Дело на 300 миллионов

Прошлогодняя осенняя выставка показала, что по части офисной мебели в России случился долгожданный ассортиментный прорыв. От поточной штамповки оперативных комплектов-близнецов фабрики перешли к построению разнообразной, живой и интересной рабочей среды, играя цветом и формой, фактурами и компоновкой.

Офис made in Russia в конце концов действительно стал неотличим от среднеевропейского, а дизайн занял положенное ему первое место в технологической цепочке практически каждой серьезной фабрики. Отечественным предприятиям удалось-таки отказаться от слепого подражания загранице в пользу собственных оригинальных моделей. В то же время, продажи офисной мебели все еще осуществляются у нас по особой, «национальной» схеме, чуждой просвещенным европейцам.

По оценкам экспертов в 2002 году офисной мебели в России было продано на 300 млн. долларов. Цифра внушает первоначальный оптимизм, который, однако, спадает, когда мы узнаем, что на долю отечественных производителей из этого объема пришлось от 180 до 200 млн. долларов (данные компании «Камбио»). Кроме того, доля импортной мебели неуклонно растет, а масштабный рост производства, вызванный эффектом импортозамещения, плавно сошел на нет.

С уверенностью можно констатировать лишь тот факт, что в сегменте оперативной мебели российские фабрики победили заграничных поставщиков окончательно и бесповоротно. В то же время, доля зарубежной продукции в не освоенных отечественными компаниями ассортиментных нишах — мебели авторского дизайна, дорогих кабинетов — увеличивается.

Производители — каждый по отдельности — не хотят признаваться в падении продаж и заверяют, что у кого как, а уж у них со сбытом все в порядке. Однако общая тональность бесед с мебельщиками убеждает в обратном: рынок стагнирует, и фабрики все активнее ищут способы его оживления, запуская новые модели, разрабатывая нестандартные рекламные кампании, позиционируя себя на сжимающемся рынке по-новому. Кстати, массовый поворот в сторону гостиничной мебели, который мы наблюдали в феврале на выставке «Мебель России», — лишнее свидетельство тому, что производители озабочены дальнейшим развитием и поиском новых рыночных ниш.

«ФЕЛИКС», к примеру, наладил собственное производство офисных перегородок. «Камбио» изготавливает директорскую мебель из шпона (за что не рискуют браться даже самые «продвинутые» фабрики), «Перпетум Мебели» демонстрирует на выставках коллекции, утонченный дизайн которых явно опережает время (по нашим, российским рыночным часам).

Объяснения такому положению дел лежат на поверхности: несмотря на рапорты правительства об экономическом росте в стране, роста как такового нет. Пресловутые «два процента» обеспечила высокая цена на нефть, в остальном же в экономике мало что изменилось. «Офисники» чувствуют это как никто другой, поскольку их бизнес в значительной степени зависит от бюджетных средств, пусть в последнее время эта зависимость и стала не столь очевидной.

— Все больше бывших государственных структур обретают хозяйственную самостоятельность, и рынок все более приближается к европейскому, — полагает Владимир Васильев, директор проекта «Мебель для офиса» компании «Крафт». — Эту тенденцию можно проследить по изменению «сезонности продаж». Компании приобретают мебель, сообразуясь со своим внутренним внесезонным графиком.

— Многие дилеры и дистрибьюторы в регионах столкнулись с тем, что второй квартал начался, а местные бюджеты еще не приняты, — так характеризует ситуацию Валерий Шагидзе, директор «Перпетум Мебели».— Раньше у рынка из года в год была своя амплитуда. Сложное начало года, затем «раскачка». Сегодня эта амплитуда нарушилась. Бывает, что целых три месяца все сидят и ждут денег, наконец, они неожиданно выплескиваются: бюджеты «спускаются» на места, идет вал заказов… Прогнозировать собственное развитие в таких условиях — задача неблагодарная. Это очень мешает поступательно развиваться и стратегически планировать собственное развитие.

Кроме того, общая экономическая ситуация в стране оставляет желать лучшего. Позитивных сдвигов, по большому счету, не наблюдается. Отчеты о росте мебельного рынка — отчасти профанация. Рост обеспечивает импорт, а не отечественный продукт. Это подтверждается открытыми данными компаний, теми же отчетами «Шатуры», которые демонстрируют, что первоначальные планы на 2002 год целиком не оправдались. Государство ничего не делает для малого бизнеса, для среднего. Нет никаких изменений в области защиты от импорта.

Сегодняшний рынок Германии, Италии и Польши, видимо, настолько перенасыщен, что складывается ощущение, что они с загруженными «TIR-ами» стоят у нашей границы, ожидая команды. Традиционные для них рынки сбыта переживают рецессию: на последнюю выставку ни из Латинской Америки, ни из арабских стран покупатели не приехали.

Жить стало не легче…

Главная особенность сегодняшнего рынка — активный его передел в пользу молодых компаний, активизация ценовой войны в условиях общей стагнации, усиление конкуренции в регионах. Причем конкуренции не между известными брендами, а с локальными производителями. Нужно сказать, что региональные фабрики ощутимо портят жизнь крупным компаниям, которые в итоге все чаще проигрывают тендеры. Причем проигрывают их заведомо более слабым конкурентам. Полу-«подвальные» производства, располагающие минимальным парком подержанного оборудования, производящие мебель из некачественной плиты, использующие дешевую фурнитуру, сегодня составляют серьезную конкуренцию «грандам» в сегменте недорогой оперативной мебели. Открыто пока никто не признается в таком соперничестве, но, в то же время, наличие проблемы признают.

Рассказывает Максим Курзанцев, директор по координации продаж и развитию «ФЕЛИКСа»:

— К сожалению, имеются случаи, когда под маркой «ФЕЛИКС» в регионах продают мебель местного производства гораздо худшего качества. Сейчас стала актуальной и проблема подделки популярных изделий другими производителями. Поэтому мы тщательно прорабатываем систему патентования наших моделей.

Защищаясь, с одной стороны, от копирования наших моделей, с другой стороны, поддерживая свою репутацию одного из лучших производителей, мы вводим систему защиты нашей торговой марки. Теперь вся мебель, производимая компанией, будет маркирована голографической наклейкой с фирменным логотипом и снабжена специальным «паспортом изделия», свидетельствующим о соответствии товара высоким стандартам качества.

— Вот у нас идет дело к отмене ГОСТов. А нужно ли это сегодня? — задает риторический вопрос Валерий Шагидзе. — Кто и как будет определять, каким критериям должен соответствовать продукт, выданный на рынок и имеющий свою продажную цену? Как считается себестоимость таких изделий, какой срок службы в них заложен?

В регионах мы вынужденно боремся с неконкурентным продуктом, который выигрывает за счет цены. Но ведь качество этой мебели чаще всего не выдерживает никакой критики. Я, скажем, полагаю, что 16-18-миллиметровые толщины в офисной мебели пора отменять. Особенно если речь идет о крупноформатных изделиях. (Когда столешница прогибается — о каком качестве вообще можно говорить?) Объективно нужно использовать плиту толщиной не меньше 22 миллиметров, а для столов — как минимум 25. Все остальное — бесперспективно.

Однако отсутствие средств у бюджетников и массовая установка на тендерные закупки приводит к тому, что все чаще предпочтение на этих тендерах отдается местным фабрикам, которые ничего не могут гарантировать потребителю, кроме низкой цены. Мы столько лет развивали собственное производство, инвестировали в оборудование, в дизайн и качество, боролись за клиентов, нарабатывали репутацию, а в итоге заказчик смотрит только на цену. Не только наша компания с этим сталкивается. Все известные фирмы, лучшие фабрики страны!

Станислав Капранов, руководитель дилерского отдела компании «Камбио» высказывается не менее определенно.

— Существуют регионы — Татарстан, Башкортостан, — куда вообще тяжело пробиться «иногородним». Там совершенно открыто проводится политика поддержки местных производителей, путем предпочтений в тендерах, в частности. Это, по меньшей мере, странно, поскольку мы все находимся в одном государстве. И совершенно непонятно, как конкурировать, как обеспечивать единый федеральный рынок. Понимаю, когда речь идет об импортной мебели, но если есть российский продукт высокого качества, то нужно поддерживать эти очаги развития. А не растить фирмы, собирающие мебель почти «на коленке», которые чаще всего вышли из торговых предприятий-бывших дилеров крупных производителей. Схема обычно простая: дилер торговал мебелью от «Камбио», потом решил, что мебель — это несложно, благо поставщики плиты давно поделили крупных производителей и принялись осваивать средних и мелких; дальше закупается плита схожего с нашим декора, срисовывается наша модель, в подсобном помещении ставится пара станков, и собирается продукция. Продают ее по нашим же каталогам, руководствуясь принципом «найдите 10 отличий». То есть, это почти мебель «Камбио», но в этом «почти» заключена огромная разница. Такой бизнес, конечно, подрывает рынок.

На самом деле, помимо российских фабрик в борьбу за российского клиента вступили и предприятия Белоруссии. Оперативная мебель от фабрик Involux, Pro-Trade достаточно успешно продается в России благодаря хорошему соотношению цена/качество, современному дизайну и грамотным программам для дилерской сети. Белорусские фабрики чаще всего располагаются в свободных экономических зонах («Брест» или «Минск»), а значит, материалы и комплектующие завозятся беспошлинно. Стоимость рабочей силы в Белоруссии существенно ниже, чем в России, таможенные платежи на границе минимальны, в итоге мебель, при прочих равных, оказывается дешевле российской. Отечественным производителям это явно не нравится, но поделать, увы, они ничего не могут.

Первым делом — технологии, оборудование, материалы

Все эти годы сильнейшие «офисники» страны активно инвестировали в оборудование и развивали собственное производство. В «Камбио» с упоением рассказывают о своих станках, подчеркивая, что, начав, как и все в свое время, с подержанного оборудования, уже давно полностью перевели производственные линии на новые машины, выбирая самое лучшее из предлагаемого поставщиками. Особая гордость компании — недавно приобретенная установка вакуумного прессования. Аналогичную технологию на сегодня осваивает только «ФЕЛИКС», анонсируя ее в рекламной продукции как «постформинг». Так или иначе, каждая фабрика движется от простого к сложному, ориентируясь на европейские образцы. На международные выставки ездят все, о технологических новинках узнают вместе с остальным миром, тенденции в дизайне и декоре материалов отслеживают тщательно. Постепенно внедряют все это в России, поскольку иного пути конкурировать с импортом не существует.

На старых предприятиях еще с советских времен сохранилось оборудование (и, что немаловажно, соответствующие кадры), позволяющее выполнять мебель в шпоне. Вполне возможно, в ближайшее время эта не самая популярная для производителей офисной мебели технология «оживет» в рекламе мебельных компаний как новое конкурентное преимущество: мебель из шпона всегда была дорогой, и сегодня такая продукция поможет начать завоевание высшего сегмента рынка. Так, директор по маркетингу московского представительства «ИжМебель» г-жа Волошина считает, что у коллекций из шпона есть хорошие перспективы.

— Тенденция к использованию натурального шпона в качестве облицовочных панелей отчетливо прослеживается в Европе. Натуральное дерево всегда будет оставаться актуальным и респектабельным материалом. На нашем предприятии такие технологии существуют, и мы сегодня предлагаем заказчикам мебель класса люкс, выполненную в шпоне красного дерева. Это кабинеты, созданные в соответствии с европейскими вкусами и стандартами, но по вполне приемлемым российским ценам.

В «Камбио» отмечают, что популярна мебель на металлокаркасе — как наиболее долговечная и практически «неубиваемая». Характерно, что сегодня модельный ряд металлокаркасной мебели отличается от того, что был актуален в начале 90-х годов. Современные и эргономичные формы, разнообразие расцветок вкупе с прочностью и долговечностью такой мебели — это то, что вполне устраивает российского потребителя, для которого частые переезды из офиса в офис — явление обыденное.

Разнообразие как непременное условие

Подняв производственную базу на должную высоту, фабрики провели полную ревизию ассортимента выпускаемой продукции — с тем, чтобы предложить потребителю максимальный выбор. Многовариантность компоновки в рамках одной коллекции — необходимое условие для любого производителя. Широкий выбор расцветок, возможность выбора комплектующих — рядовые требования сегодняшнего клиента.

Эти требования вынуждают производителей создавать отдельно как складскую, так и заводскую программу для дилеров, держать региональные склады, печатать все больше каталогов и буклетов (ассортимент-то какой!), а главное — тщательно продумывать логистику, дабы у дилеров не возникало дефицита или затоваривания по отдельным позициям. Клиент сегодня не в силах самостоятельно разобраться в обширном списке наименований прайс-листа, тут мебельщиков выручает «проектный» подход, позволяющий рассчитывать заказ для каждого клиента индивидуально.

— Существует чисто отечественная причина очень большого разнообразия моделей в рамках одной коллекции оперативной мебели, — считает Владимир Васильев из «Крафта». — В нашей серии «Атлант» одна и та же модель может быть произведена с различными вариантами опор: с классическими щитовыми или металлическими (российскими или итальянскими). А в соответствии с комплектующими формируется и цена модели, таким образом, мы можем снизить конечную стоимость для покупателя за счет использования разных вариантов.

В настоящее время для клиента актуальна и возможность выбора мебели в его собственном фирменном стиле. Имеется в виду не только корпоративная гамма цветов компании, но и «идейная» нагрузка офиса. Если владельцу офиса необходимо подчеркнуть значимость каждого посетителя, обеспечить удобство его обслуживания, продемонстрировать «продвинутый» европейский стиль работы, открытость и профессионализм, идеальным решением пространства становится концепция open space. Для обустройства офисов такого типа нужна «проектная мебель» (вроде того же «Атланта»), которая собирается, как конструктор, оптимально заполняя заданные объемы в соответствии с заданными параметрами.

Компании, предлагающие мебель среднего и высшего ценовых сегментов (как импортную, так и отечественную), активно приобщают россиян к мировой моде, предлагая продукцию, не вошедшую еще в массовое употребление, но, тем не менее, имеющую достаточно устойчивый спрос в столице и «денежных» регионах. Серьезным и богатым компаниям, представительствам иностранных корпораций, финансово-промышленным группам, живущим в своем особом ритме и демонстрирующим невиданную для среднероссийских фирм производительность труда, требуется и особая мебель. «Мобильный офис» — это одно из требований наступившей эпохи высоких технологий и высокой мобильности рабочей силы. Перманентные командировки, не прекращающиеся мозговые штурмы, возможность как мгновенно сосредоточиться, так и столь же стремительно расслабиться — стиль жизни современных «белых воротничков», диктующий особые требования к офисной мебели. Плоские ЖК-мониторы и ноутбуки уже не требуют массивных и широких столов, как и выдвижных подставок под клавиатуры. Традиционные подстольные тумбы сменяются «контейнерами» для хранения компакт-дисков и подвесных «файлов», а офисные кресла дают возможность откинуть спинку назад и, задумавшись, забросить ноги на стол. Со столов начали исчезать и лотки для бумаг, поскольку документооборот переводится в электронную форму. «Продвинутого» менеджера вообще теперь окружает гораздо меньше бумаг и папок, чем несколько лет назад. В общих чертах размеры рабочих мест скорее уменьшились, чем выросли. Для ноутбука ведь одного квадратного метра стола достаточно. Мебель для «мобильного» персонала предлагают пока в основном признанные европейские производители, но крупнейшие российские фабрики уже вовсю разрабатывают и запускают в производство такие коллекции.

В то же время, все больше компьютеров занимает свое место в квартирах российских граждан, и фабрики не желают отдавать этот сегмент рынка производителям традиционной жилой мебели. Компьютерные столы, модели для «домашнего» офиса есть в каталогах всех уважающих себя предприятий.

Не мебель, а проект

Изменение ситуации отражается и на смене маркетинговых концепций. Сегодня акценты в рекламе, в продвижении товара сместились от классической продажи к оказанию услуги. Все больше компаний заявляет о формировании рабочей среды, делая упор не на мебели как на продукте, а на проектном, комплексном сервисе. Сайт «Соло» открыто декларирует миссию фирмы как «создание правильно организованных офисов с целью повышения эффективности работы компаний-клиентов». Заметьте, не с целью развития собственного бизнеса, а с целью повышения прибыли клиента! Какой клиент не мечтает о повышении собственной эффективности… Мебель и вообще офисная обстановка — это нынче не просто столы и стулья, а среда, в которой современный человек проводит достаточно большую часть жизни. Среда должна быть функциональной и, не в последнюю очередь, эстетичной.

— Мы просто движемся в сторону европейского рынка, где уже давно не принято покупать офисную мебель в магазинах. Там все обращаются в бюро, которые занимаются обустройством офисных пространств. А уже бюро, в свою очередь, подберет вам мебель по каталогам, не «зацикливаясь» на конкретном производителе, — объясняет Елена Никологорская из «ДОК-17». — Такой подход позволяет фабрике продумывать свои коллекции в комплексе, думая не столько о том, что будет лучше продаваться — столы или шкафы, — сколько о реализации единых принципов, единой концепции. Производителю нужно концентрироваться на стиле и лице своей мебели, на воплощении творческого замысла дизайнера, на реализации технологических и функциональных новинок. Естественно, фабрике лучше закрывать своим модельным рядом весь спектр потребностей клиентов: от недорогой оперативной мебели до роскошных кабинетов. Тогда дизайн-бюро, в которое обратится клиент, сможет поставить в офис мебель разную, но от одного поставщика. Пока в России через бюро и дизайнерские компании продается только очень дорогая мебель, но то, что производители самостоятельно взялись за оказание этой услуги, говорит о том, что наметились сдвиги в нужном направлении.

— Конечно, такого количества салонов офисной мебели, как в Москве, нет ни в одной стране мира, — считает Валерий Шагидзе. — Но, мне кажется, у нас такая «розничная» подача еще долго сохранится из-за менталитета, из-за привычки все пощупать, самолично убедиться в качестве, выслушать менеджера, который все объяснит и покажет. Другое дело, что, как мне кажется, сейчас салоны не продают столько, сколько продавали в начале девяностых годов, когда на рынке был дефицит и «уходило» буквально все по любым ценам. Сегодня салон — это рекламное лицо компании, шоу-рум, демонстрирующий ее возможности. Кроме того, салон должен быть выполнен в одной стилистике. Нельзя смешивать разные стили, разного уровня мебель в пределах одного зала. Если салон двухуровневый — еще куда ни шло, можно отдать один уровень под оперативную мебель, а другой — под кабинеты руководителей.

Тем не менее, несмотря на общий крен в сторону «проектной» работы с клиентами, существуют компании, делающие ставку именно на салоны. На столичном рынке, например, лидирует компания «ФЕЛИКС», у которой в Москве реализуется 70% всей продукции.

— Мы начинали свое производство с самых простых моделей и шли по пути усложнения, повышения функциональности, расширения модельного ряда. Сегодня нашей главной стратегией остается расширение сети фирменных салонов и рост производства, — говорит коммерческий директор «ФЕЛИКСа» Вадим Кузнецов. — Этим летом мы увеличиваем производственные мощности на 80 процентов (сейчас две фабрики «ФЕЛИКСА» выпускают в среднем по 30 тысяч изделий в месяц), запускаем в продажу модели с использованием софт— и постформинга, то есть активно движемся вперед.

Экспортный вариант

В поисках новых рынков сбыта производители офисной мебели перешагнули границы России и устремили взоры не только в ближнее зарубежье, но даже за океан. Экспорт продукции — объективная нарождающаяся тенденция. В первую очередь, контакты устанавливаются со странами Ближнего Востока, причем у каждой компании есть своя логика восточных устремлений. Для «ФЕЛИКСа» весьма продуктивным оказалось участие в выставке в Дубаи, поскольку обнаружилось, что российская мебель в арабских странах абсолютно конкурентоспособна.

— На Ближнем Востоке нет своего производства мебели, этот рынок нам интересен. Мы вполне уверенно конкурируем как по цене, так и по качеству с мебелью производства Китая, — полагает Вадим Кузнецов. — Арабам тоже нужны стабильные и надежные партнеры. «ФЕЛИКС» планирует уже в ближайшем будущем открыть свое представительство в Объединенных Арабских Эмиратах.

Мебель в ближневосточные страны поставляет и «Камбио», это помимо Украины, Белоруссии и Казахстана. Более того, «Камбио» открыла фирменный салон не где-нибудь, а в канадском Торонто. Проведя серьезное маркетинговое исследование «на местах», компания убедилась в том, что может побороться за заморского покупателя, и цена на российскую мебель остается конкурентоспособной даже с учетом затрат на транспортировку.

Очевидно, что все больше производителей офисной мебели будут стремиться выйти со своей продукцией на внешние рынки. Хотя приоритетом для всех по-прежнему остаются российские регионы.

Сети — наше всё

Региональной дистрибуции сегодня уделяется самое пристальное внимание. Причем в нынешнем сезоне уместно говорить не о борьбе за количество дилеров (у большинства известных фабрик их число составляет примерно три сотни), а о качественной работе с уже существующими партнерами.

— В наши дни региональный «кусок пирога» — самый «вкусный» для любой мебельной компании, — делится Яна Шамбер, руководитель департамента региональных продаж «Камбио». — Во-первых, сегодня даже самые бедные регионы доросли до такого уровня, который позволяет им приобретать качественную мебель (речь идет о дилерах и торговых организациях). Те, кто раньше интересовался лишь дешевой оперативной мебелью, сегодня стали предлагать покупателями и мебель бизнес-класса, и кабинеты. Те же, кто и раньше успешно торговал качественной продукцией, стали более искушенными клиентами, более привередливыми: им хочется расширять ассортимент за счет металлокаркаса, стекла, и прочих модных новинок.

Поддержка региональных партнеров осуществляется на новом, более серьезном уровне. Помимо традиционных скидок и «особых условий», компании все больше средств вкладывают в подготовку кадров, проведение выездных тренингов, помощь в локальных тендерах и маркетинговое сопровождение. Мебельщики активно внедряют новые технологии, ускоряя связь с провинцией при помощи электронной почты и интернет-сайтов. Компания «Камбио», работающая в основном на регионы (90% продукции реализуется вне Москвы), стремится максимально использовать свою электронную систему для взаимодействия с дилерами, сокращая тем самым бумажный оборот и сроки обработки заказов.

Штаты дилерских отделов и отделов логистики в мебельных компаниях только растут. Вынуждает широкий ассортимент, который требует все более тщательных просчетов и кропотливой работы по формированию партий, заказов, планированию складской программы. Более того, широкий модельный ряд и усиливающаяся конкуренция вынуждают фабрики все больше внимания уделять подготовке персонала в сбытовых и партнерских сетях. Если ты не покажешь «на пальцах» менеджерам регионального магазина, какими конкретно преимуществами обладает именно твоя мебель, то они продадут любую другую модель, не заботясь о ее происхождении. Для салона главное — продать условный стол, понравившийся покупателю. Фабрике же главное — продать именно свою продукцию. Потому менеджеры дилерских отделов «не вылезают» из командировок, проводя обучающие семинары и рассказывая «на местах» как о своей продукции, так и о своем производстве.

— Нам приходится постоянно проводить своеобразный «ликбез» среди сотрудников партнерских компаний, потому что большая часть кадров пришла в мебельную торговлю из совершенно других отраслей и с другим образованием, — объясняет Яна Шамбер («Камбио»). — Мы знакомим людей с азами современного производства офисной мебели и материалами. Объясняем, из чего складывается цена на нашу продукцию. Показываем, что такое центральный замок и почему задняя стенка шкафа из прочного ДСП лучше, чем из крашеного оргалита (при этом Яна демонстрирует, как обычной жесткой папкой формата А4 выбиваются «задники» у дешевых шкафов). Все это просто необходимо знать продавцам нашей мебели, потому что они должны аргументировать потребителю цену и качество нашей продукции.

Объективно нужно отметить, что время дилетантов на рынке заканчивается и офисную мебель сегодня продают люди, накопившие достаточный опыт в этом бизнесе.

Владимир Васильев, «Крафт»: — Спрос все больше концентрируется в крупных сетях, более мелкие торговцы вытесняются с рынка как крупными сетями, так и самими производителями, многие из которых все более активно продают мебель напрямую конечному потребителю.

Брать будем сервисом

Выводя на рынок новую продукцию, мебельщики прекрасно осознают, что одного лишь представления товара сегодня недостаточно. Четкие маркетинговые программы пишутся еще до серийного запуска коллекций и доводятся до сведения всех потенциальных покупателей будущего продукта. Просто рассказать дилеру о своей мебели — мало, желательно предоставить торговые образцы с максимальной скидкой, а еще лучше придумать какую-либо специальную программу продвижения.

Лариса Трифонова, руководитель отдела продаж офисной мебели компании Contour считает, что сегодня все еще стоит отмежевываться в сознании потребителя от прямых связей с российским производством: российская мебель часто ассоциируется с отсутствием качества и услуг. Поэтому, изготавливая свои новые коллекции «Нова» и «Виртуоз» в Брянске, Contour старается не упирать на сей факт в рекламе, акцентируя внимание на улучшенном сервисе.

— Мы бесплатно производим ежегодный (летний) ремонт мебели: специалист компании выезжает на место, ставит диагноз и заказывает необходимые для замены детали. Кроме того, позиционируя себя как стабильную компанию, мы планируем внедрить продажу мебели в кредит. Кредитов в России боятся, поэтому клиентам с небольшим бюджетом мы будем активно предлагать эту услугу. Первоначальный взнос составит 20%, а дальнейшие выплаты будут определяться в каждом случае по отдельному графику.

Contour уже сейчас подробно расписывает программу продвижения новых коллекций: с мая по август будут действовать скидки от 10 до 31 %, в сентябре вводятся накопительные дисконтные карты. Карта рассчитана на 2 года действия, за это время максимальная скидка может достигнуть 15% для розничных и 10% для оптовых покупателей. С июня по декабрь компания будет собирать данные со своих клиентов — путем телефонных опросов и анкетирования. На основе этого исследования будет расширяться ассортимент коллекций, проводиться коррекция производства в сторону улучшения удобства, дизайна мебели, качества сервисных услуг. Тесный контакт с заказчиком, а главное, учет его пожеланий, стали сегодня неотъемлемым элементом работы с партнерами. Дилеры очень любят, когда к ним внимательно прислушиваются и ценят персональное внимание.

Итак, рынок офисной мебели живет сегодня весьма непросто, но нельзя сказать, что неинтересно. Фигурально выражаясь, сильно возросли интеллектуальные затраты на единицу проданной продукции. Мало кто из опрошенных нами мебельщиков рискнул делать прогнозы на будущее. Пока очевидно, что в масштабах всей России неясные экономические перспективы вынуждают потребителей на время затянуть пояса и «досиживать» на том, что есть. Выльется ли в ближайшее время этот латентный спрос в вал заказов на «офиску», непонятно. Гостиницы, которых в России около трех тысяч штук, тоже не обновляли мебель десятилетиями, однако вместо бурного развития этого сегмента рынка налицо лишь первые робкие его шаги, обставляемые массой специфических условий. Озвученные цифры пока скорее умиляют — там выигран тендер на 40 номеров, здесь — на 60. Это еще не рынок. И даже не рыночек.

Так или иначе, но работающие производства сокращать никто не собирается, салонов открывается все больше, новые коллекции мы видим на каждой выставке и, будем думать, рынок не просто «как-нибудь перезимует», а продолжит свое развитие в соответствии с мировыми тенденциями и нашими общими чаяниями. В конце концов, как заметил один знакомый нефтяник, «все прорывы были спровоцированы недостатком финансирования, а не его избытком».

Мария Куринная, редактор раздела «Торговая площадь»

 
Читайте также 13 июля 2017 Всё включено. Подключайтесь!

Мебельщики делятся своим опытом взаимодействия с застройщиками недвижимости.


10 июля 2017 Всемерное притяжение

Дизайнеры интерьеров и мебельщики потянулись друг к другу.


15 июня 2017 Via Maestri: снова на взлёт

Компания, созданная на производственной базе «Аллегро стиль», разрабатывает сразу несколько перспективных направлений в бизнесе.


15 июня 2017 Праздник на Мебельной улице

«Первая мебельная» официально запустила новый производственный комплекс.


31 мая 2017 ООО «Кроностар»: 15 лет стабильного роста

Генеральный директор ООО «Кроностар» Лутц Папе рассказывает о планах по развитию предприятия и обновлению ассортимента.


31 мая 2017 С приветом из Нового Света

Мебельная фабрика «Мария» повернулась лицом к профессиональным дизайнерам

Свежий номер

CIFF Shanghai 2017

Furniture China 2017

BIFE-SIM 2017

Реклама на сайте Как сюда попасть?