рубрика: экспо экспоотчет

Тридцать лет на том же месте

Самая известная в России международная выставка по деревообрабатывающему оборудованию отпраздновала очередной юбилей. Будет ли следующий?

Ольга Бережная

"Скажите, а вообще где-нибудь рекламу о "Лесдревмаше" размещали?" — обеспокоенно спрашивали меня представители зарубежных фирм. Делились слухами: говорят, рекламного бюджета выставки хватило только на одно объявление в "Экономической газете" и на три "растяжки".

Тревогу и российских, и зарубежных предпринимателей легко понять: весь первый день залы на Красной Пресне практически пустовали. На второй день наметилось оживление. Затем последовали бурные третий и четвертый. К пятнице пыл стал угасать, и за несколько часов до закрытия "Лесдревмаша" даже наиболее многолюдный второй павильон начал впадать в спячку.

Можно утешать себя тем, что первый выставочный день и на других площадках проходит обычно довольно вяло. Это правда. Для России. Ни в Ганновере на Ligna+, ни в Милане на Xylexpo серьезных спадов в конце и начале выставок не наблюдается.

Впрочем, и по окончании машиностроительного смотра представители и российских, и зарубежных компаний констатируют: посетителей на "Лесдревмаше" от раза к разу становится меньше. Явно не прибавилось и экспонентов.

Хотя основные игроки не отказались от участия в выставке, многие уменьшили свои стенды. В итоге вся экспозиция разместилась в трех павильонах, причем третий (№6) многими оставался просто не замеченным: зарегистрировавшись, посетители спешили его покинуть, не сообразив, что здесь тоже представлены некоторые фирмы. Залы престижного павильона №2 зияли пустотами — раньше такого не было. Даже на отрытой площадке на этот раз было непривычно тихо. "Два года назад здесь работали около тридцати пилорам — сейчас не наберется и десятка",- поделился своими наблюдениями один из участников, сам представивший минимум экспонатов. Каковы причины нынешнего затишья?

Конечно, можно все отнести на экономические трудности, поразившие Западную Европу. Действительно, в последнем справочнике VDMA многих фирм не сыскать не потому, что они отказались от членства в ассоциации — просто разорились. Нелегкие времена переживают и итальянские машиностроители, что само по себе вынуждает заботиться об экономии. Не стоит сбрасывать со счетов и опасения терактов, прокатившихся по России буквально накануне выставки. Однако есть и другая сторона проблемы: в условиях ремиссии, охватившей Европу, именно растущий российский рынок (и об этом тоже говорят зарубежные бизнесмены) становится все более привлекательным. Между тем объем участия в "Лесдревмаше" снизили не только западноевропейские производители оборудования, но и свои, отечественные. Отказались или свели до минимума свое присутствие и многие дилеры. И, наконец, признаемся честно: терять свою популярность "Лесдревмаш" стал не сегодня. Тем полезнее разобраться в причинах без ссылок на внешние обстоятельства (которые, безусловно, имеют место).

Патриархи от леса помнят времена, когда все павильоны на Красной Пресне были буквально забиты станками и машинами, а самыми желанными посетителями для руководителей всемирно известных компаний были высокопоставленные чиновники: заключить контракт с советским правительством было то же самое, что сорвать джек-пот, а Экспоцентр являлся практически единственной площадкой в СССР, где иностранные фирмы могли представить свою технику.

Нынче иные приоритеты. Ни о каких оптовых правительственных закупках не может быть и речи. Контракты заключают не чиновники, а руководители предприятий. Судьба самых выгодных сделок решается не на Красной площади, а в Ганновере и Милане. Именно туда спешат директора и главные инженеры преуспевающих предприятий, чтобы познакомиться с новинками и сделать свой выбор. А поскольку никаких коммерческих прорывов своим участникам "Лесдревмаш" уже не сулит, то и рисковать огромными суммами нет смысла. Чтобы засвидетельствовать свое присутствие на рынке, достаточно представить несколько проданных станков, или и того дешевле — ограничиться информационным стендом, что многие и делают.

Дилерам также нет большой нужды поражать посетителей грандиозными стендами. Каждый уже занял свою нишу, определил круг поставщиков и потребителей. К тому же крупнейшие компании — "Дуна", "Негоциант", "Глобал Эдж", "Дюкон", "Фаэтон" и другие — имеют собственные постоянно действующие демонстрационные залы, которые по площади немногим уступают, а то и превосходят выставочные залы Экспоцентра. Дополнительный пакет — информационная поддержка, обучающие курсы, семинары, которые время от времени проводят крупные станкоторговые компании, — обеспечивает им достойное положение на рынке и позволяют сократить расходы на выставочные мероприятия.

И, наконец, еще одно изменение: "Лесдревмаш" давно перестал быть единственным и неповторимым. Сегодня в каждом регионе свой праздник, и нет нужды тащить тракторы и пилорамы в столицу, когда их можно продать буквально рядом с домом — участие в местной выставке обойдется дешевле, а реальных покупателей не меньше.

В общем, все течет, все меняется. Странно, но организаторы выставки, похоже, этих перемен не замечают, продолжая жить воспоминаниями о былой славе.

"Лестехпродукция", "Интеркомплект" начинают себя рекламировать и "пиарить" за 4-5 месяцев до дня открытия, используя все средства коммуникации: Интернет, телевидение, печатные издания, растяжки. Организаторы "Лесдревмаша", видимо, пребывают в иллюзии, что их выставка в рекламе не нуждается. Между тем за 15 лет, что минули после начала перестройки, выросло новое поколение мебельщиков и деревообработчиков, и среди них немало тех, кто ничего не слышал не только о "Лесдревмаше", но и о Дне работника леса, к которому когда-то была приурочена выставка.

