Терра Монголия

Монгольская мебельная розница развивается вместе с потребителями — медленно, но верно.

Монгольская мебельная розница развивается вместе с потребителями — медленно, но верно

Летом нам с семьёй, наконец-то, довелось побывать в столице дружественной Монголии — славном Улан-Баторе. Из Иркутска всего полтора часа на самолёте — решили устроить себе тур выходного дня. На головокружительные приключения, разумеется, не рассчитывали. Нас интересовали величественные степные пейзажи, монгольская этническая экзотика и мясные деликатесы, которые монголы, как я слышал, готовят чуть ли не лучше всех в мире.

Но Великой степи мы не увидели — Улан-Батор оказался довольно большим и хаотичным городом с разросшейся сетью новых микрорайнов. Сегодня в столице Монголии проживает треть жителей страны. В 2008 году население Улан-Батора перевалило за миллион, а за последние 7 лет прибавило ещё тысяч двести. Городское население очень молодое. Почти все «понаехавшие» — либо дети, либо внуки степных кочевников.

Монгольская мебельная розница развивается вместе с потребителями — медленно, но верно

Долгое время в градостроительном и архитектурном плане Улан-Батор копировал областные и республиканские столицы СССР с их бесконечными ДК и хрущёвками. Однако в последние десятилетия город охватил строительный бум, разительно поменявший облик столицы. Теперь она всё больше походит на стремительно растущие ввысь города Южной Кореи и Китая. Во всяком случае, даунтауном с высотками, многочисленными торговыми центрами и новыми спальными микрорайонами Улан-Батор уже обзавёлся.

Новостройки и дорогие автомобили, часто встречающиеся на улицах Улан-Батора, ожидаемо навели на мысль о перспективности здешнего рынка. Я решил присмотреться к местным мебельным реалиям повнимательнее. Может, имеет смысл рискнуть и открыть в Улан-Баторе торговую точку? Расстояния между монгольской столицей и Иркутском, по сибирским меркам, небольшие — всего 1000 километров. Целый миллионник практически под боком! Мы приступили к первичным полевым исследованиям. Экспромт-тур по местным мебельным магазинам занял не больше четырёх часов. За это время мы успели побывать на всех центральных площадках монгольской столицы. Суммирую наблюдения.

Торговая недвижимость. Состояние торговой недвижимости Улан-Баторе оцениваю на «троечку с плюсом». Картина сопоставима с той, которая сложилась у нас в Иркутске, да и в любом другом не очень богатом российском областном центре. Два крупных мебельных комплекса расположены на окраине города в районе ТЭЦ. Вокруг этих центров и кипит пёстрая мебельная жизнь монгольской столицы.

Монгольская мебельная розница развивается вместе с потребителями — медленно, но верно

Самая крупная в Улан-Баторе профильная площадка Soho Mebel специализируется на сегменте «средний плюс» и гордо именуется Международным мебельным центром. Это большой, на 20 тысяч квадратных метров, магазин, ассортимент которого представлен преимущественно китайскими и малайзийскими мебельными марками. Также здесь можно найти экспозиции европейских и турецких производителей. Не исключено, что в Soho Mebel инвестировали китайцы — очень уж очевидна их рука в обустройстве мебельного молла. Помимо громкого названия и красной ковровой дорожки на главном входе, обращают на себя внимание обычные признаки азиатского экспонирования: пышные интерьеры, чёрные обои и золотые декоры. Правда при ближайшем рассмотрении оказалось, что мебель на экспозициях не самого лучшего качества. Отклеивающиеся кромки, облупившийся ППУ, дешёвая фурнитура. Насторожило и то, что абсолютно на все выставленные образцы давали чудовищных размеров скидки. Хямдрал (скидка) на некоторые модели мебели достигает 60 процентов! Продавцы сказали, что хямдрал — не сезонное, а круглогодичное явление.

Вторая по величине мебельная площадка Улан-Батора «Мишээл Экспо» — то, что у нас принято называть арендным проектом. Это, скорее, мебельный базар, собравший под своей крышей разношёрстную компанию арендаторов. Есть среди них серьёзные, как бы мы выразились, сетевики. К ним, например, относится компания «Гоби Хангай», работающая с огромным пулом поставщиков — как китайских, так и европейских. Но большая часть арендаторов — небольшие розничные фирмы, предпочитающие не тратить время на качественные экспозиции.

Монгольская мебельная розница развивается вместе с потребителями — медленно, но верно

Культура сбыта. Нулевая, на мой взгляд. При этом продавцов в мебельных магазинах Улан-Батора на порядок больше, чем в российских. Но, внимание! Они не консультируют покупателей, а всего лишь обслуживают процесс покупки. Захотел что-то приобрести — идёшь к продавцу. Выписываешь чек, потом с чеком на кассу. Оплачиваешь. Берёшь ещё два чека. Идёшь назад. Отдаёшь чек «консультанту». Получаешь товар. Зачем все эти ритуальные действия? Всё просто. Государство велит бизнесу создавать видимость занятости и поощряет компании, которые принимают на работу как можно больше людей. «Труд» продавцов стоит копейки, между ними нет никакой соревновательности. Зачем они вообще нужны на мебельных площадках, я так и не понял.

Заметил также, что монгольские розничные операторы не заморачиваются эксклюзивом на торговый центр или на район. Одна и та же модель встречается в магазинах абсолютно разных арендаторов буквально через каждые 50 метров. Выставляют одинаковые модели в разных цветах: по сути, весь склад собран на выставке. О чём это может говорить? Либо аренда дешёвая, либо ассортимент бедный. Скорее всего — и то и другое.

Портрет покупателя. Отсутствие сбытовой культуры напрямую связано с неприхотливостью местного потребителя. Среднего класса, обременённого амбициями и поиском своего места в жизни, здесь попросту нет. Культура проживания в многоквартирных домах ещё более удручающая, чем в России или в Казахстане. Монголы вообще не очень высоко ценят жилище. Для кочевника любая крыша над головой временна и благоустраивать её не имеет ни малейшего смысла. Тогда возникает закономерный вопрос: для чего в Улан-Баторе новостройки и мебельные центры? На перспективу. Медленно, но верно урбанизация делает своё дело. Молодое поколение горожан уже воспитывается в ценностях глобального мира. Они смотрят азиатские сериалы, ездят в соседний Китай, где, в частности, посещают «Икею», и понемногу формируют свои представления о комфортной жизни. Кстати, «Икеа» уже оказывает косвенное влияние на монгол. Самого магазина в Улан-Баторе ещё нет, зато только в одном «Мишээл Экспо» мы насчитали с дюжину фейковых.

Продукция. Китайское преобладает. В этом нет ничего удивительного — граница рядом. Таможенных барьеров нет, но главное — китайское выгодно продавать и зарабатывать на нём. Российская мебель на этом фоне проигрывает по цене и внешнему виду. Китайский спальный гарнитур с вензелями выйдет дешевле столплитовского.

Наша отрасль представлена здесь компаниями, которые специализируются преимущественно на мебели эконом-класса. «Столплит», «Элегия», «Боровичи». Но в Монголии они автоматом попадают в сегмент «средний плюс». Прикинул, в какой сегмент попал бы я с экспозицией «Любимого дома» — получилось, что в высокий!

Спрос. Самая неприятная новость — она же самая очевидная: у монгольского покупателя банально нет денег. Покупательная способность сейчас довольно слабая. Страна не может оправиться от кризиса, который накрыл её в 2008 году, когда рухнули цены на медь, основной экспортный товар Монголии. Строительный бум, последствия которого бросаются в глаза туристу-новичку, застопорился ещё в 2012 году. Новостройки, поразившие меня в первый день, стоят пустыми. Квартиры в них дороги, а процентов 60 жителей проживают в юрточных посёлках, которые облепили окраины Улан-Батора, как опята. Soho Mebel, построенный для того, чтобы удовлетворять запросы богатых монголов, — во многом проект на перспективу. Вместе с тем в городе я насчитал до 20-ти представительств различных банков, и люди в них находятся постоянно. Работают какие-то ипотечные программы, а процентные ставки на вклады в валюте просто волшебные — до 7 процентов.

Перспективы. На данном этапе я их для себя не увидел. Если бы коллеги спросили моего совета, то я бы ответил: пока спрос вялый — вкладываться в торговлю в Улан-Баторе смысла не имеет. Тем не менее у российских производителей экономной мебели, на мой взгляд, есть шанс занять там неплохую долю рынка массовой мебели, если выступить с правильной ценой. Монголы, в большинстве своём, приветливо относятся к россиянам, а старшее поколение даже ещё помнит русский язык. Но обольщаться тоже не стоит. Для того, чтобы открыть успешный бизнес в Монголии, желательно заручиться надёжным партнёром, выучить язык и полностью погрузиться в местную потребительскую специфику. А она бывает довольно причудливой.

Да, отдельной строкой о национальной кухне. То, что монголы мастера готовить мясо, на мой вкус, подтвердилось полностью. Рекомендую.

 
Читайте также 18 июля 2017 Дизайн без «цифры» и дизайнера

Осенью в московских магазинах «Леруа Мерлен» начнут продавать набор наклеек «Планнерикс» — дизайн-конструктор, позволяющий создавать интерьеры без помощи компьютера.


17 июля 2017 Роберт Кшиштофорски, «Мир мебели»

Как локальным мебельным операторам сохраниться под мощным натиском сетевого ритейла? Мнение руководителя иркутской компании «Мир мебели» Роберта Кшиштофорски.


31 мая 2017 «Купить онлайн», версия 1.0

IKEA запустила интернет-магазин в Москве и Санкт-Петербурге.


28 февраля 2017 Кассовая революция

В июле минувшего года был подписан закон о поэтапном переходе бизнеса на применение контрольно-кассовой техники с доступом в Интернет. Закон регламентирует установку, регистрацию и использование онлайн-ККТ. По сути, речь идёт о замене или модернизации всего парка кассовых аппаратов российских розничных магазинов.


29 декабря 2016 По принципу «Яндекс.Такси» и Uber


Используя новый сервис, частные заказчики кухонь могут проводить онлайн-тендеры среди компаний-изготовителей.


Свежий номер

VIFA EXPO 2018

Malaysian International Furniture Fair (MIFF) 2018

International Alliance of Furnishing Publications

interzum guangzhou 2018

Реклама на сайте Как сюда попасть?