Россия-Белоруссия: от конкуренции — к партнёрству

С 1-го января промышленники России, Белоруссии и Казахстана начнут жить по законам единого государства — Евразийского экономического союза. Плитные и мебельные предприятия трёх стран уже сегодня пытаются выработать общую стратегию поведения на рынке.

Россия-Белоруссия: от конкуренции — к партнёрству

В конце июля в Белоруссии побывала первая официальная делегация Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России. В её состав вошли владельцы и топ-менеджеры нескольких плитных заводов (подробнее см. «МБ», №6, 2014). 19-го сентября в соседнюю страну отправилась ещё одна группа членов АМДПР — на этот раз мебельщики и представители торговли.

В ноябре члены президентского совета и исполнительная дирекция АМДПР ожидают белорусских коллег в Москве — встреча, в которой примут участие плитные и мебельные компании Белоруссии, должна состояться во время выставки на Красной Пресне. Предполагается также приезд и коллег из Казахстана.

Чем продиктована необходимость более близкого знакомства и регулярных многосторонних отраслевых контактов? Скорыми изменениями рыночной конъюнктуры, неизбежными в условиях ЕврАзЭс. У белорусов, казахов и россиян есть стремление заранее договориться о цивилизованных, взаимоприемлемых правилах игры.

Добавим, что от лица белорусской деревообрабатывающей индустрии выступают руководители концерна «Беллесбумпром» и входящих в него заводов и фабрик. Собственно говоря, «Беллесбумпром», объединяющий 49 профильных промышленных предприятий, — это и есть национальная деревообработка Республики Беларусь. Интересы казахских мебельщиков представляет Ассоциация мебельщиков Казахстана.

Трудности перехода

Россия-Белоруссия: от конкуренции — к партнёрству

Зависть и опасения. Именно так в двух словах можно охарактеризовать настроения российских плитников, побывавших на нескольких белорусских заводах древесных плит, где идёт модернизация и строительство новых мощностей.

Такие эмоции легко понять.

Обоснованную зависть вызывает не столько техническое оснащение реконструируемых и новых предприятий (здесь уместнее сказать — восхищение), сколько подход государства к переоснащению плитного сектора, условия обеспечения отрасли сырьевыми ресурсами.

Как известно, в 2007 году указом президента Республики Беларусь №529 «О некоторых мерах по развитию деревообрабатывающей промышленности» был определён перечень заводов, подлежащих модернизации. В него были включены девять предприятий концерна «Беллесбумпром», которые обеспечивают конструкционным материалом более трети всего мебельного производства в Белоруссии. Это открытые акционерные общества «Борисовдрев», «Витебскдрев», «Гомельдрев», «Ивацевичдрев», «Мостовдрев», «Речицадрев», «ФанДОК», «Могилёвдрев» и республиканское унитарное предприятие «Мозырский деревообрабатывающий комбинат».

Членов российской делегации, естественно, интересовали, в первую очередь, условия финансирования проектов.

Коротко говоря, схемы различны. Однако активное участие в них государства — факт неоспоримый. Вот лишь два примера.

Россия-Белоруссия: от конкуренции — к партнёрству

В ОАО «Гомельдрев» государство до начала крупномасштабной модернизации имело 50% акций. Но поскольку никто из 11 тысяч собственников не пожелал вложить в проект ни копейки — все хотели только дивидендов, — деньги на строительство завода по производству плит МДФ были выделены государством. В результате госдоля в капитале компании доросла до 99,9% (в дальнейшем планируется её снизить, выставив акции на биржу).

В ОАО «Речицадрев» и на Мозырском деревообрабатывающем комбинате модернизация производства велась на кредитные средства. Гарантом выступило правительство. Валютные займы предоставлялись под 10% на 7 лет. Выплачивать основную сумму долга и проценты предприятие начинало через год после ввода в эксплуатацию, при этом половину процентной ставки погашало государство, оно же брало на себя выплату процентов по кредиту во время строительства, модернизации предприятий.

(В скобках заметим: инвестиционная политика белорусского государства закономерно оборачивается укреплением госсобственности. Сегодня у государства — как минимум контрольный пакет, а то и 100% акций во всех плитных заводах. Трудно предположить, что владельцы российских предприятий поступятся своими активами в обмен на льготное госфинансирование).

Теперь об опасениях. Они были как с одной, так и с другой стороны.

Настороженно встретили приезд российской делегации белорусы. «Мы даже в своём концерне конкурируем друг с другом, а тут приехали российские производители, то есть — вдвойне конкуренты», — озвучил позицию своих коллег руководитель одного из белорусских плитных заводов.

