ЧФМК учится капитализму настоящим образом

Фанерно-мебельный стоит на окраине. Впрочем, "окраина" в Череповце мало чем отличается от "центра". Весь город — одна сплошная промплощадка.

Микрорайон, прилегающий к комбинату, привычно называют "фанерой". Обидно? Нисколько. Нормальная местная топография. В двухстах метрах от заводоуправления даже имеется кафе — "На фанере".

ЧФМК определяет жизнь этой части Череповца все 45 лет своего существования. Сам воздух здесь — "фанерный": комбинатовские сушилки источают острый запах сохнущего шпона...

Большая часть биографии комбината принадлежит социализму. Череповецкий фанерно-мебельный (при рождении — "Фанеродеталь") был помечен флажком на индустриальной карте СССР. Еще в шестидесятые он начал экспортировать за рубеж солидные объемы фанеры, а значит, вошел в число стратегически важных для государства промышленных объектов. В 1972 году ЧФМК был признан лучшим в своей отрасли по итогам работы за год. В общем, ходил в передовиках и планомерно — из пятилетки в пятилетку — наращивал мощности. Вплоть до перестройки и "шоковой терапии".

— Тяжелый был момент. Тяжелый. Я постоянно говорил рабочим: неужели вы еще не поняли, что мы никому не нужны? Что теперь мы можем надеяться только на себя.

Директор Коротков не строил иллюзий. Заняв руководящее кресло в 90-м, он упорно и последовательно переводил бывшее образцовое советское производство на капиталистические рельсы.

— Вот оно, наше свидетельство о создании народного предприятия. Заметьте — номер сто! Выдано 25 марта 1992 года. Тогда еще на местах никого не регистрировали, надо было ехать в Москву. Волокиту развели страшную, мытарили по кабинетам долго. Я не выдержал и записался на прием к Чубайсу. Тут вопрос решился в течение недели. Видно, боялись господина Чубайса в его Госкомимуществе.

Свидетельство номер сто отпечатано на машинке.

— А на чем же еще? — удивляется Коротков. — О компьютерах тогда никто и помыслить не мог — это было что-то из космической области. Мы же в каменном веке жили. Ни соли, ни макарон, ни мыла...

За 11 лет все изменилось радикально. ЧФМК адаптировался в новых условиях. Причем, не просто приспособился к рынку, а занял свое привычное место в группе лидеров. Фанерное производство в первой половине 90-х годов сориентировали на экспорт. В 95-м совершили серьезный прорыв на мировой рынок, удостоившись звания "Лучшего экспортера России".

С ДСП, правда, было гораздо труднее, но руководство ЧФМК все же умудрилось сохранить плитное направление. Хотя до дефолта комбинат имел по плите минусовую рентабельность. Спроса практически не было: мебельная промышленность еще лежала на лопатках. И Короткова постоянно уговаривали закрыть плитные цеха, снять с комбината тяжкую обузу.

— Нет, от ДСП я отказываться не собирался. Наоборот, пытался привлечь деньги, вел переговоры с внешними инвесторами. Они, конечно, никаким доводам не верили, говорили, что плитное производство в стране умирает. Но для меня было очевидно: когда-то мебельщики обязательно поднимутся, и плита понадобится.

С 94-го по 97-й плитное направление дотировали из фанерных прибылей. Пережить патовые времена помогла и взвешенная ценовая политика. Крупные плитные заводы, чтобы как-то продержаться, постоянно поднимали расценки. А ЧФМК цены сбрасывал. Дешевле череповецкой плиты на рынке не было, и мебельщики предпочитали брать именно ее.

Науку торговать признают сегодня на комбинате самой важной, самой актуальной.

— Это феноменально сложная штука. Освоить ее за один день невозможно. Мы ведь привыкли ставить во главу угла производство. Со сбытом никаких проблем не было. У меня в приемной когда-то очереди выстраивались, в кабинет люди на коленях заползали: дай плиту! А теперь мы сами постоянно ищем покупателей.

Эффективно торговать у ЧФМК все же получается. Пять лет назад — в полном соответствии с логикой рыночного развития — на комбинате был создан Торговый Дом, который взял на себя все сбытовые проблемы.

— Торговый дом — это коммерческий форпост комбината, его нервы. Он должен понять колебания рынка, его динамику и донести потребительские запросы до производства, причем максимально быстро и доходчиво.

Так формулирует задачи своей структуры директор ТД ЧФМК Сергей Степанов.

— Мы пытаемся реализовать один-единственный краеугольный принцип: не навязывать потребителю то, что привыкли производить, а производить то, что нужно рынку. На словах, вроде, выглядит просто. Но на деле — между этими подходами — колоссальная дистанция.

Основа ассортимента, представленного Торговым Домом на внутреннем рынке, — необлицованная ДСП и ламплита. Пока комбинат производит только одну толщину — 16 мм. Но как только завершится глобальная реконструкция плитного производства и отжившая свое поддонная технология будет заменена на современную — проходного типа — ЧФМК сможет обеспечить разнотолщинность. Произойдет это, по прогнозам специалистов, максимум через год-полтора.

В 1997-ом комбинат модернизировал стружечное отделение, в 99-ом поставил новые формашины. В ноябре 2002-го ввел в эксплуатацию линию ламинирования Burklе. И с запуском этой линии на комбинате кардинально поменялись взгляды на качество плиты-основы. Покупка нового шлифовального станка, например, — прямое следствие освоения технологии ламинирования.

— В принципе, у нас в стране существует ГОСТ на плиту. Хотя все показатели ЧФМК уже выше установленных стандартов. Основополагающий параметр для необлицованной ДСП — это, на мой взгляд, качество поверхности, ее шероховатость. У нас сегодня с этим проблем не существует. Что касается плотности, то мы выдерживаем ее на уровне 750 — 800, чтобы хорошо держалась фурнитура, ведь наши плиты идут на корпусную мебель.

У самих мебельщиков, строго говоря, нет единой шкалы оценки качества плит. Критерии достаточно субъективны. Они зависят от того, для каких целей предприятие применяет ДСП. Если для линий термокаширования, то требуется, прежде всего, максимально гладкая поверхность, чтобы можно было использовать более тонкие пленки. Если же плита покрывается пластиком, то качество поверхности уже не настолько актуально: толстый внешний слой практически закрывает все погрешности основы.

— Сегодня мы стремимся увеличивать в первую очередь объемы поставок ламинированной плиты. Не только потому, что это более выгодно комбинату. Самим мебельщикам тоже гораздо выгодней покупать именно ламинат, а не "белую" ДСП. Даже в том случае, если у них в наличии — собственные линии ламинирования или каширования.

Приведу элементарные расчеты. Необлицованная плита у нас стоит 66 рублей за квадратный метр. Транспортировка до предприятия (считаем по минимуму) — 5 рублей. Уже 71. Надо еще закупить пленку. Допустим, дешевая отечественная стоит 20 рублей за квадрат. Считаем площадь обеих сторон — получаем 41 рубль. Стало быть, только стоимость материалов в сумме составляет 112 рублей. Прибавьте сюда все прочие расходы — внутрицеховые, зарплату, налоги. Никогда мебельщикам не выйти на себестоимость, которую в состоянии обеспечить специализированное плитное предприятие. И никогда не добиться такого же стабильного качества.

Однако пока многие мебельщики продолжают закупать сырую плиту и бесконечно твердят о ее дефиците. Правда, Степанов уверен, что здравый экономический смысл в конце концов восторжествует. И перманентная товарная дискуссия завершится полной победой ламинатчиков-профессионалов.

— В свое время из стремления к экономии мебельные предприятия бросились закупать линии облицовки. Возможно, тактически этот шаг и был оправдан, но с точки зрения долгосрочной стратегии он оказался крайне опрометчивым. Рынок — это конкуренция. И здесь мебельщики попадают в одно конкурентное поле с нами. Сегодня наши позиции сильнее. Мы специализируемся в этом сегменте, поэтому объективно можем выйти на лучший экономический режим.

Добавим к этому, что в последнее время комбинат акцентирует внимание на декорной политике. ЧФМК ищет и находит новых поставщиков пленок и постоянно пополняет ассортимент, предлагая новые цвета и фактуры. В ближайшее время появится коллекция покрытий от немецких фирм Lamigraf и Suddecor.

— В наших планах — расширение розничной сети. Мы уже сегодня имеем пять фирменных магазинов, в которых представляем мебель фабрик-партнеров. Розница — очень нужное направление, очень перспективное. Имея в лице ЧФМК не только поставщика, но и покупателя, мебельные предприятия могут строить отношения с комбинатом по нетрадиционной схеме. Мы,например, к взаимному удовлетворению можем просто и эффективно "разруливать" финансовые накладки: всегда есть возможность получить за отпущенную плиту не деньги, а готовую мебель.

Торговый Дом растет вместе с комбинатом. Он ставит задачи производству, но и обеспечивает его нормальное развитие.

— Положение Торгового Дома в структуре производственной компании — кардинально отличается от статуса обычной коммерческой фирмы. Там ты продал товар — хорошо. Завтра можешь расслабиться. Будет "пустой" день — не катастрофа. У нас ничего похожего. За нами — огромная промышленная махина.

Иногда мне кажется, что мы бежим впереди локомотива. Но это классная работа!

Подготовила Ирина Владимирова

 
Читайте также 13 июля 2017 Всё включено. Подключайтесь!

Мебельщики делятся своим опытом взаимодействия с застройщиками недвижимости.


10 июля 2017 Всемерное притяжение

Дизайнеры интерьеров и мебельщики потянулись друг к другу.


15 июня 2017 Via Maestri: снова на взлёт

Компания, созданная на производственной базе «Аллегро стиль», разрабатывает сразу несколько перспективных направлений в бизнесе.


15 июня 2017 Праздник на Мебельной улице

«Первая мебельная» официально запустила новый производственный комплекс.


31 мая 2017 ООО «Кроностар»: 15 лет стабильного роста

Генеральный директор ООО «Кроностар» Лутц Папе рассказывает о планах по развитию предприятия и обновлению ассортимента.


31 мая 2017 С приветом из Нового Света

Мебельная фабрика «Мария» повернулась лицом к профессиональным дизайнерам

Свежий номер

CIFF Shanghai 2017

Furniture China 2017

BIFE-SIM 2017

Реклама на сайте Как сюда попасть?