Замуж выходи — в оба гляди

Вьетнам — страна, куда сегодня массово переносят заказы на мебель, ранее размещавшиеся в Китае. Журналисты ведущего отраслевого издания Соединённых Штатов нанесли визит двенадцати крупным вьетнамским фабрикам. Как оказалось, новых заказчиков и партнёров с распростёртыми объятиями ждут далеко не везде.

О том, что крупные транснациональные компании подыскивают себе новые производственные базы в Азии, деловая общественность всерьёз заговорила не так давно — после того, как между Штатами и Поднебесной разгорелась полноценная торговая война. На самом же деле, корни этой истории лежат глубже — ещё в начале двухтысячных, когда группа американских мебельщиков представила антидемпинговую петицию против деревянной мебели для спален из КНР. На эту продукцию была наложена импортная пошлина в размере 216,01%, а в 2010 году комиссия по международной торговле США приняла решение продлить антидемпинговую меру ещё на 5 лет — и продливает её до сих пор.

Именно в середине нулевых американские розничные бренды, которые уже делали мебель в Китае или только подыскивали себе промплощадку в восточном полушарии, впервые обратили внимание на страну, граничащую с КНР на юге и вытянутую вдоль моря на 3 тысячи километров. С того момента резко ускорился рост поставок мебели из Вьетнама — не только в США, но и по всему миру.

В августе нынешнего года журналисты Furniture Today, ведущего отраслевого издания Соединённых Штатов, партнёра «МБ» по Международному альянсу мебельных изданий (IAFP), снарядили экспедицию во Вьетнам. Посетив дюжину мебельных фабрик, они постарались вникнуть в реалии мебельного бизнеса в этой стране и разобраться — насколько внешние факторы, включая торговую войну США с Китаем, определяют сегодняшнее положение вещей. Итоги экспедиции подводит Томас Рассел, старший редактор американского издания, репортаж которого «МБ» публикует здесь на эксклюзивных условиях.

Спасательный круг

Спрос американского бизнеса на производственные мощности во Вьетнаме в последнее время только растёт. С середины 2000-х сюда уже перенесли заказы на деревянную мебель для спален, а также столовых групп и ряда других категорий, попавшие под антидемпинговые тарифы.

Впрочем, изрядная доля производств, которые снабжают деревянной мебелью рынок США, по данным на конец 2018-го, по-прежнему находилась в Китае. Изделия малых форм, мебель для домашнего офиса и домашних кинотеатров, мебель для кухни, — в общей сложности 4,1 млрд. долл., или 30% в общем объёме поставок мебели из Китая в Штаты пришлось на эти группы товаров. Ещё примерно столько же удерживает за собой мягкая мебель на деревянном каркасе.

Вот почему новая 25-процентная пошлина, наложенная Штатами на импорт любой готовой продукции из Китая с весны этого года (дополнительно к сохраняющейся антидемпинговой ставке по ряду категорий), спровоцировала очередной раунд передислокации.

Вьетнам — пожалуй, самое очевидное решение. Производственная инфраструктура здесь, в принципе, сложилась — особенно в том, что касается деревообработки. С точки зрения мягкой мебели промышленность менее развита, однако и эта категория сегодня быстро набирает обороты. Стоимость рабочей силы всё ещё низкая — по оценкам участников рынка, где-то между 300 и 500 долл. в месяц для рабочих специальностей (в Китае, для сравнения, уже 900 долл.), и этот фактор также остаётся одним из решающих при размещении мебельных производств во Вьетнаме.

На двух стульях

На открывшиеся перспективы вьетнамские предприятия (часть из них — полностью вьетнамский бизнес, другие поглощены крупными зарубежными игроками) реагируют по-разному. Некоторые фабрики с энтнузиазмом погружаются в отношения с новыми зарубежными партнёрами и заказчиками, расширяя производственную деятельность. Но многие «крупняки», напротив, сосредотачиваются на обслуживании действующих, проверенных временем клиентов.

Даже самым горячим энтузиастам приходится учитывать в своих стратегиях дорожающую рабочую силу и накаляющуюся конкуренцию за работников. Стоимость земли тоже достаточно высока — по 20 или более долларов за «квадрат» в аренду или собственность (для сравнения, 15 лет назад «квадрат» стоил меньше 1 доллара). Это заставляет фабрикантов задумываться о возврате инвестиций, тщательнее взвешивать риски, а многие пересматривают свои планы по расширению, принимая решение остаться в пределах имеющиехся территорий.

