишь из дома. Вся редакция на удалёнке. Номер верстаем дистанционно. Это непривычно, неудобно, как надевать пальто, не расстёгивая пуговиц.

В перерывах подкорку свербит: насколько подорожает бумага, когда типография сможет выдать тираж, к какому числу служба доставки будет в состоянии его распространить? Что делать с арендой, если карантин затянется? Да кому я об этом рассказываю — всё как у всех.
Точно знаю: руководители мебельных компаний в ручном режиме разруливают форс-мажоры, общаются с клиентами и поставщиками, отслеживают кассу, склад, очерёдность платежей. Идёт выматывающая штабная работа.

Чтобы понять общий настрой, достаточно было обзвонить десяток респондентов. Мы обзвонили — репрезентативность опроса стопроцентная: никому не нравится происходящее; ни у кого нет спасительных ноу-хау. Дальше отвлекать коллег ради расширения «охвата» не собираемся. Люди заняты — по принципу «делай что должно, и будь что будет». Что будет — волнует всех, но публично гадать на кофейной гуще склонны немногие.

Между тем в интернете небывалая движуха. Всплыли на поверхность консультанты: «Поможем выгодно продать бизнес», «Срочно закроем ИП». Активизировались блогеры и вольные аналитики, всегда готовые развернуть дискуссию в жанре «чужую беду руками разведу». Множатся онлайн-ивенты и видеоконференции, обещающие обнародовать антикризисные рецепты. Но дело в том, что в ситуации полной неопределённости любой рецепт – всего лишь гипотеза. Именно потому, что неопределённость во всём. Полная.

Отчего «Мебельный бизнес» не поддерживает общий дискуссионный всплеск? Не видим (пока) актуальной повестки. Будет новый опыт — будем его распространять и пропагандировать. Но создавать иллюзию активности, на мой взгляд, не полезно.

За эту позицию мы уже подверглись критике. Например, Пользователь Олег Новиков в небезызвестной FB-группе для мебельщиков указывает: «МБ» (в числе прочих) даёт мало информации о положении дел в отрасли. «Никто не сообщил о разработке детальных планов спасения. Рассчитан ли период выживаемости предприятий с нулевой выручкой?»

Представьте фантастическую картину: к Земле приближается астероид-убийца. В преддверии катастрофы кто-то молится, кто-то устраивает семинар по гражданской обороне, кто-то роет бомбоубежище во дворе, а кто-то спекулирует строительными касками. Между ними бродит Новиков с блокнотом и требует немедленно сообщить, на какой именно секунде глыба врежется в нашу планету. Зачем ему информация о «периоде выживания»? Что он с ней будет делать? Непонятно. В ситуации с астероидом важно только одно: есть ли у человечества ресурсы сдвинуть его с орбиты.

Кризис у нас не по учебнику. Прецедентов нет. Многое – именно что впервые.

Впервые российское государство оказалось в числе инициаторов мирового обвала биржевых индексов (сценарий ОПЕК-минус). По официальной версии, интересы национального ТЭКа требовали политической твёрдости. Но ведь очевидно, что время для её демонстрации было выбрано самое неудачное. Впервые экономический кризис наложился на пандемию. Впервые возник мощнейший бинарный эффект: проблемы экономического свойства вынуждают бизнес предпринимать экстраординарные усилия, а эпидемия — полностью их парализует. Впервые государство оказалось перед выбором: какой пожар тушить сначала.

Уже совершенно ясно, что власть выбрала борьбу с коронавирусом. Президент «спустил» стране недельный выходной, возложив финансовое бремя на работодателей, которые, по его мнению, должны полностью выплатить зарплаты.

Возникли законные вопросы. Почему полностью, а не частично, не по договорённости с коллективом? Понятно, что топ-менеджер и его секретарша получают разную зарплату за исполнение разных обязанностей. Это достаточное основание, чтобы при их вынужденном НЕисполнении пропорция сохранялась? (Кстати, для госкорпораций схема - та же?) На какие деньги будут «отдыхать» продавцы мебельных салонов, работающие сдельно, за проценты от продаж? Почему ни намёка не прозвучало об отмене налогов и страховых взносов на «выходной» ФЗП? Надо ли так понимать, что государство рассчитывает получить своё - не с прибылей, так с убытков?

«Наверху» эти вопросы не услышали — «там» не до пустяков.

Признано целесообразным закрыть места массового скопления людей, в том числе торговые центры. О возмещении и разделении потерь арендаторов и арендодателей опять речи не идёт. Дескать, разбирайтесь сами, властям не до вас.

Бурный поток возбуждённых предпринимательских комментариев на властные директивы не произвёл в высших сферах никакого эффекта. Фидбек оказался предсказуемым: бизнес в очередной раз призвали проявить социальную ответственность, суть которой — платить за всё, что происходит в стране. Руководство прямо дало понять, что исходит из ложных представлений, будто за годы «стабильности» бизнес скопил кубышку. Неважно, что все «излишки» до копейки государство собирало и складывало в общий стабилизационный фонд. То есть, нам так говорили, что фонд общий.

