рубрика: бизнес-карта имя в бизнесе

Сергей Киверин, генеральный директор ОАО "Заречье"

Почтовый адрес "Заречья" — Тюмень, улица Заречная. Ну, и как вы думаете, какую песню здесь считают своей, родной, и поют на всех сборищах — вместо корпоративного гимна?

Ну, конечно! "Весну на Заречной улице" — лирический хит конца 60-х из одноименной культовой кинокартины.

Известные каждому песенные признания — про улицу родную, что в непогоду дорога, про проходную, что в люди вывела, — будто специально сочинялись для зареченцев. Возможно даже, эта задушевная советская песня стала для тюменской фабрики связующим и "примиряющим" звеном между двумя эпохами — той, социалистической, и этой, рыночной. Поёшь "Весну..." — и жизнь обретает цельность, непрерывность и внутренний смысл.

Дорога к нынешнему вполне благополучному существованию была для "Заречья" не самой гладкой. Получив юридическую самостоятельность, фабрика, что называется, выпала из кооперационной обоймы. И для начала ей пришлось обеспечивать себе самостоятельность производственную.

До всех рыночных свобод "Заречье" значилась филиалом "Тюменьмебели" и функционировала фактически как субподрядная отделочно-сборочная структура. Чтобы реально выпускать конечный продукт, пришлось в срочном порядке приобретать оборудование, причем в условиях кромешного перестроечного дефицита. Правдами и неправдами, подключив все личные связи, чуть ли не из-под полы закупили драгоценный пресс на заводе в Днепропетровске. И, наладив собственное щитовое производство, остались на плаву...

Впрочем, вчерашние проблемы они и есть вчерашние — или успешно решены, или уже потеряли актуальность. Важен итог: за 12 лет "Заречье" из предприятия-"полуфабриката" превратилось в устойчивую фабрику, в Компанию, осознающую и признающую рыночные ценности.

— Это происходило исподволь, изо дня в день. Очень похоже на то, как человек взрослеет: в какой-то момент мы поняли, что научились играть по новым правилам, стали по-другому думать, иначе формулировать задачи.

Сергей Киверин прав: перемена менталитета — процесс объективный. Но процессу можно препятствовать, а можно помогать. Киверин в свое время предпринял важные ключевые решения, позволившие двигаться в нужном направлении.

Во-первых, на "Заречье" была грамотно проведена приватизация. Это серьезная гарантия стабильности фирмы и эффективности управления.

Во-вторых, на "Заречье" были приглашены западные консультанты по линии ТАСИС, призванные помочь фабрике адаптироваться к новым условиям. Сегодня обращение к иностранным специалистам — вещь естественная и широко практикуемая. Но в середине 90-х требовалась политическая воля, чтобы довериться буржуазным профи.

— Приехали к нам два божьих одуванчика — старичок со старушкой. Американские пенсионеры. Со званиями, степенями, с авторитетом. И начали рассказывать фантастические вещи — про рынок, про менеджмент, про маркетинговые стратегии! Мы многого толком не понимали, но потрясены были до основания. И толчок к развитию получили мощный.

Кстати, наши иностранцы вникали во все тонкости, вплоть до рекламной фотосъемки: они подсказывали, какой выбрать ракурс, как "ставить кадр". Мы выпускали тогда модный черный набор для гостиной. Честное слово, это были самые удачные снимки нашей мебели.

Собственно, я хочу сказать, что, общаясь с квалифицированными консультантами, мы учились комплексному, системному подходу к бизнесу.

В-третьих, самое главное: на "Заречье" довольно быстро осознали, что в рыночных условиях непозволительно мыслить "пятилетками". Однажды принятые решения могут не только корректироваться, но и отменяться. Единственно верная экономическая установка — гибкость и готовность быстро перенастраиваться.

На практике это означало, например, несколько последовательных обновлений продуктовой линейки "Заречья". Массивная мебель, мебель из стекла, зеркальное производство и наконец "корпус" из ламинированной плиты в качестве профилирующего ассортимента.

Сергей Киверин разделяет ту точку зрения, что для корпусного предприятия оптимальна жесткая специализация.

— Я, скажем, был на фабриках в Эстонии, в Литве и видел собственными глазами, как они перестроились на выпуск очень узкого ряда изделий. Буквально одно-два. Работают преимущественно на внешний рынок, поскольку собственное потребление крайне ограничено — страны маленькие, ну что такое полтора миллиона населения?!