«Земельный вопрос, без сомнения, оказывает давление на мебельную индустрию в нашей стране, — комментирут Томас Лук, президент Starwood Furniture, выпускающей предметы мебели из древесины и мягкую мебель (основным акционером фабрики выступает китайская Markor International Home Furnishings, владеющая такими круными американскими мебельными брендами, как, например, A.R.T. Furniture и Caracole). — В перспективе это давление будет только расти. Мебель — продукт гораздо более сложный в технологическом отношении, чем продукты многих других отраслей. Требует большей территории и больше рабочей силы на производстве, а значит — даёт более низкую выработку на человека по сравнению с другими секторами промышленности. Это осложняет межотраслевую конкуренцию мебельщиков за рабочие и управленческие кадры, а в конечном счёте — приводит к росту цен на готовую продукцию».

Ещё острее эти вопросы стоят на производствах мягкой мебели — в секторе, менее развитом с индустриальной точки зрения. Но и в традиционном секторе мебели из древесины фабричные мощности Вьетнама быстро загружаются — с приходом в страну крупных американских ритейлеров в качестве заказчиков.

По отдельным категориям, таким как мебель для ванных комнат или туалетные столики, американцы уже буквально дерутся за производственные площадки друг с другом. Компания Starwood и её дочернее предприятие Thomas Carey в прошлом году не выпускали подобных изделий вообще. А сегодня эти позиции выбирают от 30% до 40% в общем объёме производства.

«Традиционная мебель — не то, что могло бы обеспечить нам внушительный рост с точки зрения загрузки мощностей, — поясняет Рэй Лу, директор по продукту Starwood. — Зато с небольшими изделиями, мебелью малых форм мы можем рассчитывать на 50-процентное увеличение объёма заказов и выручки в этом году, сохраняя прежнюю численность штата и оставаясь на той же территории с прежним оборудованием».

Спрос настолько велик, что, по словам г-на Лу, в последнее время американские клиенты всё чаще склонны размещать заказы без предварительного визита на фабрику: «Они даже не бывали у нас на производстве, но присылают готовые спецификации, за которыми следует заключение контракта. Заказы размещаются без каких бы то ни было дополнительных проверок или подтверждений, эти ребята не задают никаких вопросов!..»

«Количество запросов, которое к нам поступает, превышает объём, с которым мы реально могли бы справиться, — признаёт, в свою очередь, Томас Лук. — Поэтому мы крайне избирательны в том, что касается новых обязательств. По категориям «предметы мебели» и «столовые группы» обслуживаем только ограниченный круг давних и лояльных партнёров из США, одновременно увеличивая объёмы производства туалетных столиков и мебели для ванных, на которые сложился ажиатажный спрос ввиду заградительных антикитайских пошлин».

Компания Jonathan Charles (ещё один актив Markor International Home Furnishings — специализируется на мебели, предметах интерьера, освещении в сегменте high-end) получает множество запросов о размещении заказов на своей вьетнамской промплощадке.

Ответ предприятия чётко увязан с долгосрочной стратегией марки: «Мы выбираем заказчиков, ценность продуктовой линейки которых, по нашему мнению, может стать выше благодаря сотрудничеству с нами, — говорит Джонатан Соутер, главный исполнительный директор Jonathan Charles. — Ведь мы в бизнесе не для того, чтобы постоянно искать новых клиентов. Наша бизнес-модель фокусируется на развитии отношений с имеющимися заказчиками, чтобы мы могли расти и быть успешными вместе с ними. Мы уже работаем с теми, с кем хотели бы работать, и просто стремимся делать с ними больше».

Обслужат не каждого

Ещё одна компания, которая тщательно взвешивает собственные ресурсы для удовлетворения ажиатажного спроса и для которой действующая клиентская база — приоритет в долгосрочной стратегии, — производитель корпусной мебели San Lim Furniture. За последние 15 лет здесь наладили хорошие контакты с рядом крупных американских брендов. И фабрика не готова ставить какие-либо из этих отношений под угрозу, открывая двери каждому, кто в них стучится и спрашивает, есть ли здесь свободные мощности.

«Мы понимаем, что не сможем поставить мебель всем желающим, поэтому храним верность действующим партнёрам», — заявляет президент San Lim Тони Сулимро.

