За пазухой у государства

Рынок госзакупок находится сегодня примерно в таком же положении, как и вся мебельная отрасль — не хуже, но и не лучше.

Рынок госзакупок находится сегодня примерно в таком же положении, как и вся мебельная отрасль — не хуже, но и не лучше.

Пик контрактных заказов приходится на осень-начало зимы, период спада закупочной активности — первые месяцы года. Однако в 2015-м спад оказался непривычно большим, поскольку на фактор сезонный наложились ещё и бюджетные ограничения. Минфин в феврале рекомендовал всем государственным и муниципальным структурам ужать свои траты на 10–15%. В первую очередь, под секвестр попали закупки. В результате контрактный рынок мебели в январе – марте потерял 50–70% вместо обычных сезонных 15–20%.

Из-за резкого сокращения количества аукционов возросла конкуренция между участниками сектора госзакупок. Контрактов хватает не на всех, за каждый заказ приходится бороться. А тут ещё новые игроки из смежных секторов, например, с рынка домашней мебели. Испытывая трудности в традиционных для себя сегментах, они пытаются искать себе место на поле тендерных закупок. Таких особенно много среди мелких предприятий.

Госзаказ для поставщиков долгое время считался манной небесной. Работать на государственного заказчика всегда было выгодно, ведь это обещало стабильные доходы. Компании, которым удавалось поработать в этом сегменте, дорожили сотрудничеством с госструктурами и даже использовали это как козырь в своей рекламе. Но сейчас государство жёстко экономит на всём. Вплоть до того, что, например, при подготовке к крупным мероприятиям предпочитает не закупать мебель, а арендовать её.

Денег на этом рынке уже не так много. Более-менее хорошо дела обстоят в тех регионах, где, помимо федеральных, есть ещё средства регионального бюджета. В лучшем положении Москва и Подмосковье. Здесь темпы строительства объектов бюджетной инфраструктуры существенно не сократились. Соответственно, за эти территории идёт наиболее ожесточённая борьба.

В провинции положение хуже. Есть случаи заморозки строительства школ и больниц. Как следствие, сокращаются бюджетные расходы на мебель.

«Сокращение числа заказов и обострение конкуренции приводит к тому, что порой цены на тендерах опускаются ниже стоимости материалов», — сообщает Иван Алов, коммерческий директор «Ивановской мебельной фабрики», которая специализируется на выпуске корпусной мебели для государственных и коммерческих предприятий, и на протяжении многих лет присутствует на рынке госзакупок.

Формирование цены на рынке госзакупок в немалой степени зависит от формы размещения заказа. Когда речь идёт о процедуре электронного аукциона, ключевым критерием отбора поставщика является минимальная цена. Сейчас нередко в ходе торгов цена заказа может опускаться до 30% от стартовой. Выдерживать конкуренцию в таких торгах могут только производители низкокачественной мебели, работающие «вчёрную». Это осложняет работу серьёзным фабрикам.

Виктор Кочубей, владелец «Уфамебели» отмечает, что его компании выгодней торговаться через процедуру запроса котировок.

«В этом случае заказчик предъявляет более жёсткие требования к поставщикам, касающиеся технических, потребительских и иных показателей изделия, — поясняет он. — Выигрывает тот, кто способен предоставить качественную продукцию по заданным критериям за адекватные деньги». Такие заказы по плечу лишь фабрикам, обладающим достаточной технологической базой. Бывают случаи, когда фабрики участвуют в тендере, заранее понимая, что прибыль будет минимальной. Но они бьются за получение госзаказа, чтобы загрузить производство, обеспечить бесперебойную работу.

Сейчас самое выигрышное положение на рынке госзаказов занимают компании, сумевшие заключить большое количество контрактов ещё в прошлом году, либо выпускающие специфическую продукцию, которую может предложить далеко не каждый поставщик. К таким относится, например, фабрика «Метмебель», изготавливающая предметы мебели в соответствии с требованиями 120-го приказа Министерства обороны.

«Речь идёт о мебели по особым ГОСТам, — уточняет Александр Конарев, руководитель департамента продаж компании. — Пример — армейские кровати различных типов. Конкуренция по таким позициям невелика, и в этом рыночном сегменте мы чувствуем себя вполне уверенно».

Перспективы рынка госзакупок разными игроками оцениваются по-разному. По словам Виктора Кочубея, владеющего информацией по рынку Сибири и Башкортостана, сокращение закупок мебели для госучреждений — сценарий ближайших двух лет.

«По словам Путина, кризис продлится ещё год-два, — комментирует он. — В кризисные времена как коммерческие, так и государственные структуры проводят оптимизацию кадров. Людей увольняют, и потребность в мебели неминуемо сокращается. Даже когда экономическая ситуация вернётся в норму, и количество рабочих мест увеличится, под эти места уже не потребуется новая мебель. Поэтому спад на рынке госзакупок будет держаться ещё долго».

Г-н Конарев видит ситуацию иначе. Он утверждает, что, исходя из анализа рынка, в ближайшей перспективе стоит ожидать положительной коррекции.

«Мы более чем уверены, что всё выровняется, и в итоге показатели, как минимум, выйдут на уровень 2014 года. А скорее всего, превзойдут его. Потому что, если где-то сейчас недополучают мебель, то потребность в ней сохраняется, и в дальнейшем дефицит так или иначе будет восполняться. На данный момент государство придерживает бюджетные средства, но со стабилизацией экономики они всё равно будут пущены в реализацию».

Справедливости ради стоит отметить, что компания «Метмебель» имеет прочные связи с силовыми структурами и Министерством обороны. А бюджетные расходы на оборону в 2015 году не только не сократятся, но даже увеличатся до рекордных 3,286 триллиона рублей.

Напомним, что Минпромторг обещал проработать вопрос полного запрета на участие в госзакупках мебели иностранных компаний. Вопрос пока не решён, хотя уже сейчас российским мебельщикам предоставляется 15-ти процентная преференция на торгах по государственным заказам. Правда, ни одна из опрошенных нами фабрик не имела возможности убедиться, действует ли преференция в реальности.

Дело в том, что в тендерах на оснащение мебелью бюджетных организаций речь чаще всего идёт о недорогой продукции.

«Как правило, в таких тендерах участвуют либо только отечественные производители, либо производители из ближнего зарубежья, например, из Белоруссии. Есть, конечно, некоторые сегменты, где закупают дорогую мебель, но это касается каких-то штучных вещей, вроде столов и кресел для руководителей высокого уровня, меблировки виповых конференц-залов и так далее, — поясняет г-н Алов. — Преференция же вступает в силу лишь когда среди игроков тендера есть зарубежные компании».

Никуда не делась проблема коррупции и недобросовестной конкуренции на рынке госзакупок. В меньшей степени это относится к закупкам, регулируемым 44 ФЗ. Участникам жёстко продиктован порядок закупочной процедуры, а заказчику запрещено устанавливать иные требования, кроме тех, что указаны в законе.

Другая ситуация в тендерах, регулируемых 223 ФЗ. Здесь заказчик разрабатывает собственное положение о закупках, где прописывает механизм их проведения. После таких тендеров нередки форс-мажоры вроде затягивания с переводом денежных средств после исполнения заказа и т. п.

По мнению наших экспертов, контрактный рынок находится примерно в таком же положении, как и вся мебельная отрасль — не хуже, но и не лучше. Традиционные игроки, вооружённые специфическими навыками, опытом и связями, с переменным успехом решают свои проблемы. А вот новичкам, рассчитывающим попробовать силы на «ягодной» площадке, стоит быть поосмотрительней. Не лучшее время — искать спасенья за пазухой у государства.

Михаил Муравьёв

 
Читайте также 20 сентября 2017 Вызов индивидуальности

Кастомизируя ассортимент, «Эванти» выходит на прямой диалог с клиентами.


20 сентября 2017 Не хорекой единой

Компания-поставщик столов и стульев локализовала деревообработку, добившись значительного снижения себестоимости готовой продукции.


20 сентября 2017 Хочешь сделать хорошо — сделай сам

И партнёры, и покупатели оценили централизованный клиентский сервис «Шатуры».


20 сентября 2017 Проверенная стратегия

Бренд «Дятьково» объединил торговые ресурсы для продвижения кухонного проекта.


20 сентября 2017 Открыто!

Российский дистрибутор фурнитуры запустил социальный проект, к которому активно присоединяются производители корпусной мебели.


02 сентября 2017 Едем на Foroom Dobrograd!

Глава «Асконы» Роман Ершов убеждён, что скоро Foroom Dobrograd станет основной площадкой для отраслевого нетворкинга.

Свежий номер

CIFF Shanghai 2017

Furniture China 2017

BIFE-SIM 2017

Реклама на сайте Как сюда попасть?