Очень многие прибалты поставляют мебель для ИКЕА. И хотя у нас сложилось мнение, что шведы "прогибают" до последнего, "икейские" заказы в больших объемах дают им до 15 процентов рентабельности. Совсем неплохо, по-моему. У всех контракты на пять лет с последующей пролонгацией. Они нам говорили: ребята, вы отапливаете улицу зимой. Разве можно выпускать такой широкий модельный ряд при таких небольших ресурсах?

Я, допустим, понимаю, что современное производство должно быть узкоспециализированным. Но это возможно, если ориентируешься на крупные сети. У нас-то пока сетей нет. Мы — на другой ступени организации торговли.

Например, приезжает ко мне оптовик. Дай, говорит, прихожую, гостиную, спальню, да еще хорошо бы и детскую! Понятно: ему выгодно взять все в одном месте, он на этом экономит время и деньги. И, если я не буду считаться с его запросами, то стану неинтересен, и оптовик забудет ко мне дорогу.

Действительно, ножницы между требованиями эффективного производства и эффективного сбыта сегодня очевидны. Это главное противоречие, которое — кто лучше, кто хуже — но стараются преодолевать все наши мебельные фабрики. Узкая специализация — самая актуальная стратегия в производстве, а всеобъемлющий ассортимент — самая результативная стратегия в реализации.

Своеобразие момента также и в том, что руководители успешных мебельных компаний, как правило, с головы до пят сформированные и воспитанные именно производством, ставят теперь требования торговли во главу угла. Киверин — не исключение. Неудивительно, что в прошлом году на "Заречье" занимались проблемами опта и розницы с невиданной до того активностью.

Например, открыли сразу три региональных склада — в Питере, Новосибирске и Сургуте, хотя еще два года назад глава компании упорствовал: ни к чему-де замораживать деньги в складских запасах. Сегодня мнение переменил, убедившись в том, что склады дают существенный коммерческий эффект.

Второй кардинальный шаг — полное обновление штата службы продаж с существенным — в разы! — повышением менеджерских окладов.

— Прежде считал, что самый правильный вариант — платить людям проценты от объема реализации: это стимул шевелиться, заводить новые контакты. Оказывается, ошибался. Хороший менеджер хочет получать стабильные деньги, сопоставимые с заработками коллег в других компаниях. На тюменском рынке квалифицированные специалисты стоят недешево, но мы принципиально подбирали самых квалифицированных.

Третье важное событие, послужившее отправной точкой для выхода на принципиально новый уровень работы — внедрение на предприятии автоматизированной системы "Галактика", позволяющей быстро и точно рассчитывать один из основных экономических показателей — себестоимость продукции. Система позволила значительно оптимизировать процессы учета в производстве, повысить оперативность и достоверность информации.

Процесс внедрения "Галактики" длился без малого три года, но в конечном счете АСУ настолько активизировала деятельность отдела информационных технологий "Заречья", что программисты и системщики компании смогли обогатить и дополнить базовое решение своими собственными ноу-хау.

В рамках дальнейшего совершенствования процессов автоматизации в системе "Галактика" "Заречье" выбрано как образцово-показательное предприятие для участия в пилотном проекте по внедрению версии "Галактика 7.11", поддерживающей стандарт MRP II управления ресурсами предприятия.

Финансовый директор компании Любовь Николаева уверяет, что никто, кроме "Заречья", сегодня не может, например, предложить оптовикам вносить изменения в текущие заявки в столь оперативном режиме.

— Мы готовы корректировать и объемы, и ассортимент буквально еженедельно. У нас есть возможность настраивать всю производственную цепочку под изменившиеся заказы и обеспечить их исполнение через 12 дней. Мы говорим партнерам: если вы хотите что-то экстренно отрегулировать, только сообщите. Надеюсь, коммерсанты обязательно оценят наш новый подход.

Архиважное событие для "Заречья" — открытие в Тюмени собственного мебельного супермаркета "Магнат" площадью 7 тыс. кв.м, где выставлена не только фирменная мебель, но и продукция других российских и зарубежных фабрик. Все торговые площади разобраны, и очередь из желающих попасть в число арендаторов только растет.

— Между прочим, — говорит Киверин, — мы недавно подняли арендную плату. Народ остался на местах, никто от своих квадратных метров не отказался. Значит, с продажами тут все в порядке. Магазин уже "раскручен". По выходным сюда приезжает до двух с половиной тысяч человек.