Среди прочих, в San Lim обращаются желающие разместить, скажем, заказы на кухонную мебель. Их обслуживание потребовало бы от фабрики серьёзных реформ в части организации производственных процессов. Вместо этого топ-менеджеры предпочитают оттачивать уже освоенные технологии, включая, например, обработку металла — один из заводов San Lim выпускает металлические компоненты, используемые в линейке мебели из древесины. Совокупные производственные мощности San Lim размещаются на площадях в 185 тыс. кв. м, а актуальная загрузка составляет примерно 75%. Иными словами, даже при нынешней клиентской базе есть куда расти.

«Заказов у нас достаточно, чтобы развивать производство, — поясняет глава предприятия. — Клиенты растут, и мы растём вместе с ними». Так, Sun Lim недавно инвестировала в автоматизацию своих линий, что позволило сократить численность штата на 15%, а также более гибко управлять себестоимостью готового продукта.

Невзирая на имеющийся спрос, компания Kaiser Group тоже не собирается выходить в сектор кухонной мебели, для производства которой не располагает специфическим оборудованием и персоналом. По словам главы предприятия, Чарльза Ло, приоритетом в развитии остаётся новый завод, открывшийся в прошлом году — площадка по выпуску мягкой мебели, в том числе трансформируемой, и прочей мебели из металла и древесины. Одной из ключевых компетенций предыдущей фабрики Kaiser Group также является мягкая мебель в средне-высоком ценовом сегменте, и здесь группа видит для себя ещё достаточно точек роста.

Завод Lodestar, напротив, располагает возможностями для производства кухонных шкафов (а сейчас здесь завершают строительство ещё одной фабрики площадью более 70 тыс. «квадратов»), но в компании предпочли направить этот ресурс на обслуживание новых и действующих клиентов по собственному ассортименту.

Большинство входящих запросов на аутсорсинговое производство касались выпуска отдельных предметов мебели и столовых групп. «Мы не почувствовали, что это подходит нашему бизнесу, поэтому отклонили их», — сказал вице-президент Джимми Уоррен. Новый вьетнамский завод Lodestar, по словам г-на Уоррена, будет отгружать около 60 контейнеров в месяц с мебелью для спальни, столовой и малых форм. Старую фабрику при этом планируется закрыть, поскольку вьетнамское правительство желает выкупить из-под неё землю.

Прописка для инвесторов

В сложившеся ситуации для серьёзных интернациональных брендов, которые настроены играть «вдолгую», «входным билетом с гарантией» может служить разве что покупка и обустройство собственной производственной базы во Вьетнаме. Именно такие игроки, как оказалось, сегодня готовы развивать бизнес во Вьетнаме в любых направлениях и ничем не ограничивают горизонт собственных возможностей.

Среди зарубежного бизнеса, уже «прописавшегося» во Вьетнаме, — компания Stanley, которая весной запустила производство на вновь построенной 46-тысячной фабрике в южной провинции Биньзыонг. Ожидается, что к концу года этот завод будет выдавать по 100 контейнеров мебели в месяц (треть от максимально возможной загрузки). Инвестиции в проект составили 20 миллионов долларов.

«Думаю, мы просто в идеальном положении, поскольку владеем брендом и контролируем всю цепочку поставок, — утверждает владелец Stanley и председатель совета директоров Уолтер Блокер. — Мы вертикально интегрированы во Вьетнаме — государстве, которое, по моему убеждению, сегодня является самым конкурентоспособным местом для производства высококачественной мебели в мире».

Г-н Блокер согласился, что рост затрат на рабочую силу — актуальная проблема для Вьетнама. Но он не считает, что это в обязательном порядке должно влиять на стоимость ведения бизнеса в этой стране, даже в долгосрочной перспективе: «Есть же ещё и вьетнамская культура, которая во главу угла ставит качество труда и чувство личной ответственности. Эти люди настроены учиться, хотят досконально разбираться в своём деле, чтобы делать его хорошо».

Samson Holding также инвестировал во Вьетнам, приобретя недавно 70% акций Timber Inds., подразделения Green River Group. Площади Timber Inds. — около 180 тыс. кв. м, выпускает до 500 контейнеров в месяц, а вскоре поднимет планку до 700 — как только начнёт призводить мебель для Universal Furniture, одного из брендов Samson в США. Линейка Universal Furniture как раз таки переносится во Вьетнам из Китая, с целью избежать 25-процентной пошлины на импорт в Штаты. Исполнительный директор Samson Holding Мохамад Амини отмечает, что для успешной реализации этой задачи компании потребуется примерно 700 квалифицированных специалистов — от рабочих до проектировщиков и контроля качества, — сверх того штата, который уже сформирован на предприятии.

