рубрика: известия АПМДПР известия АПМДПР

Незнание закона «О техническом регулировании» не освобождает от ответственности

В октябре на базе «Электрогоскмебели» Ассоциация предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России проводила отраслевую конференцию, посвященную исполнению закона «О техническом регулировании». Дирекция АПМДПР считает тему архиважной, признавая, между тем, что многие руководители предприятий не то что не осознают масштаба и глубины проблемы, но даже не знакомы с ней, что называется, «в первом приближении».

Суть такова. Перед мебельной и плитной отраслями стоит задача создания принципиально новой базы стандартизации продуктов. «Мебельный бизнес» уже неоднократно затрагивал эту тему. Мы сообщали также, что под эгидой Ассоциации начал действовать комитет по разработке технических регламентов и стандартов на мебель. Аналогичный комитет создается и в плитном секторе, поскольку нормативы на плитные материалы должны быть «увязаны» с требованиями к мебельной продукции. Государство, по всей вероятности, уже не выделит бюджетных средств на подобные работы, поэтому Ассоциацией создан целевой фонд для финансирования программы.

Летом АПМДПР сумела отстоять перед властными органами свое принципиальное право возглавить нормотворческую работу. Теперь пришло время «довести вопрос» до участников рынка, наладив сбор информации и широкий обмен мнениями, поскольку дело касается решительно всех.

Организуя встречу в Электрогорске, АПМДПР, с одной стороны, ставила перед собой цель продемонстрировать имеющийся в отрасли научно-практический потенциал, с другой — получить первые отклики от промышленников.

На мероприятие прибыли руководители мебельных компаний и плитных заводов не только из Москвы и Подмосковья, но и из многих регионов.

Вела конференцию Светлана Кржижановская, не так давно получившая портфель вице-президента Ассоциации. Открывая дискуссию, она сказала:

— Федеральный закон «О техническом регулировании» предусматривает кардинальную реформу базы стандартизации всей продукции, производимой в России. Реализация закона означает пересмотр гостов, доставшихся нам в наследство от плановой социалистической экономики и пока не претерпевших никаких принципиальных изменений. Надо отметить, что нормативная база не была совершенна и в советские времена, а сегодня, в контексте реформ, проходящих на всем экономическом пространстве, выглядит просто анахронизмом. Это касается и стандартов, действующих в мебельной и плитной отраслях. Они стали тормозом для инвестиций в промышленность и для прогресса производства в целом.

В силу либерализации экономических отношений государство оставляет за собой лишь функции контроля за основными требованиями по безопасности продукта. Все остальные свойства товаров остаются за рамками государственной регламентации. Они — на усмотрение рынка, который сам должен расставить акценты, определив основные качественные показатели.

Закон закрепляет максимальную свободу нормотворчества за гражданином как потребителем товаров и участником бизнес-сообщества. Это принципиальный момент: техрегламенты могут быть представлены на рассмотрение во властные структуры любым лицом — физическим, либо юридическим. При этом они являются обязательными к исполнению всеми участниками рынка. И будут рассматриваться в соответствии с процедурой принятия законов. То есть, предполагаются слушания в Госдуме, прохождение бумаг через думские комитеты, обсуждение в специальной комиссии при президенте. Это, как вы понимаете, долго, сложно и мучительно.

По имеющимся у нас сведениям, на сегодняшний день разработано всего 50 проектов техрегламентов, причем на некоторые виды продукции предложено по два-три варианта, содержащих взаимоисключающие требования. То есть, уже на этапе разработки регламентирующие документы становятся инструментом рыночной борьбы. 36 проектов проходят слушания в Госдуме. Но пока ни один не утвержден.

Вот еще информация к размышлению: компания «Бош» заявила, что хочет представить технический регламент на продукцию, которую она производит в России. Фирма имеет такое право. Нетрудно вообразить последствия «бошевской» инициативы. Представьте, что ждет наших производителей, если за дело в массовом порядке возьмутся западные конкуренты. А ведь это вполне реально. Поэтому с разработкой нормативной базы тянуть никак нельзя.

Эксперты, которые на федеральном уровне следят за ходом разработки технических регламентов, говорят о том, что пока процесс идет крайне вяло. Добавим, что не принята и не обнародована национальная программа по разработке технических регламентов. Создана, правда, некая матрица — типовой проект техрегламента. Но этот документ до сих пор находится на рассмотрении в Госдуме. То есть, пока у АПМДПР в руках нет даже утвержденной «прописи».

Несмотря на такую подвешенную ситуацию, Ассоциация настаивает на активных действиях. Не дожидаясь разъяснений «сверху», она сейчас пытается определить хотя бы главные проблемные зоны. Вопиющие нестыковки в стандартах наблюдаются, скажем, по формальдегиду. Гостом на мебель, например, предусмотрены ПДК выделяемого формальдегида на уровне 0,01 мг на куб.м воздуха (причем, этот норматив в десять раз жестче того, что действует в Европе). В то же время стандарт (1989 года) на плиты устанавливает содержание свободного формальдегида в ДСП класса эмиссии Е1 — 10 мг на 100 г смолы. Если такую плиту заламинировать, токсичный «фон» снизится лишь в 5 — 6 раз. Каширование тем более не гарантирует удовлетворительных показателей экологичности. Таким образом, мебель, изготовленная из плитных материалов, полностью соответствующих действующим нормам, все равно никак «не впишется» в директивные требования по гигиенической безопасности.

Кстати, что касается ламинированных плит, то совсем свежий гост на ЛДСП 2003-го года вообще не содержит ссылок на показатели формальдегида.

Что реально предполагается предпринять? С одной стороны, гост на «сырые» плиты в настоящее время переработан, и требования по токсичности ужесточаются: для класса эмиссии Е1 — не более 8 мг формальдегида на 100 г смолы, для Е2 — от 8 до 30-ти мг. Новый стандарт находится на последней стадии согласования с органами Минздрава.

Однако снизить нормы по формальдегиду для мебели (приведя их в соответствие с нормами, действующими на западе) пока не представляется возможным. Все попытки мебельщиков «пробить» разумные новые стандарты натыкаются на жесткий отпор гигиенистов.

Ситуация усугубляется еще и тем, что самостоятельно проверить свою мебель на соответствие действующим требованиям могут лишь единичные предприятия, поскольку методика определения показателя содержания формальдегида в готовой продукции предполагает наличие дорогостоящего специального оборудования — климатической камеры. Такое оборудование для большинства мебельных фабрик — чистая экзотика...

«Формальдегидная проблема» — лишь один пример, ярко демонстрирующий существующую разноголосицу в стандартах и противоречия между теорией и практикой. Подобных нормативных «воронок» наберется еще с пару десятков. Неудивительно, что сегодня Ассоциация настойчиво приглашает мебельщиков и плитников подключиться к процессу нормотворчества хотя бы на уровне «вник в суть и высказал свое мнение».

Стоит еще раз подчеркнуть: новые технические регламенты должны будут неукоснительно соблюдаться всеми участниками рынка, поскольку закон, как известно, обязателен к исполнению, а незнание его не освобождает от ответственности.

Именно поэтому и мебельщики, и плитники должны быть кровно заинтересованы в высоком качестве разрабатываемых документов. От того, насколько профессиональными, грамотными и понятными они будут, зависит, ни много ни мало, будущее смежных отраслей. Кроме того, совершенно необходимо, чтобы нормативная база учитывала, с одной стороны, реальные производственные возможности действующих предприятий, брала в расчет имеющиеся в распоряжении у фабрик и заводов оборудование и технологии, а с другой — обеспечивала и стимулировала технологический прогресс. Наконец, новые стандарты должны поставить надежный заслон непрекращающемуся притоку на рынок «левой» кустарной продукции.

Прошедшая в Электрогорске конференция подтвердила, что вопросы стандартизации и сертификации требуют глубокого, всестороннего обсуждения. Так что дискуссия будет продолжена.

* полную версию статьи читайте в печатной версии журнала.


Читайте также: