Мировой рынок черных металлов переживает период неустойчивости

Еще один повод для головной боли

Помнится, еще пару лет назад главной головной болью для металлургов были "защитные меры", предпринятые американцами, — противозаконные таможенные барьеры, которые не удавалось урегулировать даже в рамках ВТО. Сегодня эта проблема уже в прошлом. Не то чтобы она рассосалась, просто ушла в тень на фоне общеотраслевой эйфории. Начиная с середины 2003 года, мировые цены на черные металлы резко идут вверх (на графике — динамика цен на холоднокатанную сталь, однако тенденции характерны для всех видов металлургической продукции).

Эксперты объясняют ценовой рост повышенным спросом на металл со стороны Китая и США. В Северной Америке после серии крупных скандалов на фондовом рынке инвесторы сосредоточили свои интересы на реальных секторах. Видимо, сказалась и предвыборная логика: большинство американских избирателей занято именно в сфере реальной экономики.

Китаю мощный поток внешнего финансирования (согласно данным отдела инвестиций МВТЭС КНР, до 80 млрд долларов ежегодно) и прибылей от внешней торговли (около 30 млрд долларов в год) позволяет продолжать масштабную "индустриализацию".

В последние годы более 65% китайских инвестиций идут в капитальное строительство и техническое оснащение национальной промышленности. При этом в Китае собственное производство основных конструкционных материалов — стали и большинства металлов — долгие годы отставало от потребностей рынка, поэтому спрос, растущий в среднем на 10% в год, хронически был выше предложения. До недавнего времени большинство аналитиков сходилось во мнении, что именно экспорт металлургической продукции в Китай и цены его внутреннего рынка "подталкивали" вверх мировые цены на сырье, сталь, металлопрокат и другие продукты черной и цветной металлургии. Однако в 2003 году Китай показал рекордный (+21,2%) прирост собственного производства стали. Соответственно, сегодня его потребность в импорте металла постепенно сокращается. На этом основании эксперты полагают, что фактор китайского спроса в прошедшем году и особенно в последние месяцы перестает оказывать существенное влияние на мировые цены. Это дает основания надеяться, что на рынке черных металлов рано или поздно цены упадут.

Но пока металл дорог. С 1 июня 2003 года в странах ЕС цены выросли на 50%, в Китае — на 75%, в США — на 98% (вот он, результат защиты)! Разумеется, менеджеры металлургических компаний пребывают в благодушном настроении. Чего не скажешь об их потребителях.

Известно, что доля фурнитуры в себестоимости мебели составляет 12-25%. Это означает, что небольшие ценовые колебания на рынке металлов обычно мебельщиков не очень волнуют. Однако подорожание сырья в полтора раза (основной поток фурнитуры идет в Россию из Европы и Китая) наверняка заставит их занервничать. Каковы перспективы?

Как правило, предприятия по производству фурнитуры высокомеханизированы, с относительно небольшой долей ручного труда, поэтому удельный вес сырья в себестоимости достаточно высок. Запас ценовой прочности, способность сдерживать цены в первую очередь зависят от масштабов производственной программы. Понятно, что повышение цен на металлы в наихудшее положение ставит мелких производителей (а вслед за ними и мелких перепродавцов) фурнитуры. Небольшие масштабы производства, отсутствие запасов и долгосрочных контрактов на поставки сырья заставляют их очень "оперативно" и существенно повышать цены на свою продукцию. В то же время крупные фирмы, такие как "Хеттих", "Блюм" или российско-китайский "Боярд", могут значительно дольше сопротивляться резкому росту цен. По крайней мере они в состоянии регулировать процесс в собственных интересах. В связи с этим можно прогнозировать не просто удорожание фурнитуры, но и увеличение разброса цен на фоне этого подорожания.

Таким образом, рост цен на металл на первом этапе неизбежно приведет к существенной зачистке фурнитурного рынка. Обычно так и случается: когда корма вдоволь, в лесу выживают и больные, и здоровые, а бескормица повышает среднее качество популяции. Дальнейшее положение на рынке фурнитуры будет зависеть от развития общей ситуации в мировой металлургии.

Что же касается производителей мебели, на этот раз им будет трудно "не заметить" столь существенных колебаний в смежной отрасли. По-видимому, фурнитура вырастет в цене от 5 до 40% (в зависимости от поставщика), соответственно ее доля в себестоимости мебели может увеличиться до 13-31%.

У мебельщиков на выбор несколько вариантов стратегии: переложить проблему на потребителя, попросту увеличив цену выпускаемой мебели, попытаться сократить "металлоемкость" продукта, обратив взор на пластик и другие альтернативные материалы, наконец, оптимизировать список своих поставщиков. В любом случае ясно, что топ-менеджеров и снабженцев ждут горячие деньки.

 
Читайте также 10 июня 2017 Двузначный рост два года подряд

Ассоциация производителей деревообрабатывающего оборудования Acimall выпустила итоговый бюллетень за 2016 год.


10 июня 2017 Рука об руку

B&B Italia получила креативного партнёра в лице компании Arclinea — одного из мировых лидеров сектора дизайнерских кухонь high-end класса.


17 мая 2017 Наши — молодцы!

Очередной раунд зарубежного выставочного турне экспортно ориентированных предприятий из России состоялся в Кёльне.


29 апреля 2017 Экспорт немецкой мебели в РФ упал на 15,5%

Благоприятная погода на рынках Европы способствовала очередному успеху германских мебельщиков в домашнем регионе.


29 апреля 2017 Новый виток инвестиций в Штатах

Участники мебельного рынка США обнародуют планы по строительству новых и модернизации действующих производственных площадок в Штатах.


18 апреля 2017 Румынские мебельщики снова на коне

Невзирая на осложнившиеся условия ведения бизнеса, мебельные производители из Румынии добились успехов в 2016 году.

Свежий номер

CIFF Shanghai 2017

Furniture China 2017

BIFE-SIM 2017

Реклама на сайте Как сюда попасть?