Наконец, нескрываемый интерес к производственным возможностям соседней страны проявляют и сами китайцы. Известно, что гигант ManWah Holdings инвестирует 400 млн. долл. в модернизацию вьетнамской площадки Timberland, выкупленной ManWah летом 2018-го. Дополнительные 230 тыс. «квадратов» производственных площадей и новое оборудование, поставленное на них, — красноречивое свидетельство китайских амбиций во Вьетнаме. На данный момент в активах Manwah Holdings — 1,8 млн. производственных «квадратов» в КНР, а его вьетнамские площади превысят 400 тыс. кв. м, как только новейший инвестиционный проект завершится. По прикидкам самого холдинга, это будет крупнейшее вертикально интегрированное производство мягкой мебели во Вьетнаме.

Трезво смотреть на вещи

Быстрая «перенастройка» бизнеса, перенос мощностей из Китая во Вьетнам возможны далеко не в каждом секторе промышленности. Многие другие обрабатывающие отрасли, к примеру, испытывают более сильную зависимость от комплектующих и материалов, поставляемых из КНР. 

Но и мебельные компании, которые, пользуясь преимуществами своего положения, расширяют сегодня свой бизнес во Вьетнаме — Kaiser, Rochdale Spears, Shing Mark, Wanek Furniture и проч., — отдают себе отчёт, что в будущем мебельная промышленность этой страны столкнётся с новыми вызовами.

Так, уже сейчас, с усилением конкуренции за рабочую силу, растёт и кадровая текучка на предприятиях. Некоторые респонденты признались: текучесть квалифицированных специалистов заставляет увеличивать сроки исполнения заказов. В долгосрочной перспективе это может стать серьёзной проблемой, хотя чиновники и обещают, что ситуация на рынке труда выправится.

«Каждый год 1,1 миллиона новых специалистов выходят на рынок труда во Вьетнаме, — говорит Уолтер Блокер (Stanley). — Общая численность населения приближается к 100 миллионам. Население очень молодое. Действующие образовательные программы, да и вообще подходы к труду, рабочая этика во Вьетнаме — дают основания надеяться, что производительность труда будет только расти».

Нынешнее «индустриальное переселение» в обозримом будущем потребует и новых серьёзных инвестиций в парк оборудования — для того, чтобы вьетнамская продукция могла оставаться конкурентоспособной по цене, становилась более стабильной по качеству. Многое предстоит сделать и в развитии логистического звена мебелных поставок.

Ни один из респондентов не высказал предположения, что Вьетнам может сравняться с Китаем по объёмам производства и экспорта мебели в ближайшем времени. Однако — в это верят абсолютно все — страна будет обеспечивать производственными ресурсами мебельщиков всей планеты ещё долгие-долгие годы.

По материалам Furniture Today, эксклюзивного партнёра «МБ» на американском рынке в Международном альянсе мебельных изданий (IAFP)

 
читайте также 22 марта 2020 Экспорт пунктиром

На 440 миллионов долларов российские мебельщики экспортировали в 2019 году. Это на 12,6% больше, чем в 2018-м. Но меньше, чем хотелось бы.


30 января 2020 Неопределённость здесь надолго

Миланский центр промышленных исследований CSIL, специализирующийся на бизнес-аналитике в мебельной индустрии, выпустил очередное годовое резюме — с прогнозами развития мирового рынка на обозримую перспективу.


30 января 2020 Вскочили в последний вагон

Лучший эффект от участия в кёльнской мебельной выставке получают те российские экспоненты, которые заявляются на неё загодя.


30 января 2020 Колыбельная для Лиссабона

Askona Life Group запустила розничный проект на самом краю Европы.


02 декабря 2019 Фронт мебельного сопротивления

Компании, реализующие бизнес-модель «мебель по подписке», пожинают плоды успеха среди миллениалов.


свежий номер

Malaysian International Furniture Fair

Saint-Petersburg Design Week 2019

CIFF Guangzhou

International Alliance of Furnishing Publications

Connect

German Furniture Brands

реклама на сайте Как сюда попасть?