Руководство страны, власть... Да что я всё вокруг да около?! Лично Путин. Он единственный принимает политические решения большой важности. Не Президент как функция, а персонально Владимир Владимирович с его собственными представлениями о добре и зле, с его талантами, способностями, убеждениями и предубеждениями.

Что об этом известно доподлинно? Владимир Владимирович глубоко и досконально — на академическом уровне — разбирается во всём, что касается ТЭКа (на днях, кстати, официально дал старт «Силе Сибири-2»). Представления Путина о среднем и малом бизнесе, судя по всему, на подготовительном уровне.

12 марта в интервью ИТАР-ТАСС президент России сделал крайне неполиткорректное заявление: «Народ думает, что торгаш - значит жулик. Если по-честному сказать, мы все так думаем».

Нужны ещё какие-то «сигналы»? У нас есть сейчас время доказывать Путину, что это не так? Что «палатки» остались в нулевых? Что без «торгашей» упадут целые производственные сегменты? Обиду стерпим и сделаем вывод: бесполезно засылать к Президенту гонцов и плакальщиков с рассказами о приоритетной нужде тех или иных секторов, отраслей или предприятий. Нет в этом смысла. И не только из-за мировоззренческих установок главы государства.

Особенность нынешнего бинарного кризиса в том, что в нём нет места для конкуренции. Теоретически кризис, как санитар леса, помимо неприятностей, несёт в себе очистительную силу: выживают самые эффективные. Очевидно уже, что это не про нас. Когда заводы и магазины на замке, об эффективности рассуждать не приходится. Выживут не сильные, а везучие. В русской рулетке снайперские навыки обнуляются.
Возвращаясь к президенту. В чём на его счёт мы можем не сомневаться, так в том, что в критический момент он не скажет на телекамеру: «Дорогие россияне, я устал, я ухожу». Честно признаем, в сложившейся ситуации это уже немало. Нравится нам Путин или нет, он реальный политик, способный принимать необходимые решения в предлагаемых обстоятельствах. А что предлагают ему нынешние обстоятельства? Очень узкий коридор возможностей. Рискну спрогнозировать один из сценариев.

Тушить два пожара одновременно нереально. Либо — либо. Значит, первым пунктом надо развести во времени наложенные друг на друга угрозы (экономический кризис и эпидемию). Жёсткий карантин в зараженных городах — минимум на месяц. На объездных дорогах — кордоны. На закрытых территориях — чрезвычайное положение, чтобы исключить юридические казусы. На территориях благополучных — мягкий режим самоизоляции (без обременений бизнеса). Предприятия, попавшие в карантин, останавливаются, за исключением жизнеобеспечивающих. Из стабфонда всем выплачивается одинаковое пособие в размере прожиточного минимума — чтобы убрать соблазн нарушить карантин. Все силы — на борьбу с эпидемией. На это время — никаких спецмер поддержки бизнеса, поскольку в условиях пандемии бизнес всё равно не сможет работать эффективно. Из экономического календаря этот месяц как бы вычёркивается (касается всех кредитных, арендных договоров и т. п.). После — восстановление нормальной жизни. Другие - чисто экономические - проблемы, меры поддержки и далее по пунктам. Тогда уже — письма в правительство, новый общественный договор, широкая дискуссия, видеоконференции, ивенты...

Опыт Европы свидетельствует: при ухудшении эпидемиологической ситуации крутые директивы неизбежны. Время дорого. Полной уверенности, что наш президент вовремя примет радикальное решение, нет. Смущают известия из новостной ленты: «Путин высказался в поддержку карантинных мер, исполнение которых зависит от сознательности людей». Полагаться на сознательность сейчас нельзя. Бывают моменты, когда страна зависит от единоличного распоряжения, а от рядовых граждан требуется только исполнительская дисциплина — как бы мы к этому не относились.

Самой мне этот жёсткий сценарий не нравится. Но, боюсь, другой — более мягкий — может оказаться и более пагубным.

 
читайте также 18 мая 2021 Бизнес поколения некст

Всё самое главное об Особой экономической зоне «Доброград – 1».


25 января 2021 Таланты без отрыва от производства

Группа компаний «Орматек» второй год развивает сотрудничество с кафедрой дизайна мебели Академии имени Строганова.


01 сентября 2020 Задача — изменить рынок

Компания «ФомЛайн» запустила в Кузнецке новую промплощадку по выпуску товаров для сна.


05 июня 2020 С барского стола

«Мебельный бизнес» выяснил, как помогает государство «системообразующим».


26 мая 2020 Hoff Домашний маркетплейс. Станьте партнером

Федеральный ритейлер создал себе и партнёрам значимое цифровое лидерство, запустив собственный маркетплейс.


14 мая 2020 Как это было. Эпизод 3

Архивные публикации «МБ»: о кризисе 2014.