В порядке психотерапии

Эксперты мебельного рынка делятся своим видением кризисной ситуации и её последствий, с которыми столкнётся отрасль.

Позади две недели работы в условиях кризиса. Отечественные мебельные компании проводят анализ рисков и рассматривают возможные антикризисные сценарии.  Психологи уверяют, что проговаривание страхов — первый шаг к их преодолению. Если они правы, — самое время проговорить.

Ситуация меняется каждый день, а краткосрочные прогнозы мгновенно устаревают. Поэтому материал из предстоящего выпуска «Мебельного бизнеса» мы публикуем онлайн по готовности, не дожидаясь отправки журнала в печать.

По приглашению редакции своим видением ситуации и последствий, с которыми мебельная отрасль столкнётся в перспективе нескольких месяцев, делятся эксперты из разных секторов рынка. Реплики продолжают поступать, и часть из них читатели «МБ» смогут увидеть в журнальной версии этого материала.

Наталия Пекшева генеральный директор компании «Цвет диванов»

Наталия Пекшева
генеральный директор компании «Цвет диванов»

Два основных риска сегодня — скачок курса доллара и карантин. Задача, как мы её формулируем внутри нашей компании, — понять, какие действия мы можем предпринять при дальнейшем усугублении ситуации (если будет ограничен режим работы торговых центров и введены другие карантинные меры). Готовимся к этому, в том числе, с юридической и договорной точки зрения — ведём переговоры с арендодателями, чтобы нивелировать последствия спада посещаемости ТЦ для них и для нас в условиях форс-мажорной ситуации.

Что касается цен на мебель, то их динамика в первую очередь зависит от процента импортных комплектующих в структуре себестоимости. Об ограничении поставок комплектующих из-за карантина говорить пока не совсем уместно, тем более что в производстве мягкой мебели доля импорта комплектующих не настолько велика, да и Китай уже анонсирует скорое восстановление своих производственных возможностей.

Намного сильнее нас беспокоит ситуация с ослаблением рубля и повышением цен: импортёрам комплектующих очень сложно балансировать, поддерживая финансовую стабильность, так как продажа комплектующих осуществляется в рублях, а поставки с учётом отсрочек нужно оплачивать по актуальному курсу доллара. Это можно компенсировать только повышением цен на складские остатки. За две недели, прошедшие после валютного скачка, мы в числе других клиентов уже получили уведомления от поставщиков текстиля — о повышении цен на обивочные ткани в среднем на 13-17%. Будем вынуждены компенсировать это повышением цен для конечного потребителя.

Поскольку «Цвет диванов» использует недорогую обивочную ткань, доля текстиля занимает в себестоимости около 10%. Поэтому повышение цены будет хотя и ощутимым, но не критичным для покупателей. Сейчас в массовом сегменте можно говорить о росте цен на мягкую мебель на 4-5%, но в более дорогих сегментах мягкой мебели удорожание будет более существенным.

В кризисных ситуациях покупатели быстро осознают перспективу подорожания продукции. Мы со своей стороны также уведомляем их о скором изменении цен, и возникает резкая стимуляция спроса. Последние две недели стали для нас именно таким периодом повышенного спроса. Те, кто откладывали покупку, спешат оформить заказы до повышения цен.

В этом году падение курса рубля усугубляется не только карантином по коронавирусу, но и межсезоньем. Поэтому стагнация спроса в ближайшие 2-3 месяца неизбежна — при любых ценовых раскладах. Уже в апреле мы ожидаем резкий спад, который продлится минимум несколько месяцев.

Елена Виноградова директор по маркетингу BOYARD

Елена Виноградова
директор по маркетингу BOYARD

Текущая экономическая нестабильность вызвана совокупностью факторов: падением рубля, снижением цен на нефть, распространением коронавирусной инфекции и — не менее значимый фактор — информационным давлением, которое оказывается на население через СМИ и социальные сети.

В нашей стране «турбулентность» мы наблюдаем только последние 2 недели, поэтому делать взвешенные, компетентные прогнозы дальнейшего развития событий пока рано. Но, думаю, всем уже ясно, что без последствий для отечественной мебельной индустрии дело не обойдётся.

Уже сейчас народ (в лице среднего класса и ниже) озабочен, в первую очередь, приобретением продуктов первой необходимости и меньше всего думает об обустройстве жилого пространства.

Если страну отпустят на продолжительный карантин, это повлияет на снижение покупательской способности населения. Люди массово перейдут на дистанционную работу, закроются торговые центры и другие пункты и точки продаж; мебельные предприятия временно урежут объём работ или вообще приостановят деятельность, объёмы производства могут существенно сократиться. Вероятны в целом проблемы с занятостью: в случае усугубления ситуации на предприятиях, возможно, начнётся сокращение рабочих мест, доход многих групп населения пострадает. О возможном росте потребительских доходов говорить не приходится в принципе.

В среднесрочной перспективе мы ожидаем снижение спроса на мебель и продаж на 30-50%, а рост цен на неё, по нашим оценкам, при сохранении существующей ситуации составит 20-30%. На фоне валютных колебаний многие мебельные предприятия и фурнитурные компании уже объявили о повышении цен. Сбои в логистической цепочке также усугубляют положение дел и оказывают влияние на рост цен.

Разумеется, это пессимистичный прогноз — исходя из той негативной динамики, которую мы наблюдаем прямо сейчас. Возможно, в ближайшее время мы сможем более оптимистично взглянуть на развитие событий, но пока для этого нет предпосылок.

Впрочем, как и в любой кризис, перед мебельщиками сегодня открываются некоторые благоприятные возможости. В «предлагаемых обстоятельствах» это, безусловно, совершенствование дистанционных коммуникаций с аудиторией и развитие онлайн-продаж.

Говоря о поставках продукции BOYARD, отмечу, что фабрики в Китае, которые производят нашу продукцию, благополучно возобновили работу после карантина: наши заказы уже упакованы и готовы к отгрузке. В конце 2019 года мы также сформировали достаточные складские запасы по всем наиболее востребованным позициям и надеемся, что этого хватит для обеспечения российских клиентов фурнитурой BOYARD до тех пор, пока ситуация с отгрузками из Китая в РФ окончательно не придёт в норму.

Пётр Казорин коммерческий директор компании «Ангстрем»

Пётр Казорин
коммерческий директор компании «Ангстрем»

В сложившейся ситуации трудно предсказать, как поведёт себя рынок корпусной мебели для дома. Если бы в последнее время мы наблюдали подъём спроса, то, скорее всего, игроки начали бы массово повышать цены. Но рынок стагнировал уже довольно давно, по большому счёту — на протяжении нескольких лет. Поэтому любые ценовые движения требуют сейчас взвешенного подхода, тщательного анализа рисков. Чем, я полагаю, и заняты в настоящее время коллеги-мебельщики.

Думаю, однако, что многие отечественные производители на повышение цен не пойдут, по крайней мере — пока у них есть возможность работать на старых запасах комплектующих. Более того, в борьбе за оставшихся активных потребителей многие фабрики будут готовы ужиматься по марже — вплоть до нуля. И только когда рынок вернётся в рост, может зайти речь о повышении цен.

У тех же, кто целенаправленно работал над снижением себестоимости продукции, пространства для манёвра ещё больше. Нашей компании, к примеру, за последние месяцы удалось снизить себестоимость выпускаемой мебели на 12-15%, без потерь в качестве. Это была полноценная кампания по формированию новой себестоимости: работа с поставщиками, технологическая оптимизация на производстве, перестройка организационной структуры холдинга.

Вообще, мне кажется, в условиях просевшего спроса мебель становится более конкурентоспособной — по сравнению с некоторыми другими категориями расходов. Так, сектор товаров для дома может рассчитывать на перераспределение части средств, скажем, из бюджета на туристические поездки (которые теперь откладываются на неопределённый срок). Теоретически, эти высвобожденные средства могут быть направлены на ремонт и обновление интерьера, особенно когда люди переходят на удалённую работу и стремятся максимально благоустроить условия своего домашнего пребывания. Весь вопрос в том, удастся ли мебельщикам установить соответствующую коммуникацию и должным образом замотивировать потребителя.

Яна Шамбер руководитель направления корпусной мебели SkyLand в группе «Тайпит»

Яна Шамбер
руководитель направления корпусной мебели SkyLand в группе «Тайпит»

Всплеска продаж офисной мебели в последние недели мы не заметили никакого — думаю, его и не будет. За офиской, как за гречкой, не бегут.

Сейчас уже можно уверенно констатировать, что с китайской продукцией, в том числе с материалами и комплектующими, перебои будут минимальными. Да, в определённый период дефицит будет, но наш внутренний спрос к тому моменту «съёжится» настолько, что, возможно, дефицита никто и не почувствует. Китайцы очень быстро очухались, уже возобновляют отгрузки и, думаю, наверстают всё достаточно быстро. Чего, к сожалению, нельзя сказать про наш спрос.

Спрос пострадает одназначно, а как сильно — зависит от того, насколько волатилен окажется рубль и как далеко пойдут курсы (пока что это непонятно). Если валюта пойдёт очень высоко, изменение прайс-листов будет повальным. И конечные покупатели просто физически не потянут новые цены.

Импортёры, само собой, работают в валюте, и этот товар для конечных потребителей дорожает просто по себестоимости. Но сектор импортной мебели живёт по своим законам, поэтому какое-то количество желающих совершать покупки в этом сегменте, я полагаю, всё равно останется.

Что касается отечественных производителей, то зависимость есть у всех, и достаточно серьёзная: мы зависим от европейских поставщиков кромки, фурнитуры, расходных материалов, запчастей для оборудования. Если будет, не дай бог, фатальное закрытие границ, это отразится на мебельщиках самым неблагоприятным образом — на ком-то раньше, на ком-то позже. Говоря простыми словами, мебель без кромки мы пока ещё делать не научились. Ну разве что MDF в плёнке ПВХ, которая всё равно либо китайская, либо европейская (а китайскую на столешницы сажать всё-таки побаиваются).

На сложившуюся ситуацию рынок офисных кресел, наверное, будет реагировать достаточно чутко, потому что на нём используются, в основном, импортные комплектующие, плюс он довольно консолидирован (не так много игроков). В секторе офисных кресел, в принципе, принято повышать цены в случае серьёзного удорожания комплектующих. А вот на корпусном (именно офисном — не возьмусь говорить за домашний) всё ровно наоборот: большинство игроков, как мне кажется, будут из последних сил сдерживать прайсы, используя цену как последний аргумент в битве за покупателя. Это, разумеется, наложит серьёзные ограничения на производства. Но придётся как-то с этим жить — не впервой.

Перспективы у экспорта, тем временем, великолепные. Наша компания, к примеру, видит перед собой реальные возможности частично заместить китайский продукт на европейском рынке. Те игроки, которые за последние годы успели выстроить сбытовую инфраструктуру на внешнеэкономических рубежах, приобрели какие-то компетенции в экспортной деятельности, в сложившихся условиях будут чувствовать себя сравнительно неплохо, — это факт.

Виталий Баринов коммерческий директор фабрики «Лидер»

Виталий Баринов
коммерческий директор фабрики «Лидер»

Мы внимательно следим за ситуацией. Видим, что некоторые мебельные фабрики уже подняли цены на свой товар, причём динамика роста в процентах иногда выражается двузначным числом. Понятно, что цену мебельщики повышают «с запасом» — перестраховываются, стремятся уже сейчас, на панических настроениях, отыграть будущие потери, которые неизбежны в силу падения рубля, удорожания импортных материалов и комплектующих. Однако, на мой взгляд, те компании, которые идут по этому пути, в конечном счёте проиграют.

Мы, со своей стороны, никаких поспешных решений не принимаем: взвешиваем риски, оцениваем возможные сценарии развития ситуации, собственные ресурсы. Позднее, обсудив положение дел с партнёрами и дилерами, будем решать, насколько серьёзным может быть повышение отпускных цен. Для корректного анализа нам потребуется ещё как минимум месяц.

Всплеск продаж действительно есть, но он небольшой. Просто часть клиентов, которые раздумывали над покупкой, решаются приобрести мебель сейчас — по старой цене. Какого-то серьёзного всплеска интереса от абсолютно новых клиентов мы не зафиксировали.

В качестве антикризисной меры рассматриваем перенос производства ряда комплектующих на собственную фабрику. К сожалению, никогда не знаешь, как в кризисной ситуации поступит конкретный поставщик. Бывает, он чувствует зависимость фабрики — и сразу начинает «выкручивать руки», диктует жёсткие условия. Но если он в курсе, что такие же материалы мы можем произвести самостоятельно, разговор идёт совсем в другом русле. Неготовность многих игроков-смежников к кооперации в кризисных условиях, неумение искать взаимовыгодные решения — на мой взгляд, всё ещё характерная черта и «боль» нашего мебельного рынка. Каждый может рассчитывать только на себя. Возможно, нынешний кризис как-то поможет переломить эту ситуацию, поживём — увидим.

В плане импортозамещения — мы и так уже «заместили» всё, что могли. В последние годы, пока спрос стагнировал, активно работали над формированием собственной рыночной ниши, осваивали новые каналы продаж. Но всё-таки, невзирая на очередные вызовы, мебельный рынок в России сохраняет значительнный потенциал. Для нас, например, одно из перспективных направлений — это регионы, поскольку мы до сих пор концентрировались на Москве, Подмосковье и Центральном ФО. Понятно, что осваивать регионы, с поправкой на сложившиеся условия, будет всё труднее. Но мы принимаем вызов, поскольку уверены в качестве и актуальности своей продукции.

Что касается коронавируса — не так страшен сам вирус, как методы и способы борьбы с ним. Ограничение перемещений, отмена мероприятий — всё это наносит тяжёлый удар по бизнесу. Непонятно, чего ждать дальше, и от этого особенно некомфортно. Безусловно, все гигиенические и карантинные процедуры на нашем производстве выполняются.

Дмитрий Буханов владелец Buhanov Group

Дмитрий Буханов
владелец Buhanov Group

Мы импортируем в основном немецкую мебель, но также осуществляем поставки из Италии. Начиная с февраля, из-за ситуации с коронавирусом мебель из Италии вывезти не можем: сначала сильно подорожал транспорт, а затем, на фоне защитных мер по случаю эпидемии, поставки полностью остановились (как, собственно, и производства).

По «немцам» же, напротив, пока всё в полном порядке: из наших поставщиков только одна фабрика на 4 недели останавливала производство — опять же из-за комплектующих, закупаемых в Италии. Мы постоянно с этой фабрикой на связи, производство и отгрузки она обещает возобновить даже раньше объявленного срока. Некоторые немецкие производители, чтобы избежать подобной ситуации, закупили комплектующие оптом в больших объёмах. Например, Nobilia привезла 150 грузовиков с доводчиками. Немцы вообще достаточно быстро мобилизуются в кризисных ситуациях.

Меры в нашей компании, разумеется, тоже приняты: весь офисный персонал переведён на удалёнку; для тех, кто остался работать в салонах, закупили средства дезинфекции (специальное мыло, маски, перчатки, в магазинах установлено дезинфицирующее оборудование). Пришло постановление — все поверхности в магазинах теперь обрабатываются, как и мебель после контактов с клиентами. Если сотрудники плохо себя чувствуют, незамедлительно отправляем их на больничный.

Покупателей стало гораздо меньше. В основном сейчас все стараются закупить технику, пока курс не вырос: представительства фабрик — производителей бытовой техники уже объявили, что товар подорожает с 1 апреля. Мебель приобретают, так сказать, вынужденно: например, потому, что ремонт именно сейчас подошёл к концу. Хотя есть и такие, кто ремонт «замораживает» до лучших времён.

Полностью торговля всё равно не останавливается. Арендодатели идут нам навстречу: снижают ставку с учётом форс-мажора. Наши салоны расположены в дорогих районах Москвы, и арендная ставка — одна из самых серьёзных статей расходов.

Ситуация на финансовых рынках и динамика спроса в целом повторяют 2008 и 2014 годы: за год до кризиса (2007, 2013, 2019) в нашем секторе всегда отмечаем существенный рост продаж, а затем рубль резко падает — и спрос вместе с ним.

Цена на нашу мебель, размеется, напрямую зависит от курса евро. Пока рано строить уверенные прогнозы, но могу предположить, что серьёзнее всего в импорте курс повлияет на средний ценовой сегмент — его аудитория может переключиться на отечественный продукт. Возможно, от каких-то поставщиков в сегменте «средний минус» нам придётся отказаться, но мы готовы к такой оптимизации товарной матрицы. А вот за премиальный сегмент не переживаем: эту мебель покупают и сейчас.

Больше всего от кризиса пострадают, конечно, мелкие компании, которые существуют от продажи к продаже. Мы же — компания достаточно крупная, в себе уверены, всех клиентов точно не растеряем. На случай экстремальной ситуации у нас есть резервный фонд, благодаря которому компания — со всеми розничными салонами (а их у нас семь) — сможет существовать достаточное долгое время без продаж.

Плюс в кризисе, на мой взгляд, всегда один — на плаву остаются сильные игроки, а бизнес, выстроенный неумело, такие периоды переносит плохо. В России сервис хромает порой даже у тех, кто производит в крупных объёмах, а в сфере обслуживания, к которой относится розничная торговля, без качественного сервиса — никуда, тем более в периоды, когда спрос снижается. Я не исключаю, что по прошествии этого кризиса изменится сама структура розничного бизнеса на мебельном рынке в России. Крупные компании, которые останутся в игре, думаю, смогут осуществить передел рынка и будут предоставлять клиентам более качественные услуги по комплектации интерьера.

Материал подготовили
Роман Морозов, Артём Васильев

 
читайте также 04 апреля 2020 De facto и de jure

О втором "коронавирусном" послании президента.


31 марта 2020 Русская рулетка

Пока свежий номер «МБ» готовится к печати, мы публикуем мартовскую колонку шеф-редактора Ирины Фадеевой.


25 марта 2020 По заявкам покупателей

В начале года «Экомебель» сообщила о запуске нового производственного направления — шкафы и гардеробные. До сих пор основной продукцией дубненской фабрики были кухни, столы, стулья и мебель для ванных комнат.


22 марта 2020 Антикризис на «Ладье»

Дмитровская мебельная фабрика реализует поэтапную реформу ассортиментной и сбытовой политики.


18 марта 2020 Россия, Европа, Латинская Америка... Далее — везде

Основатель «Асконы» разделяет бизнесменов на две категории: есть драйвовые, а есть коллекционеры денег. Себя он относит к первым.

свежий номер

Malaysian International Furniture Fair

Saint-Petersburg Design Week 2019

CIFF Guangzhou

International Alliance of Furnishing Publications

Connect

German Furniture Brands

реклама на сайте Как сюда попасть?