рубрика: бизнес-карта мнение профи

На трибуну Первого съезда мебельщиков

Мы должны стать заметными! И вполне этого заслуживаем


Александр Шестаков,
генеральный директор ЗАО «Первая мебельная фабрика»

Буквально на днях в Санкт-Петербурге завершился Международный Лесопромышленный форум. Мероприятие, бесспорно, масштабное. Однако на нем поднимаются преимущественно вопросы базовой — лесозаготовительной отрасли. Мебельной промышленности, на мой взгляд, уделяется лишь частичное внимание.

Всероссийская Конференция участников мебельного рынка, которая пройдет впервые за всю рыночную историю существования отрасли, — это, напротив, сугубо наша, цеховая, встреча. И мы надеемся, что она вызовет широкий резонанс в профессиональной среде.

Союз мебельщиков Северо-Запада не случайно выступает одним из инициаторов проведения Конференции. Наш Союз — пожалуй, наиболее активная региональная организация мебельщиков в России. Мы вступили в Ассоциацию предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России, работаем с ней в хорошем контакте.

Мы собираемся обсудить специфические проблемы, волнующие сегодня производителей и продавцов мебели. Считаю необходимым поставить вопросы, по которым должна быть выработана единая позиция и сформирована ясная, понятная всем программа действий. Недавно я общался с ответственными работниками Минпромнауки на тему: что для нас более эффективно — повышать пошлины на готовую мебель или снижать — на комплектующие и оборудование? Мнения разошлись. Меня, признаться, уменьшение ставок ввозных пошлин на материалы — и особенно на оборудование — волнует гораздо больше, чем увеличение пошлин на готовую мебельную продукцию (кстати, в этом вопросе мы уже добились определенных успехов).

Импортные материалы и технику мы закупаем в огромных количествах. Это без преувеличения миллиарды долларов. При этом ставки на основные виды мебельных материалов достигают сегодня 15–20 процентов, на фурнитуру и комплектующие — от 5 до 15 процентов, на оборудование — 15 процентов. Как, скажите, развивать предприятие в такой ситуации? Мы привозим станки и линии — платим пошлины. Сверх того платим НДС, который возвращается лишь тогда, когда новая техника уже введена в строй. Абсурд! Правительство фактически замораживает наши оборотные средства. У «Первой мебельной» сейчас в «подвешенном состоянии» около двух млн. долларов. Неужели мы не нашли бы лучшего применения этим деньгам?

Министерство спрашивает: а как же производители плит, фурнитуры, комплектующих?

Скажу честно: лично я не готов сегодня поддерживать мифическую фурнитурную промышленность России. Хотя мне известны несколько успешных отечественных фирм. Они нашли возможность эффективно работать в рынке, они предлагают индивидуальные и взаимовыгодные схемы сотрудничества российским мебельщикам. Они вполне могут конкурировать с западными поставщиками. Те фирмы, которые до сих пор себя никак не проявили, по-видимому, уже опоздали...

Повторяю: сейчас архиважно разобраться с пошлинами на комплектующие и оборудование. Однако нам очень нелегко решать этот вопрос. Потому что государство не располагает корректными статистическими данными о работе мебельной промышленности. Нам говорят, что мебель составляет 11 процентов от объема производства всего ЛПК. Да не может этого быть! Мебель — тотальный товар, самый распространенный, самый покупаемый. Если мы возьмем западную статистику, то в странах Европы мебельная продукция в структуре ЛПК — это 40, 50, а то и 70 процентов общего производства. А мы рассказываем о каких-то 11-ти процентах.

Откуда эти странные цифры? Объясню. Я уже сотню раз приводил в пример официальные данные по Санкт-Петербургу. У нас в городе, если верить отчетам Роскомстата, всего 10 мебельных предприятий! На основе этой, с позволения сказать, статистики строят свои выводы и прогнозы уважаемые госструктуры. Разумеется, у них получается, что Северо-Запад занимает только 12% российского рынка. А я полагаю, что наш регион «весит» гораздо больше. Поскольку в одном только Союзе мебельщиков 150 компаний. А в Питере и области их гораздо больше. Они занесены в реестры налоговой службы, но налоговики не предоставляют информацию статистикам. Я не раз пытался — через официальные каналы — запросить сведения у налоговых органов о количестве мебельных предприятий. Но они отказывали, ссылаясь на то, что информация закрыта. От них не поступает данных даже в Комитет экономики и промышленной политики.

Вопрос о доступе к статистике надо ставить на правительственном уровне. Необходимо обязать налоговые инспекции передавать в официальные статистические органы объективную информацию. Обязательно. Иначе мы ведем разговоры о повышении и улучшении чего-то, сами не знаем чего.

У меня нет сомнений, что мебельная промышленность и дальше будет поступательно развиваться нормальным естественным рыночным путем.

В России активно строятся крупные мебельные центры. На их базе создаются большие оптовые компании. Пока некоторые мебельщики жалуются, что нет нормальных оптовиков. Но оптовики из воздуха не берутся. Нужны условия. Появился в Питере «Мебель-сити» — ситуация поменялась. Сначала центр сдавал площади в аренду, теперь начинает торговать и закупать сам. Это логика рынка. Я уверен, что и «Гранд», и «Три кита» потихонечку начнут заниматься закупками. Так и возникнут оптовые сети. Через несколько лет они обязательно появятся.

Мебельщики приходят к тому, что им не нужны «мертвые» магазины. Лидеры уже сегодня понимают, что надо торговать в крупных центрах и избавляться от мелких «точек». Постепенно все к этому придут.

* полную версию статьи читайте в печатной версии журнала.


Читайте также: