Бизнес поколения некст

Всё самое главное об Особой экономической зоне «Доброград – 1».

Всё самое главное об Особой экономической зоне «Доброград – 1».
В пяти километрах от Доброграда создаётся индустриальная зона, уникальная по многим параметрам. Во-первых, это ОЭЗ. Во-вторых, это частная площадка. В-третьих, вектор развития этой территории тесно связан с лидерскими амбициями группы «Аскона» и формулой социального комфорта, заложенной в самой философии Доброграда.
 
О том, каких резидентов ждёт Особая экономическая зона «Доброград — 1», «Мебельному бизнесу» рассказали Александр Манёнок, генеральный директор ГК «Аскона», и Олег Фомин, вице-президент «Аскона Лайф Групп», член экспертного совета ОЭЗ «Доброград-1».
 
МБ: Коллеги, в ноябре прошлого года премьер Мишустин подписал постановление о создании ОЭЗ «Доброград — 1» в территориальных границах Доброграда. То есть, усилиями и волей группы «Аскона» в 33-м регионе появился не только особый город, но и Особая экономическая зона?
 
Александр МанёнокАлександр Манёнок: Именно так. Сейчас Доброграду восемь лет. Город находится в активной стадии развития. Уже сегодня он задаёт новые стандарты качества жизни, а с запуском особой экономической зоны мы хотим реализовать ещё и передовые подходы к созданию современной индустриальной площадки.
 
Чтобы город Доброград мог функционировать как самодостаточный и полноценный организм, ему нужна деловая часть, качественные рабочие места. И появление рядом с городом именно особой, а не обычной промзоны, — событие знаковое. Статус ОЭЗ невозможно получить «за красивые глаза». Над экономическим обоснованием проекта для региона и концепцией современной индустриальной площадки «Доброград — 1» несколько лет работала большая команда специалистов «Асконы» и привлечённых экспертов. Теперь мы стартуем, и, уверен, с запуском ОЭЗ, весь градостроительный проект Доброград получит дополнительный импульс для развития.
 
МБ: То, что создание рабочих мест — задача архиважная, не подлежит сомнению. Но есть занятость и занятость. Если посмотреть на Доброград глазами заезжего, мы увидим очень ухоженное, креативное пространство. Как в стилистическую концепцию среднерусского Эльдорадо можно встроить заводы и фабрики?
 
А.М.: Не надо думать, что на территории ОЭЗ «Доброград — 1» появятся какие-то сомнительные производственные объекты со старыми технологиями. Промышленность фабричных труб — в прошлом. Современные производства — это всё-таки высокоэкологичные площадки, не наносящие вреда ни людям, ни внешней среде. «Аскона», став якорным резидентом, заходит в ОЭЗ именно с идеей sustainability. Первый завод, который мы начинаем строить здесь и сейчас, будет производить матрасы, подушки, мягкую мебель для ИКЕА. Одно из условий, заложенных в технологическую концепцию, — 100-процентная экологическая безопасность предприятия. Мы вкладываемся в возобновляемую энергию. На кровле промышленного корпуса нашего нового предприятия будут установлены солнечные батареи. В целом мы планируем, что 48% электроэнергии, необходимой производству в «Доброграде — 1», будет возобновляемой. Мы обсуждаем с ИКЕА инвестиции в возобновляемую электроэнергию на нашей новой производственной площадке и рассматриваем возможности поддержки программы устойчивого развития со стороны нашего партнёра.
 
Сейчас «Аскона» глубоко погружена в аспекты, связанные с «зелёной» энергетикой, с экономией ресурсов, с ресайклингом. Устойчивое развитие — стратегия самой компании, и мы хотели бы экстраполировать её на всю промышленную зону в Доброграде. Означает ли это, что управляющая компания ОЭЗ будет отбирать резидентов по принципу «не на- вреди»? Да, мы в этом уверены.
 
МБ: То есть «Доброград — 1» развивается как территория с передовым технологическим и ментальным укладом. Асконовским корпоративным видением будущего продиктованы и высокие требования к будущим участникам ОЭЗ. А на какие выгоды могут рассчитывать резиденты «Доброграда — 1»?
 
