«И это пройдёт...»

Клубок проблем, который политики подкинули американскому бизнесу, распутается не скоро. Но поводом для уныния это служить не должно, — считают эксперты. В Америке уныние попросту не в ходу.

Клубок проблем, который политики подкинули американскому бизнесу, распутается не скоро. Но поводом для уныния это служить не должно, — считают эксперты. В Америке уныние попросту не в ходу.

Нынешнее положение дел на американском рынке мебели и матрасов, да и в экономике США вообще, завидным не назовёшь. В марте председатель Федеральной резервной системы Джером Пауэлл объявил, что повышать базовую учётную ставку в 2019 году его ведомство не планирует (несмотря на то, что в декабре анонсировались прямо противоположные планы). Удержание ставок, как правило, означает желание регулятора стимулировать экономический рост. Однако эксперты трактуют это ещё и с таких позиций: если бы у регулятора была уверенность, что экономика страны обладает хоть какими-то точками роста, то подобных заявлений о намерении сохранить ставки никто бы не делал.

Большинство сходятся во мнении, что по итогам первого полугодия 2019-го рост ВВП в Штатах окажется существенно — примерно на треть — ниже прошлогоднего показателя (в январе-июне 2018-го было 2,9%), то есть где-то в пределах 2%. Почему?

Во-первых, 35-дневная приостановка работы правительства США, которая началась в конце 2018 года (следствие того, что конгресс и президент Трамп не договорились о своевременном выделении достаточных средств на очередной финансовый год), отсрочила все расходы правительства и реализацию конкретных программ в экономике страны. Среди прямых следствий — и отсутствие официальной торговой/производственной статистики по итогам 2018 года, без которых многие стратегические решения, как на уровне аппарата чиновников, так и в частном бизнесе, попросту не могут быть приняты.

Во-вторых, процедура частичного возврата уплаченных налогов, которую ежегодно проходят американские граждане, на фоне приостановления работы правительства также запущена с опозданием. Из года в год многие американцы используют весенний налоговый возврат для того, чтобы совершить крупные покупки — в том числе, приобрести мебель, улучшить жилищные условия, а в случае, если таковой потребности нет — съездить куда-нибудь на отдых. В 2019 году американские налогоплательщики, которым посчастливится получить налоговый возврат, обнаружат, что его сумма (в силу целого ряда изменений в американской налоговой системе) на 16,7% ниже, нежели в прошлом году. Для тех отраслей (включая мебельно-интерьерную), которые традиционно переживали бум продаж в весенний период после возврата налогов, это обернётся едва ли не катастрофой, — отмечают эксперты. Последствия уже очевидны по выплатам за новые автомобили, кредиты на которые американцы брали в последние два года: почти треть текущих платежей по этим кредитам минувшей весной была просрочена. Иными словами, примерно треть американских потребителей, которые не справляются с кредитной нагрузкой и рискуют потерять личное транспортное средство, в обозримой перспективе не будут способны совершать уже никаких серьёзных покупок.

Короче говоря, на вопрос «Как дела в бизнесе?» у производителей и продавцов товаров длительного пользования в США всё меньше поводов откликаться знаменитой американской улыбкой. «И это тоже пройдёт», — вспоминают по случаю китайскую народную мудрость. Но будущее будущим, а в настоящем американские экономисты и рядовые потребители вынуждены искать решение гораздо большему числу проблем, нежели обычно.

Кто кого

Торговая война США с КНР — среди тех мощных факторов, которые усугубляют негативное положение, причём во всех отраслях народного хозяйства, не только в промышленности. Когда вопросы о перспективах этого конфликта задают публичным персонам, те, как и положено, реагируют браво: «Мы уже достигли значительного прогресса в переговорах», «Обе стороны скоро придут к взаимовыгодному решению». Зачастую такие заявления делают бизнесмены или профессиональные инвесторы, которым «хорошая мина» даже при плохой игре сулит серьёзный профит на биржевом рынке.

Но когда тот же самый вопрос задают людям, непосредственно вовлечённым в ход американо-китайских переговоров, те признают, что вопросы о пошлинах на товары — едва ли не самые простые. Гораздо больше копий ломается о защиту интеллектуальной собственности, безопасность, недобросовестную конкуренцию и прочие «структурные вопросы».

Происходящее сегодня между Китаем и Штатами означает тотальную смену парадигмы, по которой эти страны выстраивают свои деловые отношения. Но в то время как США постоянно указывают китайцам, что действия последних должны быть «прозрачны» и «подотчётны», то же самое — и совершенно справделиво — думает об американцах китайская сторона. Характерно, что антидемпинговые петиции, апеллирующие к нормам ВТО (организации, в которой состоят оба государства), подаются с одинаковой частотой как со стороны США против Китая, так и в обратном направлении.

О балансе сил в торговом противостоянии красноречиво свидетельствуют и такие цифры: по состоянию на апрель с. г. США ввели заградительные пошлины (либо 25%, либо 10%) на китайский импорт суммарной стоимостью 250 млрд. долл. (примерно половина того, что импортируется из Китая в Штаты); в то же время китайские пошлины наложены на американские товары общей стоимостью 110 млрд. долл. — а это уже 90% от всего объёма, который США экспортируют в Китай. И пока Пекин с Вашингтоном соревнуются по скорости увеличения таможенных ставок, в экономический конфликт двух крупнейших экономик мира стремительно вовлекаются и бизнес, и конечные потребители.

Эксперты-скептики не видят никаких предпосылок к тому, чтобы этот клубок был распутан в ближайшие месяцы. Слишком много поводов для обострения конфликта, недопонимания с обеих сторон — в том числе в силу культурных различий, языкового барьера и растущей мнительности всех участников процесса.

Впрочем, даже если некое соглашение и будет достигнуто, эксперты сомневаются, что заградительные пошлины на китайские товары в Штатах (по крайней мере 10-процентные) будут отменены: уже хотя бы потому, что американское правительство никогда прежде не отменяло подобные ставки после того, как они были установлены. В конце концов, для государственного бюджета это — как минимум 7 млрд. долл. ежемесячных сверхдоходов, которые можно тратить на что угодно.

Но и говорить о том, что китайская мебельная индустрия в этой истории — пострадавшая сторона, было бы самонадеянно. Правительство КНР возмещает бизнесу и целым отраслям частичные потери, связанные с возросшими американскими тарифами, а многие крупные и самодостаточные китайские бренды в состоянии покрыть эти издержки самостоятельно, ради того чтобы сохранить собственную долю рынка. В Азиатско-Тихоокеанском регионе много успешных публичных мебельных компаний, которые твёрдо стоят на ногах: ManWah, Kuka, Markor, Samson, LifeStyle, New Classic, Shayne, Healthcare/Mlily, UE и др., — у которых достаточно возможностей для манёвра и на других международных рынках.

Во Вьетнаме, например, «пробки» наблюдаются уже не только на дорогах, но и среди инвесторов — из желающих разместить там свою мебельную производственную базу. Конечно, такие планы есть и у американских брендов. Но суровая правда в том, что Вьетнам и окрестные государства не имеют столь развитой транспортной / портовой инфраструктуры, которой может похвастаться Китай. Для американского мебельного бизнеса, который примет решение о производственной экспансии в новые азиатские страны, это означает неминуемые логистические потери. А ведь именно логистическая переменная в цепочке поставок мебели на американский рынок сегодня играет решающую роль, и без эффективной логистики немыслимо удовлетворение, к примеру, постоянно растущего спроса в секторе e-commerce.

По оценкам, в 2018 году объём рынка электронной торговли мебелью в США практически сравнялся с китайским — 65,1 млрд. против 68,6 млрд. долл. По сути, для большинства американских мебельных ритейлеров онлайн сегодня — это единственный способ вести торговлю с национальным размахом. Приводится и другая цифра: свыше 1 тысячи интернет-ритейлеров, специализирующихся на мебели, исчезли с американского рынка за последние 15 лет, потому что не сумели справиться с логистическими вызовами.

В общем и целом, если решение торгового конфликта так и не будет найдено (скажем, президент одной из стран окончательно выйдет из переговоров), то трудности, которые ждут китайских производителей с потерей американского рынка, ничуть не умаляют масштаб проблем, с которыми столкнётся экономика Соединённых Штатов. Потребуются многие годы, если не десятилетия, для того чтобы найти замену Китаю — и как рынку сбыта для отдельных американских отраслей, и — особенно — как источнику для удовлетворения повседневных потребностей рядовых американцев.

Многообещающее будущее

Какими бы серьёзными ни были нависшие над экономикой и рынком угрозы, американцы остаются верны себе — и черпают вдохновение в разговорах о более далёком будущем. Одна из любимых тем, своего рода палочка-выручалочка — так называемая «поколенческая теория».

Миллениалы нынче — крупнейшая потребительская группа в Соединённых Штатах, насчитывающая около 83 млн. человек (в традиционном пониманиии это те, кому сейчас от 19 до 37 лет). Совокупная покупательная способность этой группы населения оценивается в 1,68 трлн. долл., а средний годовой доход на одно домохозяйство — в 60 тыс. долл. По сравнению с предыдущими поколениями, более стабильный и высокий доход среди миллениалов имеют женщины, национальные и прочие меньшинства — то есть все те, для кого в прошлом получение образования и высокооплачиваемой работы было затруднительным.

Пик потребления мебели и матрасов в Штатах приходится на две возрастные группы — 35–44 и 45–54 года. Статистически, когда 25–34-летние пересекают этот рубеж, их доля в общих потребительских доходах до вычета налогов возрастаeт с 15,7% до 21%, а доля расходов этой группы в потреблении мебели и матрасов — с 17,9% до 21,5%. С достижением американцами возраста 45 лет оба показателя увеличиваются снова.

В девяностые годы XX века в возрастной группе 35–54 лет доминировали беби-бумеры (76 млн. чел.), обеспечившие предыдущую мощную волну спроса на рынке мебели и интерьеров. Затем, в период 2000–2015 годов, эту группу составляло куда менее многочисленное (56 млн.) поколение X. Наконец, начиная с 2016-го категория 35-ти — 54-летних стала пополняться миллениалами (Y). Этот процесс растянут во времени, и вплоть до 2034 года объёмы потребления мебели и матрасов «игреками» будут набирать обороты, как снежный ком.

Наконец, даже без учёта этих тенденций, есть ещё более веская причина, по которой молодая генерация может быть уверена в будущем, а игроки рынка — в их беспрецедентной покупательной силе. По примерным оценкам, миллениалы в Соединённых Штатах получат в наследство от родителей — богатейшего поколения в истории, беби-бумеров, которым сейчас от 55 до 73 лет, — в общей сложности порядка 30 триллионов долларов США. Какое влияние это окажет на потребительский рынок, американскую и мировую экономику — пока трудно себе даже вообразить.

По материалам Уоллеса Эпперсона, управляющего директора Mann, Armistead & Epperson, для семинара World Furniture Outlook миланского центра промышленных исследований CSIL

 
читайте также 23 октября 2019 Президентский отчёт

Журнал «Мебельный бизнес» будет возглавлять Международный альянс мебельных изданий ещё два года.


23 октября 2019 Лайфхаки для экспортёров

Вице-президент ГК «Тополь» Никита Семенов делится опытом с мебельщиками, которые только начинают осваивать экспортное направление.


15 сентября 2019 На фоне сырьевых разборок

Китайско-российский профильный кластер досрочно начал работу.


15 августа 2019 Иногда они возрождаются: реинкарнация WFC

Международный альянс мебельных изданий (IAFP), в котором председательствует журнал «Мебельный бизнес», присоединился ко Всемирной мебельной конфедерации (WFC).


14 июня 2019 Мебельный апгрейд в Казахстане

Казахстан — направление номер один среди всех зарубежных рынков, куда российские мебельщики экспортируют свою продукцию.

свежий номер

Malaysian International Furniture Fair

Saint-Petersburg Design Week 2019

CIFF Guangzhou

International Alliance of Furnishing Publications

Connect

German Furniture Brands

реклама на сайте Как сюда попасть?