«Алибаба» и сорок преимуществ

Китайская Alibaba планирует выйти на обслуживание двух миллиардов человек и десяти миллионов предприятий по всему миру.

Основатель китайской Alibaba Group Джек Ма заявляет, что в течение 20 лет его компания должна выйти на обслуживание двух миллиардов человек и десяти миллионов предприятий по всему миру.

Есть ли что-то общее у интерьерного мира с футболом? На самом деле, общего больше, чем кажется на первый взгляд.

С каждым новым чемпионатом мира зрителям, которые смотрят матч на стадионе, дома, в баре или где-нибудь ещё, предлагается всё более сложная видеокартинка и инфографика к ней. Аналитика, которая выводится на экран, содержит всё более подробные сведения об игре — детали, которыми организаторы делятся с поклонниками этого вида спорта по всему миру, обрабатывают «налету», при помощи облачных технологий, средствами искусственного интеллекта. Повторы ключевых моментов игры, которые демонстрируют зрителям и журналистам (а с нынешних пор — ещё и орбитрам) с технической точки зрения также усложняются.

Ещё сложнее — на Олимпийских играх. Допустим, спортсмен показал результат, превосходящий прошлый олимпийский рекорд, но не дотягивающий до мирового. Чтобы зрители и комментаторы могли получить эту информацию, система должна знать, что происходит в кадре (на спортивной площадке работает множество камер), самостоятельно зафиксировать полученные данные, проанализировать их и выдать результат на экран.

Основатель китайской Alibaba Group Джек Ма заявляет, что в течение 20 лет его компания должна выйти на обслуживание двух миллиардов человек и десяти миллионов предприятий по всему миру. Сегодня Alibaba — самый динамично развивающийся игрок e-commerce, который не просто составляет конкуренцию «Амазону». В том, о чём на самом деле мечтают китайцы, разбирался «Мебельный бизнес».

В прошлом году компания Alibaba Cloud, дочернее предприятие группы Alibaba, подписала два важных спортивных контракта: осенью — стала партнёром FIFA, а в начале 2017-го — получила статус одного из главных спонсоров, глобального провайдера облачных сервисов для Олимпийских игр — аж на двенадцать последующих лет (случайно ли, что все три летних Олимпиады в заданный срок проводятся именно в Азии?).

С интерьерным рынком эта история связана ровно настолько, насколько мы считаем перспективным направление Internet of Things. Ведь облачные технологии, развитие которых началось около десяти лет назад, — это именно то, что вдохнуло жизнь в сегодняшний «интернет вещей» и «умный дом». Те же самые услуги, которые Alibaba Cloud оказывает организаторам крупнейших спортивных состязаний, её же дата-центры предоставляют и производственным предприятиям — которые решают перевести в «облако» организацию и управление техническими процессами на фабрике, торговым — которые хотят задействовать «облачные» преимущества, допустим, в логистике. На то же самое «облако» Alibaba запитывает цифровую жизнь предметов домашнего обихода, соединяемых друг с другом по принципу smart home.

Гораздо сложнее ответить на вопрос, что же такое Alibaba Group. «Интернет-магазин» или «маркетплейс» — первое, что приходит в голову большинству обывателей, совершавших покупки на одной из её коммерческих платформ — Aliexpress (маркетплейс, заточенный на продажу китайских товаров за рубеж). «Успешный онлайн-ритейлер» или «омниканальный игрок» — вероятно, ответят специалисты из бизнес-сферы. А вот основатель Alibaba Group Джек Ма теряется, когда его просят описать свой бизнес одним предложением.

Дело в том, что в экономике, строительством которой занимается Alibaba Group, не существуют по отдельности производство, розничная торговля, Internet of Things и, скажем, чемпионат мира по футболу. Обобщённо господин Ма называет свой проект «онлайн-экономикой» — и озвучивает план, согласно которому в перспективе 20 лет эта самая онлайн-экономика должна выйти на обслуживание более чем 2 миллиардов человек и вовлечь в себя 10 миллионов предприятий по всему миру.

«Мы строим коммерческую инфраструктуру будущего. Мы предполагаем, что наши клиенты будут встречаться, работать и жить вместе с Alibaba. Уже сегодня наши пользователи осуществляют сотни миллионов коммерческих и социальных интеракций друг с другом и с предприятиями на площадках Alibaba — каждый день. Наши технологии позволяют развивать бизнес и создавать ценности, которые можно разделить со всеми участниками этой экосистемы. Мы стремимся расширять спектр предоставляемых продуктов и услуг, чтобы занять центральное место в жизни наших клиентов».

Действительно, если уж совсем упрощать: невозможно обслуживать потребности двух миллиардов человек, просто торгуя на эту аудиторию какими-то товарами. Раз в четыре года большинству из двух миллиардов захочется посмотреть Олимпийские игры или чемпионат мира по футболу. Игнорировать такую естественную, с точки зрения г-на Ма, потребность людей онлайн-экономика не может.

Основатель китайской Alibaba Group Джек Ма заявляет, что в течение 20 лет его компания должна выйти на обслуживание двух миллиардов человек и десяти миллионов предприятий по всему миру. Сегодня Alibaba — самый динамично развивающийся игрок e-commerce, который не просто составляет конкуренцию «Амазону». В том, о чём на самом деле мечтают китайцы, разбирался «Мебельный бизнес».

Вкратце свою миссию Alibaba формулирует так: способствовать всё более лёгкому ведению бизнеса из любой точки мира, где бы ни находились предприниматели и их клиенты. Группа помогает фирмам — в первую очередь малым и средним — актуализировать подходы к рынку, предоставляет фундаментальную технологическую инфраструктуру и маркетинговые инструменты, задействует неисчерпаемые онлайн-ресурсы, с тем чтобы компании и бренды могли ещё эффективнее взаимодействовать со своими покупателями. Группа включает в себя основной дивизион — собственно коммерческую платформу / маркетплейсы, а кроме того — облачные сервисы, систему онлайн-платежей, цифровые медиа и развлечения, одним словом — всё то, что принято называть цифровой экосистемой (digital ecosystem). Разветвлённая цифровая экосистема Alibaba — «Alibaba и сорок площадок», как пишут о ней журналисты, — одна из самых эффективных в мире.

Основатель IKEA Ингвар Кампрад когда-то обещал прожить до ста лет. Alibaba Group определила свой минимум в 102 года. Почему? В корпоративной документации поясняют, что для компании, основанной в 1999-м, 102 года необходимо, чтобы «поприсутствовать» сразу в трёх столетиях — мало какой бизнес может подобным похвастаться. Кроме того, надо полагать, число 102 намекает на перевыполнение плана — во всём, начиная от сроков реализации поставленных задач, заканчивая их масштабом.

И если про Amazon можно сказать, к примеру, что «ведущий американский онлайн-ритейлер запускает собственную линейку мебели», то Alibaba — не про это. Совсем не про это, если присмотреться.

Alibaba vs. Amazon

Группа Alibaba была основана Джеком Ма и его семнадцатью партнёрами в 1999 году — в год, когда доступ к Интернету в Китае был менее чем у 1% населения (сегодня — порядка 50%). Возможно, в то время у «Алибабы», по аналогии с арабской сказкой, и было 40 конкурентов. Но теперь, по большому счёту, остался единственный соперник — американский гигант электронной коммерции Amazon (его бизнес-кейс мы подробно разбирали в «МБ» №2, 2018). Изначально они практически не пересекались на рынке, занимая доминирующие позиции в двух противоположных концах Земли. Однако с выходом этих компаний в международное поле всё изменилось.

«Опасения у игроков ритейла должна вызывать именно Alibaba, а не Amazon, — такое мнение высказала колумнист Мэри Барритт в издании Furniture Today. — Для лучшего понимания сопоставьте хотя бы вот эти цифры: Alibaba продала на 25,3 млрд. долл. в День холостяка 11 ноября, — а это более чем вдвое превышает объёмы продаж всех ритейлеров в дни американской чёрной пятницы и киберпонедельника вместе взятых!»

С г-жой Барритт согласны аналитики из PlanetRetail: согласно их расчётам, к 2022 году китайская группа возглавит мировой топ не только по онлайн-выручке (основной бизнес для Alibaba), но и в ритейле вообще. Иными словами, китайцы подвинут с пъедестала не только Amazon, но и Walmart, которая сегодня занимает первую строчку благодаря сильной офлайн-рознице. Есть все основания полагать, что прогноз сбудется раньше.

По объёму продаж в онлайне (тут речь обо всех транзакциях, проведённых через маркетплейс, то есть с учётом выручки сторонних продавцов платформы) Alibaba уже обошла Amazon. Цифры, заявленные в корпоративной отчётности Alibaba, говорят об увеличении оборотов на 33% в 2016-м году, на 56% — в 2017-м, на 58% — в 2018 финансовом году (он завершился 31 марта). В прошлом году PlanetRetail предсказывала, что к 2022 году Alibaba выйдет на объём транзакций в 700 млрд. долл. Но, согласно недавно опубликованным данным, группа вышла на 768 млрд. долл. уже в этом, а в следующем, 2019-м финансовом году, ожидает прирост более 60%.

И хотя по ряду показателей — собственной выручке в розничных продажах (для Alibaba это — комиссия со сделок на маркетплейсе), рыночной капитализации и стоимости бренда — Amazon пока ещё впереди, разрыв этот стремительно сокращается.

Обе компании могут позволить себе агрессивные рыночные стратегии, поскольку стоимость их акций уверенно растёт. Оба игрока в реализуемых стратегиях опираются на три базовых тренда:

• глобальные системы расчётов становятся цифровыми и мобильными,

• доходы потребителей в мировом масштабе растут,

• интернет-проникновение по всему миру становится глубже.

Рассмотрим ближе, в чём разность подходов двух крупнейших онлайн-ритейлеров планеты.

В онлайн-торговле Alibaba — это 100-процентный маркетплейс, то есть, в отличие от «Амазона», китайская группа не торгует на своих розничных площадках собственными частными марками, а значит — не вступает в конкуренцию с другими продавцами, представленными на её платформах. В обороте Amazon, тем временем, доля маркетплейса составляет немногим более 50% и, как предсказывают аналитики из PlanetRetail, даже через пять лет не превысит 60%.

Впрочем, именно на глобализации своего маркетплейса и собственного бренда сконцентрированы сегодня все усилия Amazon: в ближайшие десять лет американцы потратят миллиарды долларов на продвижение созданной ими бизнес-модели в другие страны. Группа Alibaba же, в первую очередь, занята строительством логистической сети, и её дочерние компании по всему миру призваны соединить разрозненные национальные рынки e-commerce в единое целое. При этом стремление диверсифицировать выручку по разным географическим регионам более присуще Alibaba, нежели Amazon.

Тогда как Amazon делает основные продажи на развитых рынках, главным из которых для компании остаётся США, китайская Alibaba почти 100% продаж осуществляет на рынках, активно развивающихся (в англоязычной терминологии — emerging markets). Речь идёт не просто о разивающихся странах, но о таких, в которых уверенно растёт достаток и уровень жизни населения и где уже функционирует рыночная экономика, интегрированная в мировую, но пока не сформировались окончательно рыночные институты: Китай, Индия, Россия и т. д.

На домашнем рынке у китайцев сохраняется мощный задел на будущее: Интернет в КНР только-только завоёвывает сельскую местность, и здесь свой шанс Alibaba, разумеется, не упустит. Однако собрать желаемые два миллиарда клиентов в одном лишь Китае в любом случае не удастся: по расчётам, «потолок» на обозримую перспективу — около 800 млн. китайских пользователей, у которых в принципе будет доступ в онлайн. Остальные миллиард с лишним клиентов — и есть цель Alibaba на внешних рынках (по итогам последнего финансового года, транзакции на платформах китайской группы произвели в общей сложности 552 млн. человек).

Говоря о стратегиях глобального расширения, эксперты подчёркивают: Amazon предпочитает поглощать другие бизнесы, в то время как Alibaba заходит в перспективные компании в качестве инвестора-миноритария. Так, согласно отчёту CB Insights, на конец 2018-го финансового года и за последние 6 лет Amazon поглотила в 3,5 раза больше компаний за пределами США и Китая, нежели Alibaba (15 против 4-х). Последняя же — выкупила миноритарную долю в 36-ти предприятиях, тогда как Amazon — только в 16-ти.

Логистический ресурс, на который опирается Alibaba, со всей очевидностью, внёс немалый вклад в показатели роста последних лет. Вместо того, чтобы строить собственную службу доставки с нуля (как это делает сейчас, например, Amazon), китайцы посчитали эффективным объединить уже действующих логистических провайдеров. В Китае, например, из них был сформирован консорциум под названием Cainiao Network.

В 2016 году, когда Alibaba была ещё далека от нынешних оборотов, в проекте Cainiao трудилось 1200 сотрудников, которые обеспечивали доставку конечным потребителям 33 млн. отправлений ежедневно (27 500 шт. на 1 сотрудника). Для сравнения, основной конкурент Alibaba на домашнем рынке — JD.com, которая осуществляет доставку собственными силами, на тот момент содержала штат в 100 000 сотрудников логистической службы: они оперировали 3,4 миллионами посылок в день (34 отправления на каждого сотрудника). В Cainiao подсчитали: при таком подходе, чтобы достичь показателя Alibaba по числу вручаемых отправлений на 1 штатную единицу, JD понадобился бы миллион сотрудников. Что же касается Amazon, то в 2016 году они вручали 5 млн. посылок ежедневно силами 230 тыс. человек: то есть 21,7 отправлений на штатную единицу.

Российский интерес

Виды Amazon и Alibaba на наш, российский, рынок в сопоставлении, пожалуй, не нуждаются. Amazon как не планировала, так и не планирует полноценный заход в Россию: сфера её нынешних интересов в Европе ограничена несколькими наиболее развитыми странами, в Азии же серьёзная ставка делается на Индию, Австралию и Сингапур.

Группа Alibaba, тем временем, уже давно в безусловных лидерах по объёму продаж в российском онлайне: с момента запуска в 2010 году и появления русифицированного интерфейса в 2013-м платформа Aliexpress успела стать самым популярным интернет-магазином среди россиян. Успех настолько воодушевил китайцев, что именно в России в сентябре 2016 года они открыли первый в мире офлайновый шоу-рум Aliexpress. Более того, согласно квартальной финансовой отчётности Alibaba, за пределами Китая российский рынок периодически становится основным рынком сбыта для группы.

По данным Mediascope на август прошлого года, аудитория Alibaba в РФ насчитывала 22,5 млн. человек. Согласно оценкам президента Ассоциации компаний интернет-торговли Алексея Федорова, к 2020 году Alibaba может занять минимум 45% российского рынка интернет-торговли. А полноценный вывод на российскую аудиторию популярного маркетплейса Tmall (универмаг брендов более высокого ценового уровня, нежели Aliexpress), начатый в прошлом году, может расширить аудиторию Alibaba в России до 60 млн. пользовавтелей.

Джек Ма несколько раз приезжал в Россию: первый раз — с семьёй в качестве туриста, второй и третий — на Петербурский международный экономический форум, чтобы принять участие в переговорах с российской бизнес-элитой на самом высоком уровне. В беседах с журналистами г-н Ма не скрывал, что Alibaba активно зондирует российский рынок на предмет развития здесь логистической инфраструктуры. И хотя выкупать долю в «Почте России», по его собственным словам, он пока не собирается, на теперешние сроки доставки посетовал — и заявил, что готов к расширению пула российских партнёров по логистике. Переговоры с чиновниками и банками, которые Джек Ма провёл в России, также касались создания «свободной зоны цифровой торговли» для малого бизнеса в России.

Олимпийские ценности

Футбола в жизни г-на Ма было немного: по его собственному признанию, которое он сделал российским журналистам на ПМЭФ в позапрошлом году, в молодости, играя за свою команду в университете, он сильно столкнулся с соперником, после чего большую часть игры провёл в буквальном смысле на поле — лёжа. Джек также посетовал, что из полутора миллиардов китайцев им, к сожалению, никак не удаётся собрать эффективную национальную сборную по футболу — то есть объединиться в команду из 11 человек. Размер футбольного поля, по его словам, слишком велик — будь оно в два раза меньше, китайские футболисты показали бы лучший класс.

А вот ценности Олимпийского движения владельцу Alibaba совсем не чужды. Олимпийские игры на протяжении всей своей истории защищают тезис о безграничности человеческих возможностей: каждый новый сантиментр, каждые новые 0,1 кг, каждая отвоёванная доля секунды, — любое незначительное изменение в цифрах подтверждает способность человека превзойти себя и выйти за установленные рамки. Такой подход г-ну Ма по душе. Став официальным поставщиком услуг для Олимпиады, Alibaba незамедлительно дополнила и олимпийский девиз: «Быстрее, выше, сильнее... А теперь ещё — и умнее».

Основатель китайской Alibaba Group Джек Ма заявляет, что в течение 20 лет его компания должна выйти на обслуживание двух миллиардов человек и десяти миллионов предприятий по всему миру. Сегодня Alibaba — самый динамично развивающийся игрок e-commerce, который не просто составляет конкуренцию «Амазону». В том, о чём на самом деле мечтают китайцы, разбирался «Мебельный бизнес».

Возвращаясь к тому, что же, собственно, такое Alibaba, и какие цели она перед собой ставит: китайцы вообще любят обескураживать публику парадоксальными (по меркам Запада) заявлениями, вызывая у аудитории чувство когнитивного диссонанса. Так, на своей первой публичной встрече с инвесторами два года назад Джек Ма заявил, что намерен сделать Alibaba Group пятой по величине экономикой в мире.

Резонный вопрос: пятой — после кого? После Apple, Google, Microsoft, Facebook?

Нет, не так. Пятой — после Китая, США, Индии и Японии.

Основатель китайской Alibaba Group Джек Ма

Джек Ма, глава-основатель Alibaba Group, по образованию — учитель английского. С момента учреждения своей компании до мая 2013-го выступал её президентом и главным исполнительным директором, с мая 2013-го — исполнительный председатель совета директоров Alibaba Group. Кроме того, входит в совет директоров японской корпорации SoftBank, участвует в работе фонда Всемирного экономического форума, основал собственный фонд имени Джека Ма в Чжэцзяне, председстельствует в торгово-промышленной палате этого региона, является президентом Китайского клуба предпринимателей, официальным послом ООН в сфере устойчивого развития, специальным советником и помощником генерального секретаря ООН по малому бизнесу и молодёжному предпринимательству.

Артём Васильев

 
читайте также 03 декабря 2018 Дела семейные

Главный секрет европейской буржуазии: как из поколения в поколение сохранять бизнес для семьи и семью для бизнеса.


03 декабря 2018 Погружение со смыслом

Бизнес-школа «Доброград» провела первый образовательный бизнес-дайвинг по основам стратегического управления предприятием.


30 октября 2018 Все клики посчитаны

«Яндекс» подсчитал, какую мебель и какие бренды потребители чаще всего ищут в Интернете.


10 октября 2018 Show must go on!

О том, как Koelnmesse создаёт и продвигает свои мебельные проекты, рассказывает вице-президент выставочной компании Маттиас Польманн.


02 сентября 2018 Слово начальнику транспортного цеха

Игроки мебельной отрасли Нового Света бьют тревогу: логистическая переменная в строгом уравнении цепочки поставок выходит из-под контроля. Накладные расходы растут — что в собственных транспортных парках производителей и ритейлеров, что на аутсорсинге.


свежий номер

CIFF Guangzhou

Furniture China

VIFA EXPO 2018

International Alliance of Furnishing Publications

interzum guangzhou 2019

Connect

German Furniture Brands

реклама на сайте Как сюда попасть?