Олег ФоминОлег Фомин: С одной стороны, это полный пакет льгот, закреплённый законодательством. На первоначальном этапе для резидентов обнуляются транспортный и земельный налоги, а также налог на имущество. Компании освобождаются от НДС. По сниженным коэффициентам начисляется налог на прибыль — от 2 процентов с момента получения первой прибыли. Кроме того, резиденты ОЭЗ не платят ввозных и вывозных пошлин, поскольку в особых экономических зонах действует специальный таможенный режим. Не думаю, что надо разъяснять, насколько полезны для отечественного бизнеса нулевые таможенные ставки. Вообще, всё, что касается экспортно-импортных операций — это важно и для бизнеса, и для России как государства. Взаимодействие с Федеральной таможенной службой — это отдельная большая работа, но мы её сделаем. Резиденты «Доброград — 1» могут рассчитывать на эту «фишку». Уже на старте резидентам будут доступны необходимые энергетические мощности, инженерная инфраструктура, по мере реализации проекта к участкам прокладываются подъездные пути, строятся развязки. Плюс администрирование и всесторонняя помощь со стороны управляющей компании в решении многочисленных правовых и административных вопросов. Наши резиденты концентрируются только на производстве и продажах, всё остальное берёт на себя управляющая компания.
 
Я бы акцентировал внимание на очень важном моменте. Снижение затрат резидентов обусловлено не только финансовыми преференциями, как у нас принято думать. Значительная экономия получается, если на общей индустриальной площадке грамотно выстроить операционные потоки и логистику, если к производствам готовых продуктов прикреплён сырьевой компонент, изготовление комплектующих и полуфабрикатов.
 
МБ: Другими словами, если ОЭЗ объединит «родственные» предприятия, обеспечивающие замкнутый цикл? Вы формируете резидентский пул «Доброграда — 1» по кластерной модели?
 
А.М.: Нет, товарами для сна и мебелью дело не ограничится. Однако создание в рамках «Доброграда — 1» полной бизнес-цепочки — ключевая идея «Асконы», на которую мы как «якорь» получаем карт-бланш. Понятно, что максимальную производственную и коммерческую эффективность вы можете обеспечить только, если у вас «под рукой» все профильные звенья, и вы работаете в парадигме вертикальной интеграции.
 
Не могу пока раскрывать все карты, скажу только, что вместе с нами в ОЭЗ планируют заходить сырьевики — производители ППУ, проволоки, синтепона. Но это далеко не всё, что требуется для изготовления нашей продукции. Сегодня мы ведём переговоры нон-стоп, и многие поставщики — как российские, так и европейские — подтверждают желание строить свои производства поблизости от наших. Управляющая компания тоже в курсе, какие товарные направления мы хотим видеть на территории ОЭЗ.
 
О.Ф.: Добавлю, что кластерная тема в «Доброграде — 1» подсказана элементарной логикой. Не сомневаюсь, что мы найдем правовые механизмы и схемы, которые позволят соединить институциональные возможности ОЭЗ и промышленного кластера, потому что экономически эффективно передавать по цепочке продукт со всё более возрастающей добавленной стоимостью. В этом случае резиденты получают двойной эффект: к преференциям, задекларированным в 116 ФЗ, добавляются такие, которые возникают от синергии бизнесов.
 
МБ: На данный момент в России зарегистрировано 38 особых экономических зон, из них промышленно-производственных — полтора десятка. При этом эксперты по- разному оценивают целесообразность такого бизнес-формата. Есть оптимисты, есть скептики. По данным Счётной палаты, наиболее успешны те ОЭЗ, где объём инвестиций резидентов в свои проекты значительно превышает объём бюджетных вложений — например, в татарстанской Алабуге и Липецке. Какие доводы можно привести в пользу потенциальной эффективности для резидентов Особой экономической зоны «Доброграда — 1»?
 
О.Ф.: Не соглашусь, что особая экономическая зона — формат нецелесообразный. Пройдя долгий и непростой путь с конца 90-х, «бренд» ОЭЗ вполне состоялся. То, как высоко оценивают привлекательность особых экономических зон российский губернаторский корпус и сам бизнес, только подтверждает мой тезис.
 
Если говорить о «Доброграде — 1», то эта зона создаётся под понятные, подтверждённые подробными расчётами бизнес-цели, а не под ожидание гипотетических преференций от государства.
 
Сама специфика площадки объединяет в себе три существенных фактора, которые, по моему убеждению, можно капитализировать. Во-первых, это частная площадка, что заранее снимает целый ряд организационных и коммуникационных проблем. Во-вторых, группа «Аскона» — не просто опытный и статусный инвестор, но компания, нацеленная на исключительную динамику развития и долгосрочные перспективы.
 
Создание инфраструктуры на конкретной промышленной территории — дело очень непростое и недешёвое. Площадки, которые анонсируют инфраструктурное устройство, проходят череду обязательных бюрократических процедур: депутаты должны проголосовать, в региональный бюджет должны быть внесены заявленные затраты, регион должен передать эти деньги управляющей компании. И ни в одном регионе этот процесс не идёт беспрепятственно. Отсюда возникают риски: приходит инвестор, а какой-то нужной сети на площадке ещё нет.
 
У нас это исключено. Внешняя и внутренняя инфраструктура, последовательность и сроки ввода мощностей — всё взвешено, положено на бумагу и защищено деньгами. Поэтому мы уверенно говорим, что каждому пришедшему к нам инвестору будет предоставлена необходимая база — сначала для строительства, а потом для эксплуатации его объектов. У каждого резидента ОЭЗ — свой инвестиционный цикл. Выбор конкретного участка, землеустроение, кадастрирование, постановка на налоговый учёт, запрос технических условий, проектирование, экспертиза проектов, подготовка и оформление документации, строительство, ввод в эксплуатацию. Дистанция длинная. Нам как управляющей компании протяжённость этого цикла позволяет правильно выстраивать собственную работу, чтобы все потенциальные опции стали доступными к нужному моменту.
 
Третий уникальный и очень существенный фактор для «Доброград — 1» — близость города Доброграда. Инвестиции в человека, в комфортный быт, качественную социальную инфраструктуру, новые технологии жизнеобеспечения — в Доброграде это реальность, а не декларация. Фактически здесь создана новая система координат, в которую включена ОЭЗ. Другой такой точки на карте России, пожалуй, просто нет. Возможно, российские предприниматели ещё не до конца осознают, насколько актуальны для бизнеса визионерский подход и гармонизация социально-средовых критериев с чисто экономическими. Но среда формирует сознание. Поэтому мы ожидаем, что отдача от инвестиций в «Доброграде — 1» по определению будет более высокой.
 
МБ: Строительство внутренних сетей и транспортной инфраструктуры в «Доброграде — 1» уже запущено. Всё по плану?
 
О.Ф.: Совершенно верно. «Доброград — 1» активно готовится к застройке — закончена подготовка площадки Участка 1. Параллельно с этим подготовлен проект планировки территории ОЭЗ с учётом инфраструктурных объектов, дорог, сетей коммуникаций и размещения предприятий потенциальных резидентов.
 
Дивизионом проведены переговоры по проектированию сети газоснабжения, нам уже представлена предполагаемая трассировка газовой линии. Кроме этого, мы подписали договор с ресурсоснабжающей организацией по обеспечению площадки электроэнергией на период строительства, определено место посадки первой трансформаторной подстанции на 200 кВ.
 
МБ: Можете более подробно рассказать о параметрах нового завода «Асконы» в «Доброграде — 1» и в целом об инвестициях компании, связанных с товарным направлением?
 
А.М.: В «Доброграде — 1» мы начинаем с производственного корпуса в 60 тысяч квадратных метров под товары для сна для ИКЕА. Сейчас вся продукция, производимая нашей компанией для ИКЕА, вы пускается на основном производстве в Коврове, там примерно те же 60 тысяч квадратов с учётом всех сопутствующих участков. Этих мощностей критически не хватает, поскольку объём заказов постоянно растёт, а ассортимент расширяется.
 
Буквально через пару лет планируем вдвое увеличить площади и в два раза — поставки. Хочу подчеркнуть, что Особую экономическую зону группа «Аскона» рассматривает как территорию для развития, а не для переноса производств. Параллельно с вводом в ОЭЗ новых объектов будем перераспределять мощности, сохраняя и модернизируя действующие площадки. В «Доброграде — 1» планируем иметь до 150-ти тысяч квадратных метров современных производственных площадей.
 
Стратегически «Аскона» концентрируется на четырёх товарных секторах, связанных с организацией комфортной, здоровой, интеллектуальной спальной зоны.
 
Первая группа — матрасы. На матрасном рынке мы развиваемся во всех каналах продаж, на внутреннем и внешнем контурах, в странах Европы и СНГ.
 
Вторая — кровати. К линейке интерьерных моделей мы добавили ещё и корпусные — с изголовьями разного вида из ЛДСП. Третья категория — мягкая мебель — как под собственным брендом «Аскона», так и под частными сетевыми марками. Судя по тому, какими темпами растут продажи диванного дивизиона, в ближайшие 3 года наше производство мягкой мебели обречено увеличиться втрое от сегодняшних объёмов. По-видимому, следующей в ОЭЗ мы будем строить именно фабрику диванов. Имеющиеся площадки по мягкой мебели освоены уже процентов на 95, и нам с гарантией понадобятся дополнительные.
 
Четвёртое направление — всевозможные инновационные гаджеты и «умные» аксессуары для сна. В портфеле «Асконы» товары этой категории постепенно накапливаются. Мы не обходим стороной и мебельные решения для спальни, они будут включены в наш ассортимент. Не все позиции мы намерены изготавливать самостоятельно. Есть артикулы, которые по ряду причин «Аскона» производит своими силами, а часть — это закупки у партнёров, как российских, так и иностранных.
 
Если есть компании, желающие присоединиться в качестве поставщика к бизнесу «Асконы», мы только «за». Я имею в виду, в том числе, и готовую продукцию, которая нужна для наших проектов в ритейле, для экспортных отгрузок и для В2В-сектора.
 
МБ: Последний вопрос. Процедура получения статуса резидента — насколько она сложна? Это набор бюрократических итераций или нечто большее?
 
О.Ф.: Процедура оговаривается законом. Компания регистрируется как новое юридическое лицо в границах того муниципального образования, где находится ОЭЗ. Юрлицо разрабатывает бизнес-план по форме, заданной Министерством экономического развития. Учредительные документы и бизнес-план, условно, считаются заявкой на резидентство, которая вносится в региональное правительство. Специальный экспертный совет региона заявку рассматривает, и в случае одобрения заключается трёхстороннее инвестсоглашение — губернатор, инвестор, УК Особой экономической зоны. Фактически с этого момента компания наделяется статусом резидента ОЭЗ и имеет право заходить на площадку. У нас как у управляющей компании сейчас больше 70-ти «тёплых» контактов с компаниями-претендентами на участие в ОЭЗ. Кто реально останется в проекте — покажет время. В любом случае мы, так же как «Аскона», заинтересованы привлечь в «Доброград — 1» мебельщиков. Готовы рассматривать любые предложения, отвечать на любые вопросы, обсуждать разные условия и возможности. По отношению к любому инвестору мы позиционируем себя как партнёры и руководствуемся только принципами win-win — в интересах дела и общего успеха.
 

Интервью подготовила
Ирина Фадеева

 
читайте также 25 января 2021 Таланты без отрыва от производства

Группа компаний «Орматек» второй год развивает сотрудничество с кафедрой дизайна мебели Академии имени Строганова.


01 сентября 2020 Задача — изменить рынок

Компания «ФомЛайн» запустила в Кузнецке новую промплощадку по выпуску товаров для сна.


05 июня 2020 С барского стола

«Мебельный бизнес» выяснил, как помогает государство «системообразующим».


26 мая 2020 Hoff Домашний маркетплейс. Станьте партнером

Федеральный ритейлер создал себе и партнёрам значимое цифровое лидерство, запустив собственный маркетплейс.


14 мая 2020 Как это было. Эпизод 3

Архивные публикации «МБ»: о кризисе 2014.