Обоснована тревога и топ-менеджеров российских плитных предприятий. С выводом на проектную мощность модернизированных белорусских производств годовая прибавка плит составит 1 млн. кубов. Приплюсуйте сюда продукцию трёх заводов, которые построил и продолжает строить в Сморгоне Kronospan: 300 тыс. куб. м ДСП, 200 тыс. куб. м плит MDF, 200 тыс. куб. м HDF и 200 тыс. кубометров OSB.

Мебельщикам Белоруссии такого количества плит явно не требуется. Поэтому нет сомнения, что львиная доля продукции пойдёт на российский рынок. По какому прайсу? Насколько ниже себестоимость белорусской продукции? До какого уровня белорусы могут снизить отпускные цены, и не окажутся ли российские плиты неконкурентоспособными?

Наши специалисты буквально засыпали своих коллег вопросами, чтобы понять, что почём. Дотошно расспрашивали, например, о сырье.

Тут у белорусов дела не в пример лучше, чем в России. На бирже сырьё не покупают, берут в аренду делянки, закупают лес на корню в своём районе или области, пользуясь первоочередным правом выбора. Максимальное расстояние доставки леса — 100 км, но реально участки расположены в 30–35 км от предприятий. Своими силами заводы, на которых побывала российская делегация, заготавливают около 30% сырья, нанимают также и лесозаготовителей. Товарный лес продают, и это позволяет снизить себестоимость техсырья для плит. К тому же закупка леса на корню позволяет обеспечить необходимый породный состав древесины — ведь бывает так, что на бирже твердолиственных или хвойных пород, к примеру, нет. Лесовосстановлением плитные предприятия не занимаются — для этого есть лесхозы, которые находятся под управлением Министерства лесного хозяйства РБ. Задача плитников — сдать делянку после вырубки. Если не справились в сроки, оставили участок в ненадлежащем качестве — штраф. Значительная часть лесозаготовительной техники своя, белорусская. В последнее время форвардеры, харвестеры стали намного лучше, мощнее, а стоят существенно дешевле, чем импортные. («Скажу нашим лесозаготовителям: пусть едут в Белоруссию, смотрят технику», — не преминул заметить Олег Нумеров, генеральный директор АМДПР).

В отличие от России, дороги в Белоруссии в межсезонье не закрывают — в крайнем случае можно воспользоваться вариантами для объезда. Результат такого подхода, поразивший членов российской делегации: 18 млн. кубометров заготовленной древесины при расчётной лесосеке 23 млн. кубов в 2013 году. В среднем за последние годы, по словам Дмитрия Лизуры, первого заместителя председателя концерна «Беллесбумпром», освоение лесов составляет больше 90%, ежегодный прирост — 30 млн. кубов.

Интересовались россияне и уровнем зарплат. В среднем, как заявили руководители плитных предприятий, зарплата составляет в Белоруссии 450 долларов в месяц, налоги на неё — 30%.

«Да, по сравнению с нами у них явные преимущества по себестоимости», — сделали вывод российские специалисты.

Россия-Белоруссия: от конкуренции — к партнёрству

«Вовсе нет», — парировали белорусы. И приводили свои доводы. Главный — стоимость энергоносителей: «Мы платим 14 центов за киловатт, вы — значительно меньше. А ведь затраты на электроэнергию в себестоимости древесных плит составляют пятую часть».

Так имеют ли белорусские плитники возможность демпинговать?

Наши мебельщики, которые приезжали в Белоруссию вслед за производителями плит, выяснили, что ни о каком демпинге пока речи не идёт. Купить материал по более привлекательным ценам, чем в России, у белорусов не удалось.

Тем не менее ситуация ещё может развернуться. Большинство белорусских плитных заводов, включённых в программу модернизации, на проектную мощность не выведены, а потому и давление на рынок меньше. Завтра конкурентные условия ужесточатся, и, не исключено, цены пойдут вниз. К тому же белорусское государство как главный собственник плитных предприятий может славировать — пойти на определённые издержки, чтобы ослабить конкурентов и увеличить рыночную долю. Сделать это тем проще, что реализацией плитной продукции «Беллесбумпрома» занимается подконтрольная государству «Белорусская лесная компания».

Россия-Белоруссия: от конкуренции — к партнёрству

Впрочем, нет доводов, на которые не нашлись бы контрдоводы: если продавать плиты по демпинговым ценам, где найти деньги на выплату валютных кредитов? Да и обслуживание зарубежной техники обходится недёшево.

Выслушав российских мебельщиков, которым не удалось договориться о поставках белорусских ЛДСП по приемлемым ценам, руководители предприятий — членов «Беллесбумпрома» согласились, что вопрос формирования цены на плиту белорусских производителей требует серьёзного рассмотрения — для обеспечения устойчивого сбыта на территории России.

Интересы российских плитных предприятий тоже не стоит скидывать со счетов.

«Надо вырабатывать единую ценовую политику, — подытожили руководители АМДПР, — ценовые войны ещё никому и никогда пользы не приносили».

В результате пришли к выводу: необходимо создавать специальную совместную рабочую группу по ценообразованию.

Вопрос тем более актуальный в нынешней ситуации: курс рубля «просел» не только к доллару и евро, но и к белорусской национальной валюте. Поставляя свою продукцию на российский рынок в рублях по прежним ценам, белорусские производители мебели, плит несут серьёзные потери.

Вместе мы вдвое сильней

Не только плитники, но и мебельщики Белоруссии активно наращивают выпуск продукции. За первое полугодие 2014-го производство мебели в стране выросло почти на четверть, достигнув в денежном эквиваленте 6,63 трлн. белорусских рублей (около 620 млн. долл.). Более трети мебели (252, 14 млн. долл.) отгрузили на экспорт, около 80% внешних поставок (206, 53 млн. долл.) пришлось на Россию.

При этом многие мебельные предприятия недозагружены. Без всяких сомнений можно утверждать, что белорусские мебельщики заинтересованы в дальнейшем расширении поставок на российский рынок. И российские коллеги готовы им в этом посодействовать.

Как отметил Александр Шестаков, президент АМДПР, доля продукции из дальнего зарубежья на мебельном рынке России за последние два года существенно выросла, потеснив отечественную. Вернуть соотношение в свою пользу — в этом сегодня общая задача предприятий стран ЕврАзЭс, хороший стимул к консолидированной стратегии импортозамещения в рамках общего рынка. В соответствии с такой позицией г-н Шестаков радушно пригласил белорусских мебельщиков в принадлежащий ему петербургский «Мебель-Сити».

Тем, кто поспешит упрекнуть президента Ассоциации в предоставлении торговой площадки конкурентам, стоит задуматься: повышаются ли наши шансы в противостоянии с западными производителями, если мы действуем на пару с соседями? Скорее всего, повышаются. К тому же белорусы зачастую работают в таких товарных нишах, где российские компании представлены слабо — в сегменте массивной мебели, например. Здесь белорусские фабрики добились впечатляющих успехов.

«Изготовлением мебели в нашей стране занимаются 300 предприятий, из них в состав концерна «Беллесбумпром» входят 19 самых крупных, обеспечивающих 40 процентов выпускаемой в стране мебели, — говорил в своём выступлении Дмитрий Лизура. — При этом 70 процентов производимой членами концерна мебели изготавливают три «кита» — «Пинскдрев», «ЗОВ-ЛенЕвромебель» и «Молодечномебель». Ассортиментная программа концерна включает производство практически всех видов бытовой и специальной мебели — от изделий массового спроса до высокохудожественных гарнитуров из натуральной древесины».

Благодатная почва для сотрудничества с мебельщиками из Республики Беларусь — кооперация. Зачем закупать фасады или каркасы для диванов у европейских производителей, когда в Белоруссии замечательные образцы этой продукции, — об этом сегодня задумываются многие российские мебельщики.

Особый интерес для наших предприятий представляет опыт экспорта продукции, накопленный белорусскими коллегами.

Как сказал на встрече председатель концерна «Беллесбумпром» Юрий Назаров, если предприятие экспортирует менее 60%, то нам стоит внимательно посмотреть: а тот ли руководитель стоит на «капитанском мостике»?

«Мы импортируем — вы экспортируете, — констатировал Олег Нумеров. — И нам очень полезно поучиться у вас выходу на внешние рынки».

Поучиться есть чему, и есть у кого.

Как рассказал генеральный директор ЗАО «Молодечномебель» Владимир Бушило, 65% продукции предприятия экспортируется. Опыт сотрудничества с зарубежными торговыми сетями насчитывает не одно десятилетие. Ещё во времена СССР фабрика продавала свою мебель из массива за рубеж, и не куда-нибудь, а в Германию, в основном через сеть «Шидер».

Сегодня, пусть в небольшом объёме, продукция также поставляется в Западную Европу. А уж в странах СНГ мебель белорусской марки из бука, дуба, ольхи прекрасно известна. Сейчас на предприятии полным ходом идёт модернизация — работы проводятся за собственные средства. При увеличении объёмов производства численность работников значительно сокращается и, соответственно, увеличивается рентабельность.

Не только на высокое качество мебели, но и на уникальность своей продукции делает ставку «Бобруйскмебель». Надо ли говорить, что изготавливают здесь мебель тоже только из массива или облицованную натуральным шпоном. Предмет особой гордости предприятия с 90-летней историей — участок спецмебели, где выполняют эксклюзивные заказы.

«В своё время наше предприятие было самым передовым не только в Белоруссии, но, наверное, и в СССР, — говорит Юрий Крупенич, главный инженер ЗАО «Бобруйскмебель». — Мы оснащали такие престижные объекты, как МГУ, Дворец съездов, даже Третьяковскую галерею. Доля специальной мебели у нас доходила до 40 процентов. После развала Союза этот рынок мы потеряли, но направление деятельности осталось. В Белоруссии мы выполняем правительственные заказы, которые требуют суперспециалистов. Мы поставляли мебель во Дворец Независимости, в Национальную библиотеку, во Дворец Республики. Совсем недавно у нас реставрировали замковые ансамбли «Мир» и «Несвиж», мебель для них тоже делалась на нашем предприятии по индивидуальным проектам. Мы знаем, в России тоже восстанавливаются дворцовые ансамбли, и мы готовы принять участие в обустройстве архитектурных памятников. Для этого у нас есть и опыт, и оборудование, и специалисты».

Россия-Белоруссия: от конкуренции — к партнёрству

Ещё одно совместное с белорусами направление деятельности, которое представляется весьма перспективным, — подготовка кадров.

Выступление Сергея Касперовича, проректора по учебной работе Белорусского государственного технологического университета — ведущего вуза в СНГ по подготовке кадров для лесного хозяйства, деревообрабатывающей и мебельной промышленности, — вызвало самый живой интерес.

Как подчеркнул выступающий, в университете готовят не бакалавров, а практиков: инженеров, проектировщиков, дизайнеров мебели, экономистов. За последние 20 лет создана уникальная лабораторная база, включающая в себя парк деревообрабатывающего оборудования, в том числе с ЧПУ. Чтобы приблизить процесс обучения к реальному производству, на крупных деревообрабатывающих и мебельных предприятиях создаются филиалы кафедр БГТУ, отраслевые лаборатории.

В этом году в сотрудничестве с концерном «Беллесбумпром» университет начал активно развивать целевую подготовку специалистов. Обучение студентов «под заказ» государственных предприятий (или с долей государственного участия) ведётся на бюджетные деньги, после распределения выпускники обязаны отработать у «инвестора» 5 лет. «Заказать» подготовку специалистов для себя могут и частные компании, но в этом случае они сами оплачивают обучение, оговаривая с будущим выпускником срок, который тот должен отработать на производстве (обычно — те же 5 лет). Студенты-бюджетники после окончания университета распределяются на профильные предприятия Республики Беларусь, где должны отработать 2 года.

Как заявил Сергей Касперович, университет уже эффективно сотрудничает с целым рядом российских учебных заведений. Готов и к сотрудничеству с российскими деревообработчиками и мебельщиками. Конечно, на бюджетников рассчитывать не приходится. А вот что касается студентов, обучающихся на коммерческой основе, их можно пригласить поработать в России. А ещё лучше — российским предприятиям «заказать» обучение специалистов под нужды собственного производства.

Кстати, под эгидой университета работает 5 колледжей, которые осуществляют подготовку специалистов со средним специальным образованием для деревообрабатывающей и мебельной промышленности.

Единым фронтом

Одна из главных причин, побудивших делегацию АМДПР отправиться в Белоруссию, — проблемы, связанные с принятием пресловутого Таможенного регламента ТС «О безопасности мебельной продукции», устанавливающего норматив выделения формальдегида не более 0,01 мг/м3. На все аргументы нашей Ассоциации, подкреплённые многочисленными свидетельствами международных экспертов самого высокого ранга, член коллегии, министр по вопросам технического регулирования Евразийской экономической комиссии Валерий Корешков уверенно заявлял: в Белоруссии все эти требования успешно выполняются, так что все доводы о невозможности достигнуть директивного показателя совершенно безосновательны.

Валерий Корешков много лет проработал в Белоруссии и должен лучше других членов ЕЭК знать положение дел на предприятиях, рассудили в АМДПР. Не может же министр, вот так, «с потолка», записывать в нормативный документ требования, ставящие вне закона всю мебельную промышленность Таможенного Союза, а заодно и продукцию мебельщиков всего мира?

Именно поэтому, согласовывая план поездки в Белоруссию с «Беллесбумпромом», руководители АМДПР попросили непременно включить в него Слуцкий центр стандартизации, метрологии и сертификации (ЦСМС), осуществляющий испытания древесных материалов, мебели, фурнитуры на соответствие европейским и международным требованиям (EN, ISO) по целому ряду показателей, в том числе и по выделению формальдегида.

Знакомство с лабораторной базой специалистов убедило — дела с контролем за качеством продукции в Белоруссии обстоят намного лучше, чем в России. Далеко вперёд ушла соседняя республика и в разработке нормативной базы. Однако проконтролировать выделение 26-ти летучих компонентов и 4-х гигиенических, которые заложены в техрегламенте, не могут даже белорусы — нет у них столь чувствительных приборов, которые уловили бы сотые миллиграмма.

Россия-Белоруссия: от конкуренции — к партнёрству

Удалось выяснить также, что нет никакой реальной возможности уложиться в прокрустово ложе норматива у белорусских мебельщиков. Потому что самые современные плитные заводы, которые строятся сейчас в Белоруссии, намерены выпускать плиты с эмиссией формальдегида Е1. А опыт российских предприятий, где уже освоили выпуск плит класса Е0,5, свидетельствует: конструкционный материал даже с пониженным содержанием этого летучего вещества не обеспечивает устойчивого выполнения требований, заложенных в Техническом регламенте.

Ещё одна странность, о которой не преминули упомянуть члены российской делегации во время круглого стола в «Беллесбумпроме»: деревообработчики и мебельщики Белоруссии в работе ЕЭК не участвовали! По совершенно непонятной причине в межгосударственном совете по стандартизации мебели им была отведена лишь роль наблюдателей. А это значит, что предложения специалистов, представляющих интересы одной из основных отраслей страны, формально можно было даже не рассматривать. (Зато самое активное участие в заседаниях ЕЭК принимал представитель Минздрава Белоруссии г-н Соболь. Его заявления о том, что использование карбамидно-формальдегидных смол при производстве запрещено ещё 30 лет назад приказом... главного санитарного врача СССР, способно повергнуть в шок производителей плит во всём мире, ведь такие смолы используются повсеместно при производстве ЛДСП. )

Между тем привлечение специалистов отрасли к разработке документов было бы крайне полезно с практической точки зрения: в отличие от России, где Институт мебели приказал долго жить ещё 20 лет назад и с тех пор разработкой нормативной базы никто профессионально не занимается, в Белоруссии с этим всё в порядке. По мнению Светланы Кржижановской, вице-президента АМДПР, последовательно отстаивающей в ЕЭК интересы отрасли, именно национальные белорусские методики испытаний могли бы лечь в основу межгосударственных стандартов. Сегодня ни о какой единой основе говорить не приходится — касается ли то методик испытаний, технической базы лабораторий, осуществляющих сертификацию, или даже органов надзора (в Белоруссии это Госстандарт, в России — Роспотребнадзор, у которых сам подход к проблеме разный). Везде царит полная чехарда. Шанс поправить положение ещё остаётся. Но для этого надо, объединив усилия, попытаться совместно инициировать внесение изменений в Регламент.

Российская ассоциация много раз пыталась убедить разработчиков документа в абсурдности их требований, но всё, чего удалось добиться, — отменить нереальный норматив по экологической безопасности древесных плит, да и то лишь потому, что он противоречил европейской норме. Борьба за торжество здравого смысла в отношении Техрегламента по безопасности мебели продолжается. Как заявили белорусские деревообработчики, они полностью разделяют точку зрения российских коллег и готовы к совместным действиям.

Ольга Бережная

 
Читайте также 13 июля 2017 Всё включено. Подключайтесь!

Мебельщики делятся своим опытом взаимодействия с застройщиками недвижимости.


15 июня 2017 Via Maestri: снова на взлёт

Компания, созданная на производственной базе «Аллегро стиль», разрабатывает сразу несколько перспективных направлений в бизнесе.


15 июня 2017 Праздник на Мебельной улице

«Первая мебельная» официально запустила новый производственный комплекс.


31 мая 2017 ООО «Кроностар»: 15 лет стабильного роста

Генеральный директор ООО «Кроностар» Лутц Папе рассказывает о планах по развитию предприятия и обновлению ассортимента.


31 мая 2017 С приветом из Нового Света

Мебельная фабрика «Мария» повернулась лицом к профессиональным дизайнерам


31 мая 2017 Всё самое свежее

Производитель серийной мебели из Ставрополья расширяет географию поставок.

Свежий номер

CIFF Shanghai 2017

Furniture China 2017

BIFE-SIM 2017

Реклама на сайте Как сюда попасть?