Углубляясь в философию малых форм

«Мебелик» удерживает позиции, оптимизируясь по всем фронтам.

«Мебелик» удерживает позиции, оптимизируясь по всем фронтам.

Бизнес компании «Мебелик», специализирующейся на малых формах (костюмные, напольные и общественные вешалки, журнальные столы, подставки, консоли, банкетки, зеркала, другие предметы интерьера), продолжает развиваться. В сложных условиях рынка «Мебелик», как и многие, меняется: ищет новых поставщиков, регулирует процессы управления персоналом и работу производства.

Сергей Мешков — директор компании «Мебелик»

«По нашим собственным оценкам, мы занимаем 1/20 рынка в секторе малых интерьерных форм. Чтобы удерживать эти позиции в кризис, приходится ужиматься, — признаёт Сергей Мешков, генеральный директор компании. — Научились экономить так, как не экономили никогда. Если раньше закупали материалы у поставщиков поближе, чтобы было удобнее, на цену не смотрели, — теперь приходится искать по всей стране. Лес — в Майкопе, металл — в Череповце. Поставщики дают нам скидку — мы на неё живём».

Исторически сложилось, что отдел продаж «Мебелик» базируется в Москве. Он по-прежнему функционирует, однако часть полномочий компания передала в новый бэк-офис в Угличе — там за аренду платить не надо, все площади в собственности, труд стоит дешевле.

«Укрупняем товарные партии. Раньше могли выпускать небольшие, теперь приходится делать больше, с тем чтобы оптимизировать затраты».

Занимая прежние производственные площади — 5 тыс. кв. м — высвобождаемые средства «Мебелик» старается реинвестировать в оптимизацию фабрики: актуализируется технологическая цепочка, закупаются новые станки. В уходящем 2016 году, например, обновили парк деревообрабатывающего оборудования: «Раньше у нас стояли фрезерные станки с ЧПУ всего с одной головкой — сегодня используем четырёхголовочный, чтобы за то же время произвести вчетверо больше».

Три года назад, в докризисном 2013-м, месячный объём производства «Мебелика» составлял 5 тысяч изделий в месяц. Этот показатель, по словам г-на Мешкова, компании удаётся сохранять — в том числе и благодаря расширению ассортимента. Номинальное число товарных позиций выросло втрое. Сегодня модельный ряд насчитывает 173 изделия, и это без учёта различных цветовых вариантов.

Через крупные мебельные сети «Мебелик» реализует больше половины своей продукции. «Но в нашему пуле нет таких партнёров, от которых мы бы зависели полностью, — поясняет г-н Мешков. — Легко стать поставщиком одного крупного закупщика. Разработать конкретно под него целую линейку и гнать, гнать... Но в любой момент это может закончиться».

«Мы сотрудничаем с крупными сетями, чтобы обеспечить работой людей на нашем производстве, — добавляет Эдуард Романовский, директор «Мебелик» по развитию бизнеса. — Но работать с ритейлерами не так-то просто: нужно держать минимальные цены, разрабатывать специальные бонусные схемы. Иногда приходится работать в убыток, но мы всё-таки работаем, потому что ритейлер — это стабильные заказы и равномерная загрузка в течение года».

«С крупными торговыми компаниями полезно сотрудничать, — признаёт г-н Мешков, — потому что они задают уровень. Не станут же в серьёзной сети продавать плохую мебель. А если выставишь неадекватную цену — не возьмут».

Что интересно, формируя клиентскую базу, «Мебелик» не ограничивается контактами с торговыми специалистами, но также выходит со своими инициативами к другим производителям мебели. «Предприятия с большими оборотами, которые выпускают серийный «корпус» для дома, не рассматривают мебель малых форм как значимую для себя товарную категорию, — поясняет г-н Романовский. — Если фабрика работает на больших объёмах «полноценного» жилого «корпуса», ей уже попросту невыгодно самостоятельно выпускать вешалки, столики или банкетки. Такие предметы мебели, которые предлагаем мы, могут эффектно дополнить их основной ассортимент. Следуя такой логике, мы предлагаем фабрикам разработку наших изделий конкретно под их коллекции — с учётом всех особенностей, чтобы попасть в стилистику, декор и так далее».

Впрочем, сегодня каналы сбыта «Мебелика» не ограничиваются собственно мебельным рынком. «Наша продукция стала продаваться в таких местах, где раньше не продавалась — в сетях, торгующих электроникой, хозтоварами, канцтоварами», — поясняет г-н Романовский.

На рынке «Мебелик» ведёт себя осторожно, за сверхприбылями не гонится. «Мы не стартаперы, которые сегодня студенты, а завтра — миллионеры, — объясняет Сергей Мешков. — Наша компания на рынке с 1998 года. Мы, если можно так сказать, прямая противоположность стартаперам. Делаем мебель, которая нам нравится. Сами её придумываем и производим. Пять лет назад не могли выпускать тот продукт, который выпускаем сегодня: не было такого оборудования, таких технологий. Теперь можем, — и это здорово».

Данила Трофимов

 
Читайте также 20 сентября 2017 Вызов индивидуальности

Кастомизируя ассортимент, «Эванти» выходит на прямой диалог с клиентами.


20 сентября 2017 Не хорекой единой

Компания-поставщик столов и стульев локализовала деревообработку, добившись значительного снижения себестоимости готовой продукции.


20 сентября 2017 Хочешь сделать хорошо — сделай сам

И партнёры, и покупатели оценили централизованный клиентский сервис «Шатуры».


20 сентября 2017 Проверенная стратегия

Бренд «Дятьково» объединил торговые ресурсы для продвижения кухонного проекта.


20 сентября 2017 Открыто!

Российский дистрибутор фурнитуры запустил социальный проект, к которому активно присоединяются производители корпусной мебели.


02 сентября 2017 Едем на Foroom Dobrograd!

Глава «Асконы» Роман Ершов убеждён, что скоро Foroom Dobrograd станет основной площадкой для отраслевого нетворкинга.

Свежий номер

CIFF Shanghai 2017

Furniture China 2017

BIFE-SIM 2017

Реклама на сайте Как сюда попасть?