На детской площадке

Поставщики мебели и ритейлеры стараются наполнить новым содержанием старый лозунг «Всё лучшее – детям».

Россияне не экономят на детях. Рынок детских товаров даже в кризис продолжает расти. В 2016 году, как прогнозирует консалтинговое бюро Synovate Comcon, он увеличится на 5–7%, достигнув оборота в 530 млрд. рублей. А к 2020-му году, по оценкам бизнес-аналитиков, может прибавить в объёмах как минимум вдвое.

Одна из ключевых причин роста — продолжающийся с начала нулевых беби-бум. 2014-й год был в этом отношении самым «прибыльным» за всю отечественную историю: в нашей стране родилось больше миллиона младенцев. Показатели рождаемости и сегодня в «зелёной» зоне: плюс 7% к предыдущему году. В тройке лидеров — Санкт-Петербург, Ставрополь и — внимание! — Ненецкий Автономный Округ.

Серьёзный фактор, оказывающий прямое влияние на рынок детских товаров, — повсеместное распространение идей осознанного родительства. Оно подразумевает активную жизненную позицию, здоровый образ жизни, чуткое отношение к потребностям ребёнка. Этот тренд отчётливо проявляется и в потреблении. В последние несколько лет среднестатистическая доля семейного бюджета, которая тратится на младшее поколение, только возрастает. Среди молодых семей укрепляется спрос на занятия спортом, балетом, музыкой, рисованием, художественными ремёслами и т. п. На детях действительно не экономят. Родители всеми силами стараются сделать их жизнь яркой и интересной.

В магазин как на праздник

Розничная торговля одной из первых отреагировала на смену потребительской парадигмы в детском секторе. Причём жёсткая конкуренция заставляет ритейлеров не просто развивать форматы, но искать новые концепции продвижения, предполагающие необычное экспонирование, интерактивные продажи и онлайн-активность.

Откликается ли на новую реальность мебельная розница? Практика показывает, что да, откликается. Принципы демонстрации и продвижения детской мебели претерпели видимые изменения. Теперь дети — полноправные участники процесса покупки. Мамы и папы советуются со своими чадами прежде чем выписать чек. И торговые операторы не могут на это не реагировать.

Для управленцев мебельных сетей и центров оформление детских зон — задача особая. Ключевой ориентир здесь — «Икеа». Шведский ритейлер давно признал ребёнка полноценным клиентом и делает всё для того, чтобы поход в магазин превратился в запоминающееся событие. То, что «Икеа» оборудует развлекательно-игровые зоны и держит детское меню в ресторанах, уже воспринимается рынком как обязательный стандарт. Диктуют шведы коллегам-мебельщикам и принципы экспонирования самого продукта. Необычные идеи организации пространства, которые могут понравиться маленьким покупателям, воплощаются икеевскими дизайнерами зрелищно и позитивно. «Икеа» воссоздаёт мир детской комнаты, опираясь, в первую очередь, на вкусы и фантазии детей, а не их родителей.

Российская мебельная торговля по мере сил и инвестиционных возможностей двигается в том же направлении.

Один из главных мебельных центров страны — столичный «Гранд» — пару лет назад увеличил зону детских до 5-ти тысяч «квадратов» и оформил её в стилистике средневекового европейского городка с мощёными улочками и замковыми башнями. В этом антураже мебельщики с воодушевлением демонстрируют «апартаменты принцесс», кровати-спорткары комнаты-каюты и пряничные домики.

Приличная детская секция имеется и в столичном комплексе «Три Кита».

«Я уже больше 10 лет в «Трёх Китах» и вижу, как меняются и сама детская мебель, и принципы её подачи, — говорит руководитель направления корпусной мебели комплекса «Три Кита» Галина Кошелева. — Раньше детские не выглядели так весёло и ярко. По сути, детская была уменьшенной копией взрослой спальни. Её и выставляли в расчёте на взрослую аудиторию. Сейчас основная задача — заинтересовать именно детей. Среди наших арендаторов примерами могут служить экспозиции датской марки LifeTime, немецкой Paidi и польской Meble Vox. Ассортимент этих компаний представлен полным портфелем — от пеленальных столов до сложных игровых зон и канцелярских принадлежностей. Визуально такие экспозиции сильно выигрывают, поскольку демонстрируют покупателям готовые идеи для организации пространства детской».

Бренд или не бренд?

Конечно, вложения в розничные экспозиции должны быть оправданны. Кроме принципа «привлечение с развлечением» тут надо руководствоваться и коммерческими соображениями. Реалии, в которых существует наша мебельная розница, подсказывают, что для продвижения детской мебели можно использовать проверенный формат бренд-секций. Брендовые проекты по детским есть у «Сканд-Мебели», «Прагматики», «Ивушки», «Артима», у компаний «Мебель-Москва», «38 попугаев» «Дива-мебель». Эти поставщики видят прямой экономический смысл в организации фирменных мест продаж.

«Мы представляем детские в формате бренд-секций с 2015 года, — говорит генеральный директор иркутской фабрики «Ивушка» Яна Войнарович. — Опробовав этот формат в собственной розничной сети, разработали для наших В2В партнёров три оптимальных варианта фирменной площадки «Ивушка kids». Могу сказать, что в дилерских магазинах, где установлены бренд-секции, отдача с «квадрата» увеличивается в среднем 32%».

Принципиальной позиции в экспонировании детских придерживается ульяновская KLЮКVA. Начав развивать дилерскую сеть, фабрика делает упор исключительно на брендовую подачу.

«В этом одно из конкурентных преимуществ нашей марки, — настаивает генеральный директор фабрики Ирек Гадиев. — Мы изучили некоторые региональные рынки и обнаружили, что во многих городах вообще нет ни одного полноценного магазина детской мебели. Так вот, мы готовы занять эту нишу. Например, недавно открыли две фирменных площадки в Казани. Они позиционируются как первые в городе специализированные магазины детской мебели. Это привлекает к нам целевую аудиторию и позволяет избежать сезонности».

Правда, розничное брендирование по-настоящему интересно только тем компаниям, у которых детские преобладают в товарном портфеле. Производители-универсалы чаще всего объединяют детские с зоной спален.

«Для того чтобы делать полноценную секцию по детским, необходимо ассортиментное разнообразие, — справедливо замечает генеральный директор калининградской фабрики «Дедал» Игорь Герасимчук. — Две, три, даже четыре модели ситуации не спасут. У нас, например, в ассортименте шесть детских гарнитуров. Но хитов среди них только два. Скажу честно: чтобы организовать бренд-секцию, этого мало».

С г-ном Герасимчуком соглашается директор по развитию компании «Любимый дом» Алексей Добрынин. Три года назад волгодонская фабрика презентовала своим дилерам формат «Любимый дом Kids», но он так и не прижился в рознице.

«Несмотря на то, что доля детских в нашем ассортименте — одна из самых высоких среди российских производителей корпусной мебели, специализированный формат оказался невостребованным. Как бы там ни было, детские — сезонный товар. Дилеры не видят смысла инвестировать в отдельные площадки только ради того, чтобы зарабатывать на них три месяца в году. Мы в итоге объединили формат Kids с форматом Living».

Новые знакомые

Всё внимательнее присматриваются к детской мебели сетевики, торгующие товарами для детей: в кризис они не прочь вводить в ассортимент экспериментальные товарные группы. Вполне возможно, что появление в специализированных детских магазинах полноценных корпусных коллекций и мягкой мебели для детей превратится в общерыночный тренд. Торговая сеть «Кенгуру» (для мам и малышей) уже сейчас проводит подобные эксперименты.

«Детская мебель пока ещё занимает незначительную долю в нашем товарообороте, — говорит коммерческий директор «Кенгуру» Елена Анайко. — Ключевые позиции — одежда и обувь. Однако мы получаем запросы от покупателей и видим, что в премиальном сегменте образовался определённый дефицит предложений. Поэтому с недавних пор приняли решение расширить товарный ряд по этой категории. При этом мы понимаем, что мебель требует хорошей представленности, но не во всех салонах «Кенгуру» есть возможность выделить необходимую для этого площадь. Там же, где презентация полная, мы фиксируем серьёзное увеличение спроса и хорошие продажи. Мебельная тема — игра вдолгую. Покупатели должны узнать, что в «Кенгуру» есть хороший выбор и сравнить цены и предложение с конкурентами. Мебель — покупка, к которой готовятся, поэтому эффект нельзя оценить сразу. Обычно нужно не менее полугода для первой «раскачки», а дальше наработки оправдывают себя».

Сегодня в мебельном ассортименте «Кенгуру» наличествуют преимущественно импортные бренды. Выбирая их, компания ориентировалась на свою целевую аудиторию. Вместе с тем, сеть предлагает и премиальную отечественную мебель — от фабрики Woodright и под собственным брендом Jan&Sofie. Причём, по словам г-жи Анайко, именно российские марки быстро растут в продажах, поскольку по соотношению цена/качество они сейчас привлекательнее, чем импортные.

Генеральный директор Woodright Андрей Кабелев сообщает, что доволен сотрудничеством с «Кенгуру».

«Они торгуют нашей мебелью всего полгода, но уже вышли на второе место по объёмам продаж, — уточняет он. — Собственная розница из 12-ти фирменных магазинов даёт нам 60 процентов объёмов. Следом идёт «Кенгуру» и третья позиция — у дилерских магазинов. Преимущества детской сети по сравнению с дилерской торговлей очевидны».

Мультитоварные детские магазины были и пока остаются главным каналом продаж «малышковой» мебели. При этом стоит заметить, что младенческие кроватки, пеленальные комоды и столы, люльки, колыбели, стулья для кормления составляют чуть ли не половину всего предложения на рынке детской мебели.

«Основной канал продаж нашей продукции — такие сети как «Детский мир», «Кораблик», «Дочки-Сыночки» и другие, — сообщает Никита Семенов, вице-президент группы «Тополь», частью которой является ОАО «Воткинская промышленная компания», выпускающая преимущественно мебель для новорожденных и малышей. — Ежемесячно мы отгружаем «детским» сетевым ритейлерам десятки тысяч товарных единиц. Активно сотрудничаем также с «Ашаном», «Оби» и крупными региональными гипермаркетами».

Профильная мебельная розница, по мнению Никиты Семенова, непростительно мало интересуется дошкольной мебелью и явно недооценивает её потенциал.

«В российских мебельных магазинах представлена обычно мебель для детей постарше, — комментирует топ-менеджер. — Оттого и сезонность в продажах. А, например, мебель для новорожденных не знает таких сезонных колебаний спроса. Недаром в западных мебельных сетях мебель и комнаты для младенцев и малышей — важная товарная группа. Под неё выделяются значительные площади. Впрочем, я уверен, что и российские мебельные ритейлеры в скором времени придут к тому, что необходимо плотно работать с этим продуктом. Ведь кризис заставляет искать новые возможности».

Сама «Воткинская промышленная компания» начала развивать отношения с традиционной мебельной розницей пару лет назад. Удалось наладить контакты с компанией Hoff, с некоторыми региональными торговцами. Пока это не самый крупный канал сбыта для поставщика — через него реализуется всего 5% ассортимента. Однако Никита Семёнов убеждён, что доля обязательно будет увеличиваться.

Игроки

Как говорят сами участники рынка, по ёмкости сегментов и конкурентоспособности детская мебель занимает третье место среди всех товаров для детей. С учётом хорошей ежегодной динамики сектор однозначно привлекателен для российских производителей. Рыночная ситуация для них складывается особенно благоприятно на фоне девальвации рубля.

«Конъюнктура сейчас в нашу пользу, — констатирует Никита Семенов («Тополь»). — В первом квартале 2015 года сегмент импортной дошкольной мебели просел минимум на 50 процентов, и мы быстро заняли освободившуюся нишу. Растём быстрее рынка. В прошлом году прибавили в объёмах продаж 25 процентов и вышли на оборот больше миллиарда рублей. В этом году тоже идём с опережением. Это и интенсивный рост — с привлечением новых покупателей в наш сегмент, и рост экстенсивный — за счёт расширения ассортимента».

«Воткинская промышленная компания» является на сегодня безусловным лидером на отечественном рынке младенческой и дошкольной мебели и предметов интерьера. Ведущие позиции в своём сегменте она заняла после запуска в 2013 году новой суперсовременной автоматизированной производственной площадки в Электрогорске. В техническое оснащение предприятия было инвестировано около 2 млн. евро. Компания разработала конкурентоспособный модельный ряд детской мебели, сделав упор на дизайн, качество исполнения и натуральные материалы. Её модели вот уже пять лет подряд удостаиваются «Золотого медвежонка» — главной национальной премии в сфере товаров и услуг для детей.

В целом же, говоря об игроках рынка мебели для младенцев и дошкольников, можно отметить, что это, как правило, фабрики, работающие с натуральной древесиной — сосной, берёзой, буком. Довольно активны в этом сегменте белорусы. Кроме собственных моделей мебели, они поставляют в Россию лицензионную продукцию — коллекции, изготовленные под европейскими брендами.

Основная масса отечественных мебельных производителей предпочитает ориентироваться на младших школьников, подростков и молодёжь. Если лет семь-десять назад «корпусники» считали детскую мебель периферийным направлением, то сегодня практически все поточные производства имеют в своём активе эту товарную категорию.

«Именно с детских мы начали развитие своей федеральной розницы, — сообщает Алексей Добрынин («Любимый дом»). — При этом мы как производитель серийной мебели, практически отказались работать с коллекциями для детей младше шести лет. Потребитель там довольно искушённый и ориентирован скорее на премиальный продукт. Посудите сами, если ребёнку в 3–4 года уже выделяют свою комнату, значит, возможности у родителей выше среднего. Это однозначно не наш клиент. Нам нужно продавать много, поэтому мы сохраняем в ассортименте две детских программы, но основной упор делаем на подростковые».

На рынке недорогой массовой мебели для детей и тинейджеров влиятельные «федералы» пока задают тон. У всех на слуху хитовые серийные модели «Мебель Москва», «Лерома», «Любимого дома», «ТриЯ», «Яны», «38 попугаев», «Дива-мебели», «Глазова». Детские — важная товарная категория для компаний «Катюша», «Шатура», «Ангстрем». По-прежнему заметны калининградцы — «Прагматика», «Маннгрупп», «Дедал», «Дана», «Лазурит». Но серьёзную конкуренцию корпусным «тяжеловесам» начинают составлять амбициозные региональные компании. Они выходят на рынок со свежими интерьерными идеями и хорошей ценой.

Иркутская «Ивушка», по словам её генерального директора Яны Войнарович, добивается успеха благодаря широкому модельному ряду.

«Мы предлагаем большой выбор детских групп и многофункциональных комплексов для разных возрастных групп, — говорит она. — Кроме этого, использование технологии УФ-печати позволяет нам выгодно выделиться на фоне конкурентов».

Ижевский «Мебельсон» тоже делает ставку на передовые технологии и широту предложения. Прошлой осенью компания ввела в строй новую производственную площадку по изготовлению мебельных фасадов и обеспечила себя самыми актуальными технологиями отделки — от вакуумного прессования до автоматизированной покраски и принтерной печати.

Открытие прошлого сезона — детская мебель KLЮКVA. В ассортименте компании — шесть базовых корпусных программ, но благодаря широкой коллекции эксклюзивных принтов и текстур KLЮКVA может предложить до 200 вариантов детских комнат. Компания ведёт активную маркетинговую политику. Помимо собственной розницы, развивает дилерский пул. Фирменная секция Klюкva в Ульяновске стабильно показывает среднемесячную выручку до 1,8 млн. рублей, а средний чек покупки составляет 50 тысяч.

«Разумеется, новые агрессивные игроки будут стараться отобрать долю у компаний, давно присутствующих на рынке, — рассуждает Игорь Герасимчук («Дедал»). — Некоторые из наших торговых партнёров, например, поставили на экспозицию мебель KLЮКVA. Коллекции этой компании выглядят ярко, выигрывают в цене — вот аргументы, которые приводят дилеры. О чём это говорит? Производителям детских нельзя останавливаться. Для получения ожидаемого эффекта нужно вкладываться в новые разработки, добиваться хорошей отпускной цены и быть поактивнее в маркетинге».

Продукт

Общий уровень представленной на рынке отечественной мебели для детей очень вырос за последние годы. Можно сказать, сегодня сектор переживает настоящий расцвет. Так же как и рынок «взрослой» мебели, «детский» дифференцируется по нишам и сегментам. Условный водораздел проходит между компаниями, специализирующимися на продаже заказных креативных детских и производителями массовой мебели. По факту — это два разных рынка со своими правилами и установками.

Сегмент заказной мебели представлен преимущественно небольшими производственными компаниями с сильными дизайнерскими бюро. Они не гонятся за объёмами и часто специализируются только на детском ассортименте. В большинстве своём это фабрики, работающие на ценовом поле «средний плюс» и выше. Они привыкли «копать глубоко» и с продуктом работают тщательно до фанатизма. Помимо самой мебели, предлагают впечатляющее разнообразие интерьерных аксессуаров для детской комнаты — подушки, пуфы, занавеси, пологи, навесные карманы, грифельные и металлические доски, канаты и многое другое. Основной клиент таких компаний — состоятельные семьи, ценящие индивидуальность и оригинальность в интерьерах.

«Мы работаем только по индивидуальным заказам, — рассказывает учредитель подмосковной фабрики Cleveroom Валерий Ермаков. — Концепция Cleveroom несколько шире, чем просто производство детской мебели. Мы создаём развивающее пространство под конкретного ребёнка. Это персонально организованные места для учёбы, для сна, для хранения вещей, игровые домики, всевозможные спортивные комплексы».

Своя специализация у молодой фабрики La Banana. Компания вывела на рынок кровати-конструкторы, которые по мере взросления ребёнка можно дополнять новыми функциональными элементами. Средний чек на кровать от La Banana — чуть выше 70-ти тысяч рублей. Покупатели — москвичи со стабильными доходами.

«Мы заняли совершено свободную нишу и сейчас активно прирастаем в продажах, — сообщает руководитель отдела продаж La Banana Наталья Леонтьева. — Наши покупатели — ответственные родители, приветствующие активный, спортивный, здоровый образ жизни. Мы комплектуем наши кровати массой дополнительных элементов — от чайных столиков до балетных станков».

Производители дорогих детских могут работать в разных стилевых направлениях, но при изготовлении мебели используют исключительно натуральные материалы и часто прибегают к ручным технологиям.

«Нет ничего лучше для детской мебели, чем природная древесина, — говорит Андрей Кабелев (Woodright). — Мы применяем мебельный щит из ангарской сосны, бука и дуба, берёзовую фанеру, буковый и берёзовый шпон. От использования ДСП и плит MDF отказываемся принципиально. По сути, наша мебель сертифицируется по тому же стандарту, что и детские игрушки. Фирменный приём в отделке — уникальная, выполненная вручную роспись».

«Мы в производстве используем только безопасные материалы, лаки и краски на водной основе «Тиккурила», что позволяет нашей мебели соответствовать самым высоким требованиям экологичности», — отмечает Валерий Ермаков из Cleveroom.

У производителей массовой мебели — свой технологический пакет. «Массовка» использует ДСП и плиты MDF. Вместо ручной росписи — шелкография и УФ-печать. Но требования по безопасности и функциональности — такие же, как в «премиалке». Для детских коллекций ответственные индустриальные производители закупают ДСП класса Е 0,5, подбирают экологически чистые финишные покрытия, следуют особым нормам при проектировании самих предметов мебели.

«Разрабатывая детские, мы уделяем вопросам экологической и эксплуатационной безопасности самое серьёзное внимание, — говорит генеральный директор компании «ДиЭмАй Рус» (торговая марка «Дятьково») Александр Авдеев. — Рельефные ступеньки, предотвращающие скольжение, удобные ограничители на кроватях, надёжные поручни, закалённое стекло — обязательные элементы».

Визуально демократичная мебель для детей сегодня мало чем отличается от премиальной. Все стилистические тренды взяты производителями массовой продукции на вооружение. Практически у каждой фабрики можно найти ставшие уже мейнстримом детские в морской и «принцесской» тематике. Вместе с тем, компании постоянно расширяют цветовой веер — вводят оригинальные расцветки и принты. К традиционным голубым и розовым вариациям давно добавились цветочно-ягодные, джинсовые, анималистические и даже милитаристские мотивы. Большим спросом пользуются детские с изображениями любимых героев мультфильмов и видеоигр — от Винни-Пуха до Бэтмена.

Особый жанр — кроватки-машинки. Они настолько популярны у детей и родителей, что даже индустриальные компании стремятся включать их в свои коллекции, хотя чисто технологически это не самый простой продукт.

В число бестселлеров входят авто-модели у «Сканд-мебели», «Фабрики Мирлачева», «Адвесты» и многих других поставщиков.

«Наша детская «Формула» с кроватью-машинкой — абсолютный хит! — замечает Алексей Добрынин («Любимый дом»). — «Формула» возглавила рейтинг продаж по детским спустя две недели после того, как была запущена в серийное производство».

Свой вклад в авто-тему недавно внесла фабрика «Глазов», выпустив коллекцию «Автобус» с кроватью-даблдеккером. А компания «Мебелев» из Набережных Челнов сделала изготовление кроватей-машин буквально своим стратегическим направлением. Челнинские перфектные «седаны» из глянцевого ABS-пластика — хоть сейчас на Женевский автосалон. Читать отзывы покупателей на сайте фабрики — отдельное удовольствие: «Заказали 2 красных мерседеса. Сборка нетрудная. Вид очень красивый. Дети просто в восторге».

Важнейшими критериями при разработке массовых детских являются практичность и комбинаторность. Отсюда — модульный принцип формирования мебельных коллекций и наличие многофункциональных конструкций.

«В зависимости от степени обеспеченности жилплощадью, покупателей интересуют два варианта — наборы (предполагающие наличие отдельной комнаты для детской) и ученическое место, когда стол должен быть полифункциональным — и письменным, и компьютерным, и занимать немного места, — говорит Яна Войнарович («Ивушка»). — Конечно, полноценная группа — идеальный вариант для детской комнаты, но в случае ограничений по площади, оптимальным вариантом являются комплексы и комбинированные кровати, которые при минимальных габаритах включают в себя шкаф, стол и спальное место для ребенка. У нас подобные комплексы пользуются особой популярностью».

«Ставка в этом сегменте делается на мебель, дающую возможность быстро адаптировать интерьер под меняющиеся потребности ребёнка, — добавляет Александр Авдеев. — Мы, например, в августе этого года вывели на рынок новую модель кровати-чердака OKTAVA, которая позволяет уместить на площади в 2,5 квадратных метра весь необходимый минимум для обустройства детской — комфортное и безопасное спальное место, рабочую зону и вместительный угловой шкаф. Очень функциональное и, что немаловажно, бюджетное решение».

Смелые конструкторские инновации вовсе не чужды массовому рынку детских.

«Мы отмечаем, например, растущий интерес покупателей к детским-трансформерам, — говорит директор компании «Мебелионика» Алексей Савельев. — Их приобретают в основном в небольшие комнаты, когда хотят сделать пространство функциональным и в то же время свободным. В нашей детской коллекции «Философи» как раз много вариантов трансформирования — откидные кровати, поворотные кровати со шкафом для белья, столы-кровати и многое другое».

Молодая пензенская фабрика «Смарти» видит в производстве трансформеров большие перспективы. Специально для обустройства детских комнат компания разработала три модели, объединяющие в себе шкафную систему, стол и кровать.

Стоит отметить ещё одну ассортиментную особенность в массовом сегменте детских. Корпусные фабрики довольно часто вводят в производство детскую/подростковую комнату как производную от своей «взрослой» коллекции. Это реакция на запрос «Вся квартира в одном стиле».

Так, например, поступила фабрика «Интердизайн», представив свою первую детскую «Леди Роза».

«Серия, выполненная в стиле барокко, является частью большой корпусной программы «Роза», — поясняет генеральный директор «Интердизайна» Александр Мастерских. — Это пока наша единственная детская. Разработали мы её фактически по просьбам потребителей. Многие из обладателей «взрослой» «Розы» интересовались детским аналогом. В принципе, расширение успешной коллекции — это традиционный в мебельном производстве момент. К тому же «Леди Роза» — наша возможность выйти на новый рынок. И неплохая возможность».

На этой оптимистической ноте наш обзор можно и закончить. На фоне всей мебельной отрасли сектор детской мебели выглядит на удивление стабильным и привлекательным. Кажется, он предлагает неплохие возможности всем, кто в этом заинтересован.

К сожалению, или к счастью, это не совсем так. Щедрый на перспективы, он одновременно очень требователен и разборчив. Чтобы добиться успеха, здесь требуются особые компетенции. Нужны вдумчивость и предупредительность, скрупулезное качество и честность в выборе материалов, недетский креатив и особое взаимопонимание с бесконечно креативным потребителем. В этом нет новости. Самуил Яковлевич Маршак любил повторять: «Для детей надо писать, как для взрослых, только лучше». То же относится и к детской мебели.

 
Читайте также 13 июля 2017 Всё включено. Подключайтесь!

Мебельщики делятся своим опытом взаимодействия с застройщиками недвижимости.


15 июня 2017 Via Maestri: снова на взлёт

Компания, созданная на производственной базе «Аллегро стиль», разрабатывает сразу несколько перспективных направлений в бизнесе.


15 июня 2017 Праздник на Мебельной улице

«Первая мебельная» официально запустила новый производственный комплекс.


31 мая 2017 ООО «Кроностар»: 15 лет стабильного роста

Генеральный директор ООО «Кроностар» Лутц Папе рассказывает о планах по развитию предприятия и обновлению ассортимента.


31 мая 2017 С приветом из Нового Света

Мебельная фабрика «Мария» повернулась лицом к профессиональным дизайнерам


31 мая 2017 Всё самое свежее

Производитель серийной мебели из Ставрополья расширяет географию поставок.

Свежий номер

CIFF Shanghai 2017

Furniture China 2017

BIFE-SIM 2017

Реклама на сайте Как сюда попасть?