Мы должны стать заметными. И вполне этого заслуживаем

Интервью президента Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России Валентина Зверева

— Валентин Иванович, в этом году Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России исполняется пять лет. Вы возглавляете эту организацию со дня ее основания. Сегодня она объединяет больше 80 компаний. Но ведь большинство из них — конкуренты! Как вам удалось собрать, а главное — удержать вместе компании со столь противоречивыми интересами?

— Как президент я всегда настаиваю на том, что все мы — соперники на рынке. А общие усилия должны направлять на решение тех вопросов, которые внутренней конкурентной борьбы не касаются. Конкурировать — это наше искусство. Но есть масса проблем, которые невозможно преодолевать в одиночку. Вот поле для совместной деятельности.

Чтобы ответить на вопрос подробнее, я бы хотел вернуться лет на семь-восемь назад. В стране тогда царил "дикий" рынок, государство утратило все регулирующие рычаги, рухнули привычные связи между теми, кто управляет экономикой и непосредственными производителями. Для участников мебельного рынка, как и для всех промышленников, это была катастрофа. Каждое предприятие вынуждено было самостоятельно искать способы выживания. Рыночных знаний не было, практики — ноль.

В такой ситуации "Шатура", например, решила обратиться к западному опыту. Мы приняли участие в программе ТАСИС, получили грант. С нами подробно, последовательно работали квалифицированные европейские консультанты, давали профильные знания — в области создания продукта, его продвижения, системы маркетинга, формирования торговых сетей.

Кроме "Шатуры" в программе тогда участвовали "Севзапмебель", ЗАО "Москва", Чеховский мебельный комбинат, новосибирская фабрика "Большевик" и рыбинская "Свобода".

Уже тогда европейцы предложили участникам программы создать первую в России профессиональную ассоциацию. Сами мы о такой структуре не помышляли и, честно говоря, слабо представляли себе, кому она нужна и чем должна заниматься. Однако консультанты настаивали: если Россия действительно будет двигаться по рыночному пути, такая ассоциация будет востребована и станет необходима не только самим участникам рынка, но и государству, власти. Почти год длился параллельный проект ТАСИС по формированию нашей Ассоциации, учредителями которой выступили четыре крупных предприятия. Речь шла о кооперационном центре для мебельной промышленности. Мы продумывали и разрабатывали цели, задачи, стратегические направления деятельности нашей будущей отраслевой организации.

— На базе того опыта, который уже накопила Европа?

— Да. С учетом западного опыта и проверенных коммуникационных моделей. Понадобилось несколько лет, чтобы наша страна вышла на новый уровень взаимоотношений государства и субъектов экономики. И сегодня можно, наконец, утверждать, что некоммерческие союзы, сформированные по профессиональному признаку, действительно начинают реально участвовать в экономическом процессе.

— Профессиональные организации, в нашем случае — АПМДПР, призваны выступать доверенным лицом в диалоге государства и конкретных участников рынка?

— Разумеется. Это логично и правильно.

Что представляет сегодня государство в части управления мебельной промышленностью? Это несколько специалистов в Департаменте лесопромышленного комплекса Минпромнауки! А мебельных компаний — только официально зарегистрированных — больше трех тысяч. Разве может государственная структура общаться персонально с каждым из них? Как строить систему управления при таком количественном неравенстве?

В первую очередь Ассоциация для того и нужна, чтобы компетентно анализировать ситуацию, аргументированно формулировать проблемы и грамотно их подавать. Никакая властная структура, будь то министерство, Госдума, или Таможенный комитет, не может отмахнуться от такого обращения. Поскольку это обращение большого числа консолидированных предприятий.

Например, сегодня в стране никто не занимается статистикой. Понимаете — никто! Статистические институты разрушены. Но нельзя же управлять, не имея достоверной информации! Наша Ассоциация, пусть не в полном объеме, пусть не по всему мебельному рынку, но готова предоставлять объективные данные о положении дел. Значит, может закрыть хотя бы эту информационную лакуну.

Таким образом, с одной стороны, в Ассоциации нуждаются сами мебельщики, заинтересованные своевременно доносить до государства свои проблемы, высказывать свое мнение, лоббировать свои интересы.

С другой стороны, Ассоциация нужна властным структурам. Им надо на кого-то опираться, направлять кому-то на экспертизу свои предполагаемые решения. Власть должна с кем-то вести диалог. Невозможно все придумать там, наверху, не имея реальной базы, не обращаясь к практике.

Государство должно иметь представление о состоянии и проблемах отрасли. Но никто никогда не услышит мнения одного-единственного предприятия.

— До сих пор у многих остаются подозрения: Зверев создал ассоциацию "под себя", чтобы решать "шатурские" проблемы.

— Я это знаю. Многие во всем склонны видеть только личный интерес. Наверное, думают: раз Зверев этим занимается, значит, это ему зачем-то нужно. Да, мне это нужно! Нужно с точки зрения бизнеса, с точки зрения предприятия. Как и любому другому директору — в равной мере. Проблема в том, что многие руководители и владельцы мебельных компаний еще до конца не осознают, какой мощный ресурс наша Ассоциация. Какой это эффективный инструмент влияния на ситуацию. Это мощнейший стимул для нашего общего развития.

— Период легитимизации Ассоциации был достаточно долгим. Можно ли констатировать, что сегодня ее усилия востребованы, что ее деятельность дает реальную отдачу?

— Вы знаете, я с большим интересом прочитал проект промышленной политики, разработанный Торгово-промышленной палатой. Одна из глав называется "Работа профессиональных организаций и союзов в условиях рыночной экономики". Речь там идет о законодательном закреплении статуса отраслевых структур, их места и роли в экономике, их прав и полномочий в диалоге с властью. В ТПП проблему понимают глубоко и всесторонне. И мы горячо поддерживаем подобную постановку вопроса.

Де факто Ассоциация работает сегодня со многими государственными органами — с Минпромнауки, и с Министерством финансов, и с Минэкономразвития, с МАПом, с ГТК… Но де юре наши отношения с властью не закреплены. Процесс станет гораздо эффективней, если мы начнем действовать в поле взаимной ответственности, четко обозначим механизмы взаимодействия и круг обсуждаемых вопросов.

Профессиональных организаций федерального уровня, насколько мне известно, в ЛПК не так много — Союз лесопромышленников, Ассоциации плитной, фанерной, целлюлозно-бумажной промышленности. И наша АПМДПР. Каждая представляет широкий круг предприятий. Каждая — профессионал в своей отрасли. Но государство почему-то старается "построить" их по вертикали. Из равных выбрать наиравнейшего. Сегодня на главную роль претендует Союз лесопромышленников и лесоэкспортеров. Он стремится единолично представлять и мебельщиков, и бумажников, и машиностроителей — всех. Не спорю, в Союзе работает много толковых, грамотных специалистов. Но они специалисты именно в той сфере, которая отражена в названии их организации.

— Заготовка леса?

— Именно. Это базовая, краеугольная отрасль. Если в лесозаготовке и лесопилении Союз наведет порядок — уже сделает большое дело. Государство его не забудет. А смежные перерабатывающие подотрасли искренне пожмут руку, поскольку уже сегодня и мебельная промышленность, и плитная испытывают острую нехватку сырья.

В ближайшие годы потребности в древесине будут расти чрезвычайно быстрыми темпами. Однако на внутреннем рынке практически нет серьезных лесозаготовителей. Зато много, извините, шпаны, которая торгует ворованным и не платит налоги. Эти "продавцы" не имеют ни основных средств, ни технической базы. У них — кошелек и домашний адрес в качестве юридического. Завтра налоговики их прижмут — и они исчезли. И все мы останемся без сырья.

Думаю, ситуация не изменится, пока в лесозаготовительной отрасли не будет решен вопрос о собственности на лесные угодья. Надежды на западных инвесторов наивны и безосновательны: государством не созданы механизмы защиты инвестиций, не принят лесной кодекс, не выработана политика в лесном секторе. Государство с отсутствующим видом молчит. А проблема-то, вот она: в прошлом году лесозаготовки снизились просто катастрофически. И никто не объявляет, чего ждать дальше.

— Вероятно, политику в лесомпромышленном комплексе в любом случае следует рассматривать как часть промышленной политики государства.

— Которой тоже пока нет. Должно быть выработано ясное, четкое направление движения, стратегия, принципы существования и общие для всех правила игры.

— Вы рассчитываете обсудить все это на предстоящей Всероссийской Конференции участников мебельного рынка?

— Обязательно. Мне бы очень хотелось, чтобы наша первая Конференция, первый съезд, к участию в котором мы пригласили и представителей власти, и наших партнеров по бизнесу, и представителей смежных отраслей, показал, на каком уровне самосознания находится мебельная отрасль, какую роль в экономике страны играет сегодня наша промышленность, чего мы добились за десятилетие. Чтобы потом совместно обсудить, куда двигаться дальше.

Мы должны показать, что наши предприятия окрепли, объединились, и с ними надо считаться. В то же время, мы готовы к разумному компромиссу, к поиску взвешенных, эффективных решений.

Мебельщики не бескорыстны: им надо, чтобы бизнес рос, экономика развивалась. Рынок замечателен тем, что соединяет личный интерес отдельного предпринимателя с интересами государства. Чтобы управлять рыночной экономикой, надо просто использовать частный интерес на благо общего развития. Предприниматель хочет жить лучше? Дайте ему такую возможность. Расставьте реперы, ограничители, обозначьте ключевые векторы. Но сделайте так, чтобы он все время двигался вперед и, достигая желаемого, ставил перед собой новые задачи. Вроде бы, он растет для себя, но, в конечном счете, и для государства. Именно так.

— Полагаете, наше государство готово выступать в роли грамотного компетентного топ-менеджера?

— Пока оно ассоциируется с бюрократией, с армией чиновников, далеко не всегда квалифицированных и честных. Государство и бизнес, к сожалению, существуют, как антиподы. Мы постоянно слышим, что государство борется с бизнесом, а бизнес — с государством. Но это глупо.

Разве предпринимателям, промышленникам безразлично, есть у нас сильное, здравомыслящее государство, или его нет? Конечно, не безразлично.

Нам надо убедить власть, что наши интересы не противоречат друг другу. На самом деле только объединение усилий может привести к позитивным результатам. Мы не должны существовать отдельно друг от друга и сами по себе. Сегодня мы осознаем, насколько необходимо грамотное государственное управление. В мебельной отрасли, например, создалась ситуация неравных конкурентных условий между российскими и зарубежными производителями. Западным мебельным компаниям работать в России проще и выгодней, чем нам. Эта тема настолько остра, настолько очевидна... Кто заявит об этом государству? Одна "Шатура"? Один "Электрогорск"? Кто их услышит?

— По-видимому, речь можно вести не только о западных конкурентах. Мебельщики оказываются в неравных условиях и в своей собственной стране — по отношению к другим секторам экономики. Есть отрасли, признанные национальным достоянием: газ, нефть, металлургия. Мебельная промышленность в список фаворитов не входит. Это несправедливо, ведь мебельщики, не имея нормальной технической базы на старте, исключительно за счет собственных ресурсов и без всякой реальной поддержки сверху "с нуля" подняли важный рыночный сектор. Разве не к этому призывало в свое время правительство реформаторов?

— Мебельная промышленность действительно может служить примером успешного вхождения в рынок. Наши успехи действительно недооценены. Хотя пример мебельной отрасли может быть самым примечательным, поскольку она выдает продукт конечной переработки. Причем на входе у нее не самое дорогое древесное сырье. Кроме того, мебельная отрасль стимулирует активное развитие смежных секторов.

То, что мы имели пять-семь лет назад, и что имеем сегодня — это небо и земля. Мы научились находить доступ к новейшим технологиям, к высокоэффективному оборудованию, научились пользоваться финансовыми ресурсами, у многих предприятий убедительная кредитная история. Мы выпускаем достойную продукцию. Все это должны видеть люди, которые принимают важные решения на государственном уровне — о налогах, о ставках таможенных пошлин, об условиях вступления в ВТО. Эти люди регулируют рынок. Чтобы делать это осознанно, они должны видеть реальную динамику развития, иметь объективное представление о качестве нашего продукта. Значит, одна из важных задач, стоящих перед нами — без ложной скромности показывать обществу собственные достижения. Мы должны стать заметными. И вполне этого заслуживаем.

Подготовила Ирина Владимирова

 
Читайте также 15 июня 2017 Спад закончился. О росте — позаботьтесь сами

Такова рекомендация Игоря Березина, президента российской «Гильдии Маркетологов».


08 июня 2017 Впервые на ПМЭФ

Одной из ключевых тем Петербургского международного экономического форума стало развитие российского лесопромышленного комплекса.


30 мая 2017 Рынок вышел в ноль

На прошедшем 21 апреля общем собрании АМДПР была представлена аналитика по рынку мебели за 2016 год. Это предварительная статистика, основанная на оперативных данных Росстата и ФТС, уточнённая оценка будет обнародована Ассоциацией позднее.


28 апреля 2017 Покупаем, не отходя от монитора

Российский рынок e-commerce прибавил в прошлом году 21%.


27 апреля 2017 Лукавая цифра?

Петростат зафиксировал 26-процентный рост продаж мебели в Северной столице.


26 апреля 2017 Промпроизводство упало

Росстат опубликовал статистику за первые два месяца 2017-го.

Свежий номер

CIFF Shanghai 2017

Furniture China 2017

BIFE-SIM 2017

Реклама на сайте Как сюда попасть?