Вообще, откровенно говоря, супермаркетом "Магнату" еще только предстоит стать. Пока мебельный центр запущен в "промежуточном" формате. В ближайшем будущем огромная выкупленная территория бывшего мясокомбината превратится в стройплощадку. Первым делом снесут кирпичный забор с колючей проволокой по периметру.

— А что вы хотели?! Тут же был стратегический объект: колбасу у нас охраняли — будь здоров.

Подождите, скоро возьмемся за строительство второй очереди. Здесь будет супер-магазин! Инвестора нашли. Проект уже утвердили. Стекло, металл — все на уровне. Кроме мебели в торговом комплексе планируется этаж бытовой техники, отдел товаров для дома, продуктовая секция. Все это гарантированно увеличит поток покупателей.

Киверин знает, за что бьется. По уровню покупательной способности Тюмень входит в пятерку лидеров по России. Кроме того, в городе невероятными темпами развивается жилищное строительство. Ожидается тотальная миграция буровиков-нефтяников с ближайших "северов". Новые владельцы нефтяных компаний поняли, что испытанный вахтовый метод гораздо экономичней, чем обеспечение инфраструктуры для "оседлой" рабочей силы. Так что Тюмень в ближайшие два года готовится принимать основной поток платежеспособных переселенцев. По оценкам, число жителей города должно вырасти вдвое — с 400 до 800 тысяч.

Условия для развития бизнеса в Тюмени весьма благоприятны. Предприниматели удовлетворены тем, как ведет дела губернатор Собянин. Если говорить конкретно о мебельщиках, то они не только находят общий язык с властями, но и получают реальные льготы: из областного бюджета покрывается 2/3 ставки рефинансирования, выделяются деньги на поддержку выставочной деятельности.

Генеральный директор "Заречья" возглавляет областную Ассоциацию мебельных предприятий с 1995 года и пока бессменно. В Тюмени, к слову, есть ассоциации на любую "тему" — риэлторы, лесники, строители. Цеховая идеология здесь явно обрела осмысленные формы. И вряд ли еще в каком российском регионе местные отраслевые организации так активно и результативно взаимодействуют с чиновниками.

Кстати, интересный факт: тюменские мебельные предприятия, входящие в Ассоциацию, не платят ежегодных членских взносов — дело ограничивается минимальными вступительными сборами. Президент Киверин считает, что необходимое финансирование вполне по силам "Заречью".

— Зачем нужна лишняя бухгалтерия, если можно обходиться без этих формальностей. В конечном счете "прибыль" от внутрицеховой интеграции многократно окупает затраты на ее развитие. Связь дороже денег.

На первый взгляд, странно слышать такое от опытного бизнесмена, у которого забота об экономии, о себестоимости, должно быть, вошли в плоть и кровь. Впрочем, некая "двуликость" — жесткий учет и рассчетливость в производственных программах и сибирская щедрость в гуманитарных — свойственна не только Киверину.

Если вы приедете в гости, он непременно покажет вам не только свою, зареченскую, мебель, но и чужую. Впрочем, какая же она чужая, если собрана по его инициативе и отреставрирована на его фабрике? Мебельных раритетов уже собралось столько, что хватило на приличную музейную экспозицию. В создании музея принимали самое деятельное участие художники Борис Трофимов и Анна Сачек, историк-экпозиционер Вера Аксюта, прораб Евгений Катерушин и реставратор-краснодеревщик Георгий Киреев.

"Мебель старой Тюмени" — просветительский проект "Заречья", достойный всяческого уважения. Заметьте, Киверин не собирает роскошного антиквариата а ля Людовик. Круг его коллекционных интересов — мещанская, усадебная, крестьянская мебель XVIII-XIX веков.

С простодушием начинающего коллекционера он признается: "Только когда мы занялись реставрацией, я вдруг понял, как долго живет мебель. Она ведь на столетия переживает своих владельцев". Такое открытие вряд ли можно признать революционным, но, не исключено, что именно оно заставило Киверина по-новому взглянуть на то, что производит он сам. Возможно, Киверин задумывается о выпуске мебели, отделанной шпоном не только потому, что "народ подустал от ДСП". А еще и потому, что директору "Заречья" не чужды амбиции оставить достойные материальные свидетельства современной эпохи.

Ирина Фадеева

* полную версию статьи читайте в печатной версии журнала.


Читайте также: