Новый китайский план

Макроэкономические и структурные трудности, которые сегодня встают перед КНР, могут иметь значительные последствия для всей глобальной экономики.

По итогам 1-го квартала китайская экономика показала наименьший за последние годы рост: объём ВВП увеличился на 7,4%, и это не только самый низкий результат за первые кварталы со времён начала «китайского бума», но и минимальное достижение за последние 2 года.

Неуклонное замедление темпов роста ВВП в Китае наблюдается уже пятый год подряд, несмотря на то, что Национальное бюро статистики КНР характеризует текущие показатели как «уверенные и стабильные». Правительством поставлена задача добиться роста ВВП на 7,5% по итогам 2014-го, и хотя результаты 1-го квартала в целом удовлетворяют озвученной цели, годовой рост на таком уровне будет самым низким в китайской истории с 1990 года.

Насколько серьёзно замедление темпов роста сказывается на ключевых внешнеторговых партнёрах Китая, особенно на экспортёрах сырья, пока не вполне ясно. Китайский рынок выступает главным экспортным направлением для Японии, Австралии, Чили, Перу (этим государствам КНР обеспечивает от 18% до 30% всех экспортных сделок), а также Африки южнее Сахары, если рассматривать её целиком. Страны АСЕАН тоже реализуют в Китае свыше 10% своего валового экспорта. Объёмы импорта зарубежных товаров и сырья в Китай по результатам 2013 года составили 10,6% от глобального импорта, и, как полагают аналитики, безболезненно нынешние процессы в экономике Китая могут пройти лишь для тех стран, которые имеют хорошо диверсифицированную структуру внешней торговли.

Несмотря на общий негативный тренд, китайский сектор услуг в январе-марте, напротив, показал рекордный рост в 7,8%. Реальные располагаемые доходы населения также значительно выросли, причём не только в городах, но и в сельской местности — на 9,8% и 12,3% соответственно.

Аналитики из Euromonitor перечисляют основные проблемы, которые встают сегодня перед китайской экономикой. Помимо сиюминутных угроз вроде кредитного «пузыря», который рано или поздно с неизбежностью лопнет, всё более актуальными становятся долгосрочные вызовы, на работу с которыми может уйти и десять, и пятнадцать лет.

Китайскому правительству предстоит восстанавливать баланс между потреблением и кредитным «топливом» в реальном секторе экономики. Одна из ключевых задач — стимулирование частного потребления и снижение нормы сбережений, которая по итогам 2013 года составила 39,5% от реальных располагаемых доходов. При всё ещё довольно слабых механизмах социальной защиты добиться этого, правда, будет нелегко. Согласно текущим оценкам, к 2030 году на частное потребление в Китае будет приходиться лишь 41,6% ВВП, тогда как в Штатах этот показатель достигнет 67,4%. При том что доходы в США вчетверо выше, чем в Китае, среднедушевые сбережения американцев к 2030 году будут, как ожидается, только на 20% больше, чем у китайцев.

Многочисленное население КНР долгое время оставалось движущей силой национальной экономики, однако теперь оно неуклонно стареет. Количество граждан работоспособного возраста сокращается, рождаемость остаётся низкой. Средний возраст в Китае — на одном уровне с западноевропейскими странами, что весьма нетипично для развивающейся экономики. Стареющее население способствует не только дефициту квалифицированной рабочей силы, но и значительному росту зарплат: так, если в 2005 году средняя заработная плата в Мексике была вдвое выше, чем в Китае, то сегодня китайские оклады обогнали мексиканские.

Правительство признаёт демографические трудности и готово идти на смягчение «политики одного ребёнка», что, однако, не обратит вспять процессы старения: число женщин детородного возраста уже снизилось, и даже если рождаемость начнёт расти, темпы естественного прироста населения, скорее всего, окажутся незначительными.

Сокращение доли трудоспособного населения означает, что ныне работающие граждане должны трудиться больше, умнее и эффективнее, для того чтобы экономический рост оставался стабильным. Для увеличения производительности труда Китай остро нуждается в развитии инновационных отраслей экономики, что, в свою очередь, требует высококвалифицированной и творческой рабочей силы. И здесь неизбежно встают вопросы повышения качества образования, а также доступа в страну прямых зарубежных инвестиций.

Принятый в марте этого года национальный план урбанизации на период 2014–2020-го ясно свидетельствует, что развитие городов становится приоритетом для китайского правительства. В частности, поставлена задача увеличить долю городского населения с нынешних 53% до 60%. Предполагается, что население, переехавшее из сельской местности в города, будет потреблять и тратить больше, чем в деревне. Кроме того, эффективная урбанизация, особенно развитие малых и средних городов, поможет в решении смежной проблемы — социального неравенства: ведь 642 миллиона крестьян, проживающих в Китае, до сих пор мало выигрывали от «экономического чуда», и разрыв между богатыми и бедными в стране за последние годы только усиливался.

Наконец, проблемы загрязнения окружающей среды: в 2010-м Китай стал крупнейшим в мире потребителем энергии, обогнав по этому показателю Штаты; причём углеродного топлива КНР потребляет в 4,6 раза больше, чем США, а доля выбросов углекислого газа в мировую атмосферу, которая приходится на Китай, в 2013 году составила 28,3% — больше, чем у Северной Америки и Западной Европы вместе взятых. Дефицит воды — следствие загрязнения природы, оборотная сторона демографических трудностей и сама по себе географическая данность, — с каждым годом обостряется. Дальнейшая урбанизация неизбежно потребует привлечения новых водных ресурсов, но также и повышения эффективности использования имеющихся, сокращения отходов производств и потребления.

От того, насколько эффективно и комплексно в Китае будут решаться эти стуктурные проблемы, зависят не только качественные показатели национальной экономики, но и общий тонус экономики мировой, зависимость которой от Китая сегодня выше, чем когда бы то ни было.

 
Читайте также 15 декабря 2017 Внутренняя кухня «Кухонной мили»

В конце сентября журнал «Мебельный бизнес» и компания Duslar организовали бизнес-тур на выставку немецких кухонь.


02 декабря 2017 Продвижение с продолжением

Готовится новое издание англоязычного дайджеста «МБ», получившего высокие оценки международных экспертов.


12 ноября 2017 Будущее можно строить только на доверии

Все надежды и печали румынских мебельщиков в отношении российского рынка уместились в истории о приключениях одной румынской вазы в Москве. Рассказывает президент Ассоциации мебельщиков Румынии (APMR) Аурика Серени.


11 ноября 2017 Золотая сотня мировой мебельной индустрии

Миланский центр промышленных исследований серьёзно масштабировал свой главный аналитический обзор.


13 октября 2017 Низкая лояльность к брендам — вызов для американских мебельщиков

В августе профессиональное издание Furniture/Today обнародовало результаты нового исследования, которые сами исследователи назвали неожиданными.


10 октября 2017 С надеждой на большее

Сумбур и негатив в новостях, которые поступают из Белого дома, имеют неоднозначное влияние на мебельный рынок в Штатах, считают эксперты.

Свежий номер

CIFF Guangzhou

UMIDS

VIFA EXPO 2018

Malaysian International Furniture Fair (MIFF) 2018

International Alliance of Furnishing Publications

interzum guangzhou 2018

IFFS - International Furniture Fair Singapore

German Furniture Brands

Реклама на сайте Как сюда попасть?