Новый старт для Европы?

Недавно приоритетными задачами в деятельности Еврокомиссии были объявлены повышение конкурентоспособности европейской индустрии и оживление инвестиционного климата в регионе. На сегодняшний день доля промышленности в ВВП Евросоюза составляет не более 16%. К 2020-му году этот показатель решено довести до 20%, о чём заявил Жан-Клод Юнкер.

Президент EFIС Маркус Визнер в интервью Геральду Шультхайсу, корреспонденту немецкого профильного журнала Moebelmarkt

Выступление главы Еврокомиссии послужило своеобразным сигналом для Европейской мебельной конфедерации (EFIС), руководство которой незамедлительно отреагировало, издав «Манифест мебельной промышленности». Документ отражает вызовы, которые сегодня стоят перед отраслью, предлагает пути решения существующих проблем и формулирует принципы дальнейшего взаимодействия с руководящими органами ЕС. 

Президент EFIС Маркус Визнер в интервью Геральду Шультхайсу, корреспонденту немецкого профильного журнала Moebelmarkt, рассказал о том, каким он видит ближайшее будущее европейской мебельной индустрии и какие инициативы коллег намерен лоббировать во властных структурах Евросоюза.

ММ: Г-н Визнер, в ходе мирового финансового кризиса 2007–2009 годов оборот европейской мебельной промышленности упал на 34 процента — до 90 миллиардов евро, и с тех пор отрасль находится в состоянии стагнации.

— Да, это так, хотя общемировое мебельное производство после преодоления острой фазы кризиса сумело вернуться в зону позитива: в 2014-м году суммарный доход индустрии составил 424 миллиарда евро. К сожалению, европейский регион не участвует в этом празднике жизни. Но не всё так плохо: в прошлом году мы наблюдали конъюнктурный подъём экономики Европы и на этом фоне зафиксировали заметное оживление в мебельной отрасли. Если всё будет складываться благополучно, то 2016 год обещает принести долгожданный рост.

ММ: В манифесте EFIС отмечается, что существенным препятствием для развития европейской мебельной индустрии остаётся давление импорта на национальных производителей.

— На сегодняшний день ни у кого не вызывает сомнений тот факт, что негативные последствия мирового кризиса вкупе с активной политикой ввоза снижают конкурентоспособность и тормозят развитие европейской мебельной индустрии.

Особую угрозу составляет Китай, чья экспортная доля на мировом мебельном рынке за последние десять лет выросла до 36 процентов. В таких условиях сложно продолжать полноценно работать.

У нас с некоторыми странами-импортёрами не только совершенно различные стандарты жизнеобеспечения и, соответственно, уровень заработной платы, но и более высокие требования к организации производств и деятельности предприятий. Речь идёт, в том числе, о социальных и страховых гарантиях, о соответствии экологическим нормам, а это объективно ведёт к удорожанию европейской продукции.

ММ: В качестве защитной меры EFIС предлагает обязать производителей использовать так называемую «маркировку происхождения». Что конкретно вы ожидаете от этой меры?

— Сегодня для большинства людей вопрос происхождения, экологической и производственной безопасности продукции имеет огромное значение. Мы должны сделать различие в характеристиках той или иной мебели более очевидным для потребителей, чтобы они могли делать выбор максимально осознанно. Мы считаем, что клиент имеет право знать, что он приобретает. Это, как нам кажется, скорее всего добавит лояльности в отношении к европейским маркам.

ММ: Как вы думаете, поддержит ли эту инициативу Еврокомиссия?

— Еврокомиссия и Европарламент уже сейчас настаивают на обязательной маркировке происхождения товаров. Против выступают члены Совета Европы. Что касается непосредственно производителей, то они единодушно голосуют за принятие этой меры.

ММ: Предлагает ли EFIС какие-либо ещё шаги по укреплению положения мебельной индустрии?

— Во-первых, стоит согласовать и подвести под единый «лейбл» эко-маркировки, принятые на вооружение в разных странах ЕС. 

Сейчас мы имеем множество национальных сертификационных систем, что только усложняет процесс и путает производителей, ритейлеров, продавцов в магазинах, не говоря уже о простых покупателях. Во-вторых, необходимо выработать эффективные способы защиты авторских прав. Наконец, надо обеспечить мебельным предприятиям открытый доступ к программам инновационного развития и различным государственным грантам.

ММ: Последние тенденции таковы, что стоимость рабочей силы в Юго-Восточной Азии сильно подорожала, курс доллара по отношению ко многим валютам существенно вырос. Возможно, это могло бы стать тем преимуществом, которого так не хватает европейским мебельщикам, и снизить давление китайского импорта? При этом территориальное соседство европейских стран позволяет не только вести более тесное сотрудничество, но и сокращать производственные издержки и расходы на логистику.

— Само по себе удорожание рабочей силы в азиатских странах не сомкнет мгновенно «ценовые ножницы».

Говоря откровенно, в соревновании по стоимости мы сможем выиграть ещё очень нескоро. Но нам есть что противопоставить конкурентам: европейская мебельная отрасль имеет более высокие дизайн-компетенции, она гораздо эффективней с технологической точки зрения и молниеносно реагирует на запросы потребителей. Вот эти «козыри» мы и должны использовать по максимуму.

ММ: В Соединённых Штатах мебельная промышленность сейчас переживает буквально эпоху расцвета. Причина в том, что крупнейшие профильные предприятия вернули на родину свои производства. Сейчас и Старый Свет подхватывает этот тренд. В последнее время, например, производители мягкой мебели из Центральной Европы активно инвестируют в восточноевропейские фабрики. Это весьма разумно, ведь импорт диванов из Китая становится всё менее и менее выгодным. Как, по вашему мнению, вернётся ли производственный караван рано или поздно в Европу?

— В Америке промышленность регулируется более осознанно, чем в Европе. В то время как в США наблюдается абсолютно чёткая установка на реиндустриализацию, а главное, принимаются вполне конкретные меры для подъёма национальных предприятий, в Европе всё «зависает» на уровне дискуссий.

Бесспорно, для того чтобы гарантировать 1,1 миллиона рабочих мест в мебельной отрасли, мы должны создавать добавленную стоимость в Европе, а не где-либо ещё. Именно поэтому самая эффективная политика на сегодняшний день — это вложения дополнительных средств в местные предприятия.

Кое-какие позитивные примеры мы видим. Скажем, небезызвестная корпорация Jysk (глобальный ритейлер, имеющий 2 300 мебельных магазинов в 41-й стране мира, — прим. «МБ») активно инвестирует в европейских поставщиков, стремясь обеспечить с ними более тесное сотрудничество.

ММ: Если инвестиционный поток будет ориентирован на развитие мебельных предприятий в Восточной Европе, не создаст ли это неравные конкурентные условия для мебельщиков других стран ЕС? То есть, не возникнет ли дополнительное ценовое давление со стороны восточноевропейских производителей?

— Понимаете, это просто изменения в европейской производственной структуре. Мы рассчитываем, что благодаря таким переменам удастся создать условия, способствующие развитию производства и на западе региона.

ММ: В «Манифесте» Конфедерации содержится тезис об упорядочении внутреннего рынка Евросоюза. Каких шагов вы ожидаете в этом отношении от Еврокомиссии?

— Мы надеемся на политику содействия со стороны государственного аппарата. Нам необходима централизованная сила, способная объединить разрозненные национальные интересы. Причина сегодняшней несогласованности заключается в неготовности отдельных стран действовать сообща, учитывать в первую голову общую выгоду, а не личные бенефиции, и вырабатывать единые европейские стандарты. Мы имеем дюжину различных эко-сертификатов, бесконечное число норм защиты отдельных брендов и ни одного унифицированного европейского патента. Подобная ситуация создаёт для предприятий, расценивающих Европу как свой домашний рынок, высокую нагрузку на себестоимость, торговые барьеры и бюрократическую волокиту.

ММ: Каким образом в данном контексте вы оцениваете политику субсидирования, реализуемую Евросоюзом? Насколько мне известно, она касается даже крупных игроков рынка, участвующих в формировании рыночной цены?

— В этом нет ничего противоречивого. Политика субсидирования преследует глобальную цель — способствовать развитию экономики в наименее стабильных странах. К тому же западноевропейские страны рассматривают «слабые» регионы как перспективные рынки сбыта в будущем.

ММ: Китайский производитель мягкой мебели KuKa сотрудничает с восточноевропейским мебельным предприятием для того, чтобы сократить время доставки и быть ближе к своим клиентам. Немецкий Musterring работает по обратной схеме, имея партнёра-производителя в Азии. Компания Nobilia думает о том, чтобы открыть фабрики в тех экспортных регионах, где у неё хорошо развивается бизнес. Если обратить внимание на этот тренд, то как вам кажется, не будут ли предлагаемые вами меры бесполезными?

— Это всего лишь единичные примеры, отражающие процессы глобализации, что совершенно неизбежно. Главное для нас — чтобы условия для всех предприятий оставались более или менее равными, и никто, по возможности, не нёс убытки.

ММ: Завершая наш разговор, хотелось бы получить прогноз: когда европейская мебельная индустрия сможет оправиться от негативных последствий финансового кризиса 2007–2009 годов и начать своё восхождение?

— На мой взгляд, ситуация крайне обнадёживающая. Многие предприятия не просто пережили трудные годы, но и смогли сохранить свою конкурентоспособность. К тому же сегодня в Евросоюзе понимают, что мебельная промышленность является «экономикообразующим» сектором, который нужно поддерживать. Поэтому, мне кажется, в ближайшие несколько лет, если не случится никаких потрясений, ситуация в отрасли изменится к лучшему.

Перевод Оксаны Анциферовой

 
Читайте также 15 сентября 2017 Вторичное первично

Крупные игроки деревообрабатывающего сектора вкладываются в развитие производств на территории Румынии.


13 сентября 2017 Распогодилось

Миланский CSIL опубликовал весьма позитивный прогноз для мировой мебельной индустрии на среднесрочную перспективу. Быстрее других товарных категорий в ближайшие годы будет расти производство корпусной мебели для жилых зон, а также матрасов.


15 июля 2017 Один на всех

Под девизом «Один годится для всех» поставщики универсальных «матрасов из коробки» вступили в плотную конкуренцию с производителями индивидуальных спальных систем. Как оценивают это противостояние игроки мирового рынка товаров для сна? Какие новые возможности и риски сулит происходящее конечным потребителям?


10 июня 2017 Двузначный рост два года подряд

Ассоциация производителей деревообрабатывающего оборудования Acimall выпустила итоговый бюллетень за 2016 год.


10 июня 2017 Рука об руку

B&B Italia получила креативного партнёра в лице компании Arclinea — одного из мировых лидеров сектора дизайнерских кухонь high-end класса.


17 мая 2017 Наши — молодцы!

Очередной раунд зарубежного выставочного турне экспортно ориентированных предприятий из России состоялся в Кёльне.

Свежий номер

VIFA EXPO 2018

Malaysian International Furniture Fair (MIFF) 2018

International Alliance of Furnishing Publications

interzum guangzhou 2018

PUSHKA - INTERNATIONAL INDUSTRIAL DESIGN INNOVATIONS FORUM

Салон франшиз на выставке "Мебель 2017"

Реклама на сайте Как сюда попасть?