Бути або не бути? Вот в чём вопрос

Уже четыре месяца новости с Украины — главная тема для обсуждения не только на ТВ и в Интернете, но и в деловой среде. Отталкиваясь от возможных политических сценариев, предприниматели по обе стороны российско-украинской границы пытаются оценить перспективы дальнейшего бизнес-партнёрства и сохранения сложившихся коммерческих контактов.

Уже четыре месяца новости с Украины — главная тема для обсуждения не только на ТВ и в Интернете, но и в деловой среде.

Российская мебель представлена на украинском рынке, в общем-то, скромно: потребители в Незалежной в большинстве своём небогаты, а держать цены наравне с местными производителями российским фабрикам сложно. И всё же ряд наших крупных предприятий до наступления политического кризиса рассматривали рынок соседней страны, население которой составляет 45миллионов человек, как перспективный экспортный канал. Кто-то уже обзавёлся собственной или дилерской сетью продаж, открыл торговые представительства и склады.

Комментируя ситуацию с продажами на Украине в январе-апреле, владелец одной из российских фабрик, пожелавший сохранить инкогнито, сообщил «МБ», что резкое ослабление гривны спровоцировало известный покупательский ажиотаж. Люди, чьи сбережения не исчислялись миллионами, предпочли конвертировать их не твёрдую валюту, а во что-нибудь полезное, в том числе в мебель. Так что в условиях политической напряжённости на Украине удалось неплохо заработать.

А кто-то из российских мебельщиков, наоборот, отметил падение продаж на украинском рынке, особенно в высоком ценовом сегменте. Некоторые наши компании предпочли распродавать складские запасы, а новые фуры на Украину пока не отправлять.

Со своей стороны, конкурентоспособные украинские мебельные предприятия, развивающие поставки в Россию, утверждают, что особых сбоев в их бизнесе нет. Например, на фабрике «ЛВС», мягкая мебель от которой продаётся в магазинах «Анна Потапова», сообщают, что, несмотря на политический кризис, отгрузки идут в штатном режиме. На границе проблем не возникает

Более развёрнутые комментарии по украинской теме — в специальном опросе «Мебельного бизнеса».

Роман Ершов

исполнительный директорХК «Аскона» (Ковров)

В активе нашей компании на Украине — 12 собственных магазинов в Киеве, 5 — в Донецке, по 4 — в Харькове и Днепропетровске. В нынешнем году планировали открыть ещё 25 точек, на волне предыдущего позитивного опыта. Наладили продажи через Интернет, даже дилерскую сеть начали строить. Но, как только началась «турбулентность», вынуждены были остановить развитие. 20-го февраля, когда в столице Украины началась паника, даже закрыли офис и распустили сотрудников по домам. Я лично был в это время в Киеве и едва успел проскочить в аэропорт перед тем, как перекрыли дороги.

На сегодняшний день имеем две проблемы. Первая — падение спроса. Минус 25% от нашего плана. Вторая — резкое ухудшение отношения украинских потребителей ко всему российскому. Международная легенда нашей марки не спасает. Когда люди спрашивают, где конкретно выпущена эта продукция, и получают ответ, покупка может не состояться. Причём это характерно для всех городов присутствия: нет такого, чтобы, например, в восточных регионах к российскому продукту относились лояльнее.

Оптовые продажи «Асконы» в прошлом достигали 20% украинского оборота. Но опт исчез сразу и полностью — в феврале. Как мы поняли — чисто по идеологическим соображениям.

В нашем украинском коллективе — 115 человек. Мы регулярно проводим с ними рабочие совещания. Чётко объяснили людям, что «Аскона» остаётся вне политики, наше дело — бизнес. Конечно, у нас нет миелофона, чтобы заглянуть в головы сотрудникам, но могу сказать, что никакого явного негатива с их стороны в адрес российской компании не чувствуем. Мы всё же платим людям «белую» зарплату и, разумеется, все налоги в бюджет Украины. Так что и в этом смысле поводов для недовольства нет.

Сильное влияние на наш украинский бизнес сейчас оказывают курсовые разницы и падение национальной валюты. По состоянию на середину апреля гривна подешевела на 60% относительно уровня, который мы закладывали в план. Однако все финансовые риски несёт подразделение на Украине, не российская компания. Неприятная новость, которая пришла недавно: Украина завела несколько уголовных дел, в том числе и против Сбербанка, где мы держим свой основной украинский счёт, так что существует вероятность его ареста. Придётся искать какие-то финансовые альтернативы.

С таможней никаких проблем нет. Много спекуляций и разговоров на тему, что граница будет закрыта в ту или другую сторону, но никаких фактических изменений мы пока не видим.

Что будет дальше? Задача «Асконы» на нынешний год — сохранить бизнес на Украине, удержать магазины и переждать острую фазу кризиса. Оптимизм сохраняем. Ожидали, что продажи упадут в разы, а оказалось — всего на четверть, вполне жизненно. Поэтому — надежда есть.

Татьяна Лапшева

коммерческий директорфабрики «Калинка» (Саратов)

Конечно, условия работы с Украиной изменились. Пока что главная для нас проблема — то, что курс гривны к рублю постоянно меняется. Деньги поступают на наш гривневый счёт в банке, далее заказываются рубли, шесть дней уходит на конвертацию, а затем нам звонят из банка и просят доплатить, потому что курс изменился не в нашу пользу. В такую ситуацию мы попадали уже несколько раз. Получается, что невозможно правильно установить цену продукции для сбыта на Украине, и прайсы меняются почти каждую неделю. Пока не началась валютная карусель, было ещё ничего. А теперь мы даже вынуждены просить партнёров не форсировать продажи, подождать, пока ситуация стабилизируется.

Спрос, впрочем, и без того упал примерно вдвое. Заказов мало. Конечно, для украинского населения мебель «Калинки» дорогая. Хотя в былые времена там неплохо шла наша основная коллекция. А бюджетные диваны пользовались наиболее высоким спросом в Донецке.

Изменилась логистика поставок: раньше мы возили мебель на Украину своими машинами, а в обратном направлении грузили на них лес, который закупаем у украинского поставщика для собственной деревообработки. Теперь свой транспорт туда не отправляем — боимся провокаций. Переиграли наоборот: украинский партнёр везёт в Россию древесину на своей фуре, а мы грузим её мебелью. На таможне всё гладко, нареканий нет.

Вообще «Калинка» присутствует на украинском рынке давно. У нас там собственное представительство и склад, люди в офисе работают. Поэтому просто взять и уйти с рынка мы не можем, да и не хотим.

Закупщиков, которые берут мебель на Украине постоянно, — шесть-восемь. Ещё с десяток партнёров заказывают товар от случая к случаю. Есть дилеры и на Западной Украине — оттуда заказы приходят примерно раз в три месяца. Очень хорошо у нас раньше работали Донецк и Киев — на них приходилась основная доля украинских продаж «Калинки». Неплохо торговал Николаев. А теперь, например, из Днепропетровска сообщают, что появились клиенты, которые не хотят брать российскую мебель, отказываются от покупки, узнав, где выпущено.

В Симферополе есть партнёр, который грузится с киевского склада. Хотел перейти на прямую работу с нами, но надобности в этом пока нет: цены одинаковые, независимо от того, брать нашу мебель в России или на Украине. Пока что этот партнёр спокойно грузится в Киеве.

Мне кажется, ситуация на Украине не может не сказаться и на российском деловом климате. Пока непонятно, как именно, но всем ясно, что без последствий из этой истории мы не выберемся. Видно это, в том числе, и по курсу евро. Подорожали практически все материалы, которые мы используем в производстве: ходовые ткани, поролон, древесина.

На «Калинке» в последнее время активно развивается деревообработка: на последней выставке мы показывали библиотеки, гардеробные из массива ясеня, — премиальный продукт. Сырьё для него полностью закупается на Украине. Древесина хорошая, цена, качество и логистика поставок нас полностью устраивают. Конечно, в крайнем случае можно будет найти замену на Ставрополье или в Краснодарском крае, и мы на всякий случай провели предварительные переговоры, — но всё же не хотелось бы. Ведь с украинским поставщиком мы работаем давно, и нас всё устраивает.

Питаем надежды, что ситуация устаканится. Украинские дилеры, определённо, хотят продолжать сотрудничество. Настроение деловое: беспокоятся об экспозициях, рассчитываются с нами исправно, в том числе и по предоплате, долгов ни у кого нет. Хочется верить, что никаких новых законодательных препонов не появится: всё-таки двусторонняя торговля и экономические отношения между Россией и Украиной очень важны, причём для обеих наших стран. Ну, поживём — увидим. К концу апреля готовим к отправке очередную машину.

Игорь Василенко

заместитель генерального директора по коммерческим вопросам фабрики «Инволюкс» (Белоруссия)

Игорь Василенко — заместитель генерального директора по коммерческим вопросам фабрики «Инволюкс» (Белоруссия)

На Украине мы никогда не торговали большими объёмами. Наша белорусская мебель не попадает в сегмент, который там востребован: изделия от «Инволюкс» — среднеценового уровня, а на Украине, как известно, среднего класса нет. Бедный купить не может, а богатый берёт чего подороже. Конкуренция среди местных украинских игроков на массовом рынке довольно плотная. С такими сильными игроками, как «Новый стиль» и Merx, мы тягаться не можем. Как-то проанализировали цены: разница была против нас раза в два, а то и больше: зеркало нашего производства, к примеру, оказалось в пять раз дороже аналогичной модели, выпускаемой украинской фабрикой. Заказы всегда были мизерными и редкими. Какое там «раз в месяц»! Раз в три, если повезёт. Постоянных торговых партнёров — только два.

По текущей ситуации могу сказать, что, конечно, увиденное по телевизору надо делить как минимум на два. То же и с потребительскими настроениями: да, спрос похуже, но рынок не стоит. Мебель вообще такой продукт — две недели может ни одной продажи не быть, а потом — сразу несколько. По отзывам наших партнёров, сейчас как раз такая ситуация.

Партнёры из других отраслей, айтишники, например, сообщают, что телефоны стали покупать меньше. А вот детскую одежду — наоборот, больше. Конечно, мебель берётся в последнюю очередь. Скажи сегодня по телевизору в России, что дела плохи, все тут же побегут за солью и спичками. Так же и на Украине, я думаю. В новостях освещают сложные и трудные ситуации, но простые люди — всё так же работают, едят, одеваются. Магазины открыты.

Юрий Фирсов

директор ТД «ТриЯ» (Волгодонск)

Юрий Фирсов, директор торгового дома «Три Я»

У нас были определённые виды на украинский рынок — с точки зрения развития оптовых, а не розничных продаж. На сайте «ТриЯ» и сейчас можно найти координаты оптового представительства в Киеве, но, думаю, скоро мы их уберём.

Заинтересованные клиенты с Украины выходили на нас сами. В 2013 году были нерегулярные поставки, но их объём оставался, скажем так, символическим. Контакты с украинскими закупщиками прервались ещё за несколько месяцев до того, как разразился политический кризис.

Кто изучал этот рынок, знает, что внутренний спрос на мебель там удовлетворяется главным образом местными производителями, среди которых есть мощные заводы, обеспечивающие супернизкие цены на свои изделия. Даже несмотря на то, что марка «ТриЯ» в России позиционируется в экономном сегменте, на Украине мы не проходили по цене: аналогичные изделия местного производства можно было встретить до двух раз дешевле. Проводили и конкурентный анализ по крупнейшим украинским городам: доля российской мебели на их рынке — от силы несколько процентов, то есть в пределах статистической погрешности.

Что касается Крыма, то там мы, напротив, видим для себя большие перспективы. Уже имеем нескольких представителей в Симферополе и Евпатории, готовых поддерживать, в том числе, оптовые продажи. Работа по этому региону, который вошёл в состав России, ведётся всё активнее.

Дмитрий Дячук

президент Украинской ассоциации мебельщиков и владелец фабрики Ekmi (Украина)

Дмитрий Дячук — президент Украинской ассоциации мебельщиков и владелец фабрики Ekmi (Украина)

На удивление, ситуация у нас не так плоха, какой могла бы быть. Да, спад в продажах, но не катастрофичный. Валютные курсы сегодня влияют на происходящее гораздо больше, чем непосредственно политическая обстановка. Каких-либо точных цифр у меня пока нет — съезд ассоциации пройдёт в мае, там и отмониторим подробнее.

Мебельную выставку в Киеве перенесли с марта на самый конец весны. За последние недели в столице успели пройти строительный, косметический салоны: отзывы положительные, целевая аудитория присутствует. В аграрном секторе настроение тоже достаточно позитивное. В общем, бизнес на месте не стоит, люди работают. Сколько-нибудь патовой ситуации нет.

Моя фабрика — Ekmi — продолжает отгружать мебель в Россию и Казахстан. В логистике поставок ничего не поменялось, таможню проходим гладко.

Сегодня утром опять посмотрел российские новости про волнения в Славянске. На телевизионном экране краски сильно сгущаются. Надеюсь, разумные люди это понимают.

Игорь Власов

директор российского представительствакомпании Merx (Украина)

Работаем в штатном режиме. Мебель российским заказчикам поставляем исправно. Трудности — разве что с некоторыми клиентами, которые попросту боятся делать заявки, видя, что ситуация напряжённая.

Конечно, ощущения стабильности нет ни у кого. Но во многом это — вопрос восприятия всего того, что показывают по телевизору. Сказать, что везде война? Нет, это не так. Люди ходят на работу — да и в магазины тоже ходят.

Отмечу, что заказы на украинскую мебель сейчас пошли более дорогие: и хотя фактический объём у нас снизился, выручку держим на прежнем уровне.

Трудности с таможней? Я бы сказал, ровно наоборот, с таможней всё элементарно: последний раз наша фура едва успела зайти на терминал, 15 минут — и её уже выписали.

Фабрика Merx на Украине сегодня действительно сильна — по качеству продукции и всем остальным параметрам. Поэтому нам по-человечески обидно, что сложилась объективная ситуация, при которой бизнес не может развиваться прежними темпами, а спрос падает. Наше предприятие прочно стоит на ногах, кредитов нет, всё в собственности, фабрика отапливается отходами производства. Так что, можно сказать, Merx был бы последним заводом, который бы остановился на Украине.

Повторюсь, ситуация нестабильная, сложно делать какие-то прогнозы, но мы надеемся на благополучное разрешение трудностей.

Левон Шахназаров

генеральный директор компании «Еврономер» (Краснодар)

Компания «Еврономер» специализируется на поставках мебели в сектор гостеприимства, и на Украине у нас действует своё представительство. Правда, отгрузки там сейчас ведём в «облегчённом» режиме — небольшими объёмами по проектам, которые находятся в стадии реализации, в Одессе, Киеве, Трускавце. А поскольку в любой проект включены и другие контрагенты, поставляющие, к примеру, сантехническое оборудование из-за рубежа, мы вынуждены учитывать и их решения, если они замораживают активность на Украине.

У «Еврономера» есть своя транспортная компания, и пока что мы приостановили хождение своих машин через границу. Разумеется, наш бизнес страдает от сложившихся политических обстоятельств, но выбора нет. Всеми силами стараемся дистанцироваться от политики. В нашем секторе на это ориентированы, в том числе, и сами клиенты: серьёзные гостиничные сети, с которыми сотрудничает «Еврономер», бровью не поведут, какие бы эмбарго ни вводились политиками.

Изначально мы планировали умерить украинскую активность до мая — рассчитывали, что к концу весны ситуация разрешится. Но теперь, с усугублением политического кризиса, всё затягивается.

Андрей Горячев

коммерческий директор фабрики Rival (Рязань)

С Украиной мы никогда не работали. Казахстан, Белоруссия — это да. А вот предложения о сотрудничестве, поступавшие из Украины, привлекательными ни разу не оказались. Как-то не срослось.

Зато сегодня очень внимательно присматриваемся к Крыму. Промониторили рыночное предложение, которое там есть, через Интернет. Видим, что ассортимент своеобразный, по цене — иногда дороже нашего. Диван-аккордеон в простеньком исполнении на метр сорок по прайсам интернет-магазинов выходил в 4 тысячи гривен, то есть по старому курсу — 15 тысяч рублей. Пожалуй, со своим металлокаркасом и чехлами мы могли бы неплохо туда встроиться, с маржой в 45–55% вполне проходим.

Наверняка и гостиничный сектор в регионе будет активно развиваться. В общем, пока присматриваемся. Как только пойдут позитивные сигналы с рынка, собираемся туда выходить. С нетерпением ждём и строительства моста через Керченский пролив, что значительно упростит логистику поставок.

Опрос подготовил Артём Васильев

 
Читайте также 15 июля 2017 Один на всех

Под девизом «Один годится для всех» поставщики универсальных «матрасов из коробки» вступили в плотную конкуренцию с производителями индивидуальных спальных систем. Как оценивают это противостояние игроки мирового рынка товаров для сна? Какие новые возможности и риски сулит происходящее конечным потребителям?


10 июня 2017 Двузначный рост два года подряд

Ассоциация производителей деревообрабатывающего оборудования Acimall выпустила итоговый бюллетень за 2016 год.


10 июня 2017 Рука об руку

B&B Italia получила креативного партнёра в лице компании Arclinea — одного из мировых лидеров сектора дизайнерских кухонь high-end класса.


17 мая 2017 Наши — молодцы!

Очередной раунд зарубежного выставочного турне экспортно ориентированных предприятий из России состоялся в Кёльне.


29 апреля 2017 Экспорт немецкой мебели в РФ упал на 15,5%

Благоприятная погода на рынках Европы способствовала очередному успеху германских мебельщиков в домашнем регионе.


29 апреля 2017 Новый виток инвестиций в Штатах

Участники мебельного рынка США обнародуют планы по строительству новых и модернизации действующих производственных площадок в Штатах.

Свежий номер

CIFF Shanghai 2017

Furniture China 2017

BIFE-SIM 2017

Реклама на сайте Как сюда попасть?