Преувеличивают организаторы выставки значимость своего бренда и определяя уровень арендных платежей. Красная Пресня ценит себя дороже, чем Ганновер и Милан. При этом стоимость выставочных площадей для разных категорий различна: дешевле всего она обходится итальянцам — 135 долларов за 1 кв. м (в свое время они строили павильон на Красной Пресне и теперь могут позволить себе роскошь иметь весьма внушительные стенды), 170 долларов выкладывают отечественные производители, 270 долларов — производители всех остальных стран и российские дилеры. Но если бы только этим ограничивались расходы. Сущее бедствие для машиностроительных фирм — цены Красной Пресни за "сопутствующие" услуги. Увидев на прошлой выставке счет в 15 тыс. долларов за разгрузку линии, владелец одной из зарубежных фирм никак не мог оправиться от шока — за погрузку того же оборудования со склада он заплатил российской компании, специализирующейся в этой сфере бизнеса, 3 тыс. рублей. В этом году цены на погрузочно-разгрузочные работы Экспоцентр снизил на треть. По мнению дилеров, их надо снижать в разы. "Где это видано, чтобы стоимость разгрузки была сопоставима со стоимостью станка?" — делился своими мыслями один из несостоявшихся участников.

По подсчетам другого экспонента, за погрузочно-разгрузочные работы на Красной Пресне его фирма заплатила сумму, которая покрывала все расходы, связанные с участием в выставке в Сокольниках.

Особенно больно бьют "услуги" Красной Пресни по производителям, изготавливающим технику для лесозаготовок и первичной обработки древесины: весит она не меньше, а стоит дешевле высокоточных, напичканных электроникой станков для мебельщиков.

Между тем, если судить по названию выставки, именно на производителей оборудования для лесозаготовителей и деревообработчиков ориентируются ее организаторы. В этом убеждают и "околовыставочные" мероприятия. К сожалению, и на этом направлении "Лесдревмаш" не только не продвинулся к рынку, а наоборот, уверенно стал пятиться назад. Еще четыре-шесть лет назад в Экспоцентре производители и потребители деревообрабатывающего оборудования имели возможность встретиться за "круглым столом" и худо-бедно наладить диалог, обсудить волнующие их и вполне конкретные проблемы. На последних двух выставках все мероприятия, имеющие хоть какой-то практический смысл, отменены ради одного-единственного: Международного форума "Лес и человек", являющегося предметом особой гордости организаторов. Три дня речь на высоком собрании вели исключительно о лесе и "экспортоориентированных" отраслях. Что касается качества самого мероприятия, один из моих собеседников, имеющий богатый опыт участия в подобных заседаниях, оценил его так: "Если бы я не знал, что это международный форум, подумал бы, что попал на партхозактив".

Увы, сугубо "имиджевое" мероприятие никоим образом не влияет на коммерческую составляющую выставки. Скорее, даже наоборот. Обилие представителей администраций из городов и весей России, активно зазываемых на форум, нынче вызывает лишь досаду у тех, кто приехал продавать и покупать. "Лесдревмаш" превращается в бюрократическую тусовку", — вырвалось в сердцах у одного из коммерсантов.

Судя по результатам работы ЛПК, ему тоже мало помогают бесконечные хуралы, которые стали визитной карточкой чуть ни всех российских выставок. Сегодня в лесопромышленном комплексе самые низкие темпы роста среди всех отраслей промышленности страны (за исключением легкой). Владея четвертью мировых запасов лесных ресурсов, Россия производит всего около 3% от общего объема продукции мирового лесопромышленного производства. (Для сравнения: доля Финляндии — 8,4%, Швеции — 10,1%, США -12,7%, Канады — 17,3%.) Социальное положение и жизненный уровень жителей лесных поселков — один из самых низких среди отраслей промышленности: 4149, 7 рублей (в газовой — 25 565 рублей, в нефтедобывающей — 20 133 рубля, в нефтеперерабатывающей — 12 072 рубля).

Несмотря на явную утрату "Лесдревмашем" своих позиций, многие экспоненты (порой, к собственному удивлению) констатируют: "Выставка для нас была вполне успешной". Основных причин видят две: с одной стороны, общий подъем деловой активности в стране, с другой, — снижение предложения из-за ограниченного количества участников. И если первому можно только порадоваться, то второе должно вызвать беспокойство не только у посетителей — потребителей техники, но и у организаторов выставки. Однако последние, похоже, никакой тревоги не ощущают. И в лучших традициях социалистической отчетности бодро рапортуют о достигнутых успехах. Так, согласно пресс-релизам, в 2000 году общая площадь "Лесдревмаша" составляла 15 тыс. кв. м, а число экспонентов измерялось цифрой 600, в этом, соответственно, — 20 тыс. кв. м и 1000 участников, в том числе 500 российских. Однако стоит раскрыть каталог "Лесдревмаша-2004" — и от иллюзии благополучия не останется и следа. Не 1000, а 450 экспонентов размещались в трех павильонах и на открытой площадке Экспоцентра, при этом количество российских предприятий, включая средства массовой информации, дилеров и т. д. составило всего 187.

Так что поводов для размышлений достаточно.

* полную версию статьи читайте в печатной версии журнала.


Читайте также: