На западном фронте в ожидании перемен

Территориальная обособленность, наряду с актуальными вызовами времени, подталкивает калининградских предпринимателей к формированию полноценного мебельного кластера, в основании которого — прогрессивные технологии, развитая кооперация и европейский уровень производственной культуры.

Калиниград — кафедральный собор

Калининградская область — самая западная часть России, оказавшаяся после распада Советского Союза в положении эксклава. Территория в 15 тысяч квадратных километров в одночасье превратилась в «остров», отдалённый от собственной страны на 1200 км. И именно географическое положение региона предопределило характерные черты местного бизнеса и местной предпринимательской ментальности. Представительная генерация калининградских мебельщиков тоже формировалась под влиянием специфических территориальных факторов.

В 1996 году Калининградская область получила статус Особой экономической зоны.

Зарегистрированные здесь промышленные и торговые компании автоматически становились резидентами ОЭЗ на десятилетний срок — до 2006 года. Это давало им серьёзный импульс для развития. Предприятия получали ряд чувствительных экономических послаблений, главное из которых — освобождение от уплаты импортных пошлин, а также таможенного НДС при ввозе на территорию Калининградской области импортных товаров, сырья и комплектующих (в соответствии с таможенной процедурой свободной таможенной зоны).

Преимуществами ОЭЗ не преминули воспользоваться как местные, так и столичные бизнесмены. В регионе возникло множество торговых и перерабатывающих предприятий самого разного профиля.

Мебельное сообщество складывалось постепенно, двигаясь от коммерции к производству. Большинство компаний, формирующих нынешний промышленный кластер Калининградской области, начинали с простой перепродажи польской и итальянской мебели. Они беспошлинно завозили товар на территорию ОЭЗ, а потом, так же беспошлинно, отправляли его в московские мебельные центры.

Но сразу после дефолта 1998 года и ввода таможенных барьеров на импортную продукцию пришлось «переписать сценарий». Многие стали активно инвестировать в производственный сектор, поднимая фабрики буквально с «нуля».

Фактически калининградская мебельная промышленность возникла на волне импортозамещения. Основатели предприятий набирались производственного опыта во многом благодаря интуиции, а ещё — в постоянных поездках по европейским фабрикам и выставкам. Вообще близость к Европе, доступность развитых рынков после открытия границ дали калининградцам мощный толчок и определила вектор развития мебельного сектора в ОЭЗ. Свободный доступ к современным технологиям, оборудованию, качественным материалам и комплектующим стал бесспорным драйвером роста для местных мебельных производств.

Сегодня, спустя 20 лет, можно смело говорить, что в эксклаве создан уникальный мебельный кластер. Он объединяет фабрики, выпускающие мебель и мебельные полуфабрикаты, станкоторговые фирмы, поставщиков сырья специального назначения, логистические компании и ритейлеров.

Калининградская область плотно заселена мебельными производствами. Количество предприятий, занятых в деревообработке, приближается к двумстам, а объёмы поставок из региона достигают 6,5% от всего объёма мебельной продукции России.

Западничество как образ мысли

К консолидации калининградских мебельщиков подталкивала сама жизнь. Им приходилось решать иные, чем коллегам с «континента», проблемы, а значит, и опереться можно было только на «своих». Закономерно, что в Калининграде возникла инициативная, клубная по духу организация, в рядах которой на сегодняшний день больше 45-ти компаний. В Ассоциации калининградских мебельщиков представлены предприятия, специализирующиеся на изготовлении мебели, производстве полуфабрикатов, на поставках оборудования и сырья.

«Мы не могли не объединиться, — подтверждает действующий президент АКМ Михаил Майстер. — Область небольшая, изолированная от финансовых и образовательных центров страны, отрезанная от прямых каналов сбыта, перекрытая таможенными постами чужих государств. Проблемы у нас у всех были завязаны в основном на этой самой изоляции, правовом статусе предприятий ОЭЗ, на каналах сбыта, логистике и доставке. Компаниям, занимающимся мебельным производством, вне всяких сомнений, требовалась лоббирующая их интересы структура — и эта структура была создана. Наши условные цели и задачи связаны с координацией предпринимательской деятельности членов АКМ, с продвижением и защитой их интересов и прав в федеральных, областных и муниципальных органах власти, с организационной, юридической и информационной поддержкой. Мы также стараемся содействовать льготному кредитованию для членов партнёрства, участвуем в разработке и совершенствовании законодательства по вопросам предпринимательской деятельности. А сегодня наиважнейшая задача АКМ — более активное продвижение продукта, сделанного в Калининграде, на внешние рынки».

За 17 лет своего существования Ассоциации калининградских мебельщиков сумела не декларативно, а реально добиться внимания местных властей к компаниям отрасли. Кроме того, АКМ сыграла большую роль в налаживании деловых связей калининградских предпринимателей с европейскими.

«Под эгидой ассоциации было реализовано и множество промопроектов, — добавляет Ольга Захарова, исполнительный директор АКМ, — в том числе региональная отраслевая выставка, конкурсы мебельного дизайна, учреждение товарного знака «Сделано в Калининграде». Всё это способствовало сближению предприятий-участников партнёрства».

Михаил Майстер особо отмечает, что в ассоциации не приветствуется бюрократия. Никто не видит смысла в чиновничьей иерархии и активности ради «галочки». Члены АКМ — в первую очередь соратники, объединённые общей системой ценностей и исповедующие, по сути, одну идеологию.

«Мы все воспитаны на европейской производственной культуре. Это главный объединяющий момент. Где, как не в Европе, мы могли бы получить все необходимые знания и практикумы? Посещать западные мебельные выставки и фабрики мы начали задолго до того, как туда массово отправились мебельщики с «большой земли». Сначала мы ездили наобум, как следопыты. Постепенно систематизировали зарубежные контакты, стали целенаправленно организовывать коллективные бизнес-туры в ведущие центры деревообрабатывающей промышленности Европы. Изучали принципы функционирования локальных мебельных кластеров. Заводили знакомства с владельцами мебельных предприятий Польши, Италии, Дании, Румынии, Германии. Покупали подержанные станки, меняли подержанные на новые. Общались с дизайнерами, технологами, анализировали западный ассортимент, пытались делать аналоги, потом пробовали придумывать собственные прототипы. Мы переживали интересный этап ученичества, за которым последовал период ремесленничества. А сейчас многие из нас уже с полным правом могут называться мастерами своего дела».

Локомотив по умолчанию

Под этим утверждением президента АКМ, вероятно, подпишутся все его калининградские коллеги. Калининградцы вообще мыслят себя своеобразным отраслевым локомотивом.

«И это не пустое хвастовство, — говорит владелец фабрики «Россиббалт» Борис Каталымов. — Мы ориентировались на европейскую производственную систему, а она задавала очень высокую планку. Гораздо раньше многих российских производителей предприниматели из Калининграда начали осваивать прогрессивные технологии, внедрять новое оборудование, добиваться западного класса исполнения продукта. Немаловажно, что наши фабрики сразу стали работать на качественном сырье, на хорошей фурнитуре. И каждое предприятие — независимо от того, большое оно или маленькое, — стремилось адаптировать в своих коллекциях актуальный европейский дизайн. Мебель из Калининграда выглядела, да и сегодня выглядит, как импортная. Это же факт. Посчитайте, сколько оригинальных моделей, разработанных именно калининградскими компаниями, «переиздавалось» потом другими производителями».

Прав г-н Каталымов, когда настаивает на дизайнерском чутье и перфекционизме калининградцев. Здешние мебельщики чаще других идут на эксперименты, торопятся внедрять технологические инновации, не скупятся инвестировать в новейшее оборудование. Например, компания «Аквелла Инвест», выпускающая мебель для ванных комнат, первой в России поставила у себя лазерный кромкооблицовочный станок, гарантирующий «бесшовную» облицовку торцевых поверхностей. По пути технических инноваций упорно идут «Интердизайн» и «Прагматика». Свои эксклюзивные наработки имеются у мебельных фабрик «Манн-Групп» и «Дедал».

Вадим Маннов, владелец «Манн-Групп», уверяет при этом, что сами калининградцы конкурировали и продолжают конкурировать не только с «большой Россией», но и между собой.

«Наша компания, к примеру, первой в Калининграде стала работать с 22-миллиметровой ДСП, мы первыми из калининградцев стали делать совершенно новые виды фасадов — с вставками из люма и бамбука, «Манн-Групп» одной из первых начала серьёзно работать с массивом, создав направление Manini Mobili, — перечисляет глава «Манн-Групп». — Каждая компания всегда хотела чем-то выделиться из общего ряда и привнести что-то новое в дизайн, в эстетику».

За годы существования ОЭЗ калининградские мебельщики блестяще освоили целые стилевые направления. Именно здесь начали производить качественную классическую мебель, которую было не стыдно поставить рядом с итальянскими образцами. Фабрики «Интердизайн», «Дедал» и «Пруссия» особенно преуспели в этом.

В калининградском регионе активно развивается и направление детской и подростковой мебели. Тройка признанных лидеров в сегменте — «Прагматика», «Дедал» и «Манн-Групп».

«Из Калининграда пошли основные стилевые тренды на рынке детской мебели, — настаивает коммерческий директор «Прагматики» Игорь Дубок. — У производителей мебели в «большой России» только лет пять назад обозначилась мода на детские в морском стиле или на «комнаты принцессы». Мы же взяли на вооружение эти тенденции ещё в середине 90-х».

Достаточно сильны калининградцы и в кухонной тематике. В Балтийске, к примеру, расположено производство одной из известных российских кухонных компаний — «Верона Мобили», специализирующейся на изготовлении кухонь средне-высокого ценового сегмента. «Верона» не первый год демонстрирует свою продукцию на итальянской i Saloni и активно строит фирменную розничную сеть. А калининградский «Россиббалт» весьма успешно работает в нише кухонь класса «эконом».

Калининградские производители мягкой мебели также снабжают российский рынок модным и качественным товаром. Первый в России диван «Честерфилд» был, к слову, произведён в Калининградской области. Самые известные игроки в этом секторе — компании «Максик», «Кёнигсберг», Сinno Cellini, Falke Möbel. Компании специализируются на разных стилях и сегментах, однако все производят полнофункциональный продукт высокого качества.

«Уникальность калининградского мебельного бизнес-сообщества заключается ещё и в том, что чуть ли не в каждом производственном проекте у нас участвовали европейцы, — отмечает генеральный директор компании «Кёнигсберг» Оксана Воронина. — Скажем, нашу фабрику проектировали немцы. Поэтому производственная логистика у нас не хромала ни одного дня. Мы начали специализироваться на недорогой и функциональной мебели из кожи и впоследствии успешно закрепились на контрактных рынках. Ассортиментная политика «Кёнигсберга» ориентирована на европейские вкусы, поэтому мы серьёзно работаем с механизмами, материалами и системами комфорта. Разумеется, продолжаем искать новые производственные идеи в Европе. Несколько лет назад, к примеру, вывели новое направление — мягкая мебель в кожаных обивках с тату-рисунками. Это специализированный проект, нацеленный на компании сегмента HoReCa».

Маленькая Италия

Калининградская область и вправду могла бы стать витриной российской мебельной индустрии. Мешают этому два обстоятельства — изолированность и небольшой масштаб работающих здесь производственных компаний.

Несмотря на то, что в области находятся производственные мощности нескольких крупных федеральных игроков («Интердизайн», «Лазурит», «Верона», «Аквелла»), львиная доля фабрик специализируется на средне- и мелкосерийном производстве. Практически все они работают под заказ.

«Мы тут уже 20 лет создаём свою маленькую Италию, — смеётся Вадим Маннов. — Собственно, итальянский производственный опыт остаётся эталоном для большинства калининградских производителей».

Производственная кооперация, столь распространённая в Италии, нашла практическое воплощение и в Калининградской области. Уровень доверия в среде калининградских мебельщиков значительно выше, чем в среднем по России. К примеру, «Манн-Групп» ещё в начале 2000-х начала производить фасады, рамочный и ящичный профиль. Сначала делали только для себя, потом стали принимать заказы от коллег. Тем же путём пошла мебельная фабрика «555». «Кёнигсберг» в своё время изготавливал ряд моделей для Cinno Cellini, а «Интердизайн», в связи с ростом своей собственной розничной сети, уже несколько лет подряд размещает часть заказов на предприятиях, расположенных в пределах региона.

«У нас сложилось доверие друг к другу, нам удобно работать со своими, поскольку мы знаем, что на выходе они обеспечат хорошее качество мебели и минимальный процент брака, — поясняет коммерческий директор «Интердизайна» Александр Мальцев. — Мы и вправду здесь объединены общей производственной культурой, которую пока не находим на российских фабриках с «материка».

Впрочем, высокая производственная культура не конвертируется автоматически в отраслевое лидерство. Несмотря на то, что 85% сбыта калининградских мебельщиков приходится на потребительский рынок России, компании из эксклава мало известны потребителям в российских регионах. А мебель, завезённая из Калининграда, не может затмить и потеснить продукт, сделанный на местах.

«Фабрики в Калининграде в основном небольшие, и на региональном уровне основную конкуренцию нам составляют такие же небольшие производители, — говорит Борис Каталымов. — Я вижу, с какой скучной, невзрачной, плохо сделанной мебелью мы порой соседствуем на экспозициях. Но у поставщиков этой мебели есть одно очевидное преимущество перед нами: в России они — местные. Их цены всегда будут ниже, а сроки доставки — короче. Для торгового партнёра это имеет большое значение. Поэтому он предпочтёт выставить калининградский товар как эксклюзивный, нишевый, а на местном продукте заработает основные деньги».

О «нишевости» калининградской мебели говорит и Михаил Майстер, однако он, скорее, видит в этом преимущество.

«Мы делаем хорошую мебель, такую же, как в Европе, но на 20–30 процентов дешевле, — говорит он. — То есть калининградская мебель — продукт с большим коммерческим потенциалом. Мы не только продвигаем актуальные интерьерные идеи, но и даём торговому партнёру возможность хорошо заработать. Калининградский продукт никогда не был дешёвым, однако он выступает отличной альтернативой импортной мебели. Наша задача — донести эту мысль до владельцев торговых компаний».

К сожалению, преимущество условной «дешевизны» калининградской мебельной продукции будет сохраняться лишь до 2016 года. Потом ОЭЗ ожидают серьёзные системные преобразования.

Шестнадцатый год

По условиям присоединения России к ВТО, с 1 апреля 2016 года в Калининградской области перестаёт действовать льготный порядок, позволяющий без уплаты таможенных пошлин поставлять на рынок Таможенного союза товары, произведённые с использованием иностранных комплектующих. Что приведет к существенному повышению налоговой нагрузки на бизнес.

Для калининградских мебельщиков, которые в совокупности обеспечивают работой больше 10 тысяч человек, это серьёзный стратегический вызов. В рамках АКМ уже второй год действует инициативная группа предпринимателей, которая занимается «проблемой 16-го года». Правление ассоциации активно обсуждает эту тему: проводит специальные активы, конференции и круглые столы, организует встречи с региональными и федеральными чиновниками.

«Нас ожидают непростые времена, — признаёт Михаил Майстер.— Льгота, связанная с ввозной пошлиной, будет отменена, и мебель, которая производится в Калининградской области, подорожает. Прогнозы не слишком утешительные, речь идёт о среднем повышении цен на 15–20 процентов. К чему это приведёт? Станет сложнее конкурировать с нашими российскими коллегами по цеху. Какие-то фабрики, владельцы которых взвесят все «за» и «против», вероятно, закроются. Во всяком случае, шестнадцатый год ознаменует собой новый этап в развитии калининградской мебельной промышленности. Я подчёркиваю это слово — развитие! Никто не говорит о возможном упадке. В целом мы намерены отстоять свои позиции на рынке».

Задумываться о сохранении позиций в Калининграде начали загодя. В этом процессе компании намерены опираться как на государственные, так и на собственные ресурсы.

Побывавший в мае 2014 года в Калининградской области премьер-министр Дмитрий Медведев высказался за то, чтобы экономику региона «адаптировать к завершению переходного периода». Кроме таких мер, как выравнивание с остальной частью РФ транспортных расходов, установление конкурентных цен и облегчение доступа к кредитам, рассматривается возможность специальных субсидий для резидентов ОЭЗ. Характер субсидий не должен противоречить нормам ВТО, но при этом, возможно, он будет покрывать издержки предприятий на оптимизацию рынка труда и модернизацию производства.

Схема поддержки такова: федеральный бюджет будет давать средства региону, а тот — перечислять их предприятиям ОЭЗ по заявительному принципу. Получатели должны вести деятельность на территории области, не иметь задолженности по платежам в бюджет и не снижать фонд оплаты труда. По оценкам региональных властей, потребность в федеральных субсидиях составит около 60 млрд. рублей ежегодно. Какая-то часть этих денег, вероятно, перепадёт и мебельным компаниям.

Михаил Майстер считает, что предприятия, которые попадут в ряд субсидируемых, смогут в дальнейшем отбить до 80% затрат на уплату ввозной пошлины.

«Не так страшен чёрт, как его малюют, — уверен президент АКМ. — Во-первых, не стоит забывать о том, что мы не теряем преференций по беспошлинному ввозу материалов и оборудования. То есть европейский рынок по-прежнему остаётся открытым для калининградских фабрикантов. Во-вторых, субсидия, размер и характер выплат которой сейчас обсуждается в правительстве, должна компенсировать нам часть затрат. При помощи этой субсидии мы сможем снизить себестоимость продукта. Так что трудности вполне преодолимы».

Генеральный директор компании «Аквелла Инвест» Евгений Перунов не столь оптимистичен. Будучи постоянным участником совещаний региональной комиссии по проблеме 2016 года, он следит за всеми возникающими во властных кабинетах идеями.

«Как раз на прошлой неделе опять встречались, — рассказывает он. — Пока не понятно, как будут выплачиваться субсидии, а главное — как их скорректировать с расходами на уплату ввозной пошлины. Очевидно, что в режиме «онлайн» этим никто заниматься не станет. То есть фабрикам необходимо не позднее конца года предоставить целый ряд документов, по которым и будет определяться сумма финансовой помощи. На мой взгляд, это неудобный инструмент. К тому же надо учитывать, что всем предприятиям Калининградской области придётся полностью перестроить свою финансовую отчётность, поскольку после отмены льгот товары начнут облагаться НДС. Налог потом нужно будет оформлять как возвратный. А государство, как известно, НДС возвращает очень неохотно и очень долго».

Сама «Аквелла» начала готовиться к 2016 году пять лет назад. Единственная среди калининградских мебельщиков, эта компания официально стала резидентом ОЭЗ. 

«Федеральный закон 13 об ОЭЗ был переписан в 2006 году и принят в редакции 16 ФЗ, — напоминает Евгений Перунов. — Вторая редакция делила калининградские компании на участников Особой экономической зоны и на резидентов. В чём разница? Для резидентов порядок льгот сохранялся и после отмены особого статуса Калининградской области. Но чтобы стать резидентом, нужно было выполнить определённые инвестиционные обязательства — вложить в развитие Особой экономической зоны 150 миллионов рублей. Мы это сделали, так как «Аквелла Инвест» хотела пользоваться налоговыми льготами и после 2016 года».

Но исключительно на резидентские преференции «Аквелла Инвест» не полагается. По словам Евгения Перунова, компания уже несколько лет ведёт плановую работу по оптимизации издержек и снижению себестоимости продукции, чтобы продолжать успешно конкурировать на федеральном рынке.

«Мы всё делаем для того, чтобы не повышать цены после 2016 года. Вместе с тем активно работаем над продуктом, внедряем больше новинок и улучшаем качество изделий. У торговой марки «Аквелла» хорошая репутация среди сетевых ритейлеров. Мы вторые по объёмам после «Акватона», который, кстати, теперь принадлежит испанской Roca. Вместе с тем мы представляем на рынке принципиально отличный от других производителей товар. Держимся в хорошем среднем сегменте, но при этом проходим по цене у «Касторамы» и «Леруа Мерлен». С последней сейчас ведём переговоры, надеюсь, сможем договориться и в 2015 году начнём поставки. Разумеется, мы не хотим потерять наш рынок и точно его не потеряем. Скажу больше: появление ввозного НДС — это скорее плюс, чем минус. Ведь крупные сети, как правило, не работают с компаниями, продукция которых не облагается НДС».

Появление НДС после 2016 года даёт определённые шансы и компании «Россибалт», которая, также как и «Аквелла Инвест», намерена работать с сетями.

«Мы научились делать прекрасные кухни эконом-класса. Это как раз то, что нужно магазинам формата DIY, — делится Борис Каталымов. — Сейчас поставляем мебель в «Бауцентр» и «Клондайк». Ведём переговоры с «Леруа Мерлен». Как я понимаю, продукция «Россиббалт» прекрасно проходит в этих сетях по основному параметру — цена/качество».

Уже в 2008-м к «проблеме 2016 года» начала готовиться и мебельная фабрика «Интердизайн».

«Интердизайн» — крупное производство, и нам будет сложно просто так свернуть бизнес, — говорит Александр Мальцев. — Разумеется, мы не собираемся сокращать своё присутствие на рынке и уже сейчас предпринимаем все возможные меры, чтобы сохранить позиции. Делаем ставку на розничную сеть, которая представлена как собственными, так и дилерскими площадками. Мы-то как раз готовы к тому, что цены на ряд моделей в будущем придётся повысить. К тому моменту у «Интердизайна» должна быть репутация компании, которая производит инновационный, не похожий ни какой другой продукт.

Мы также укрепляем свою розничную структуру, даём больше полномочий региональным представительствам. Работаем по всем стратегическим направлениям. Вызов 2016 года расцениваем как возможность качественного рывка вперёд.

Это касается не только «Интердизайна», но и всех наших коллег по цеху. Если каждая калининградская компания и все мы — вместе — сконцентрирумся на маркетинге, будем системно вкладываться в программы продвижения наших продуктов, продолжим предлагать рынку мебель европейского стиля и качества, то мы будем полноценным, а главное — передовым мебельным кластером».

Валерия Кононенко

 
Читайте также 13 июля 2017 Всё включено. Подключайтесь!

Мебельщики делятся своим опытом взаимодействия с застройщиками недвижимости.


15 июня 2017 Via Maestri: снова на взлёт

Компания, созданная на производственной базе «Аллегро стиль», разрабатывает сразу несколько перспективных направлений в бизнесе.


15 июня 2017 Праздник на Мебельной улице

«Первая мебельная» официально запустила новый производственный комплекс.


31 мая 2017 ООО «Кроностар»: 15 лет стабильного роста

Генеральный директор ООО «Кроностар» Лутц Папе рассказывает о планах по развитию предприятия и обновлению ассортимента.


31 мая 2017 С приветом из Нового Света

Мебельная фабрика «Мария» повернулась лицом к профессиональным дизайнерам


31 мая 2017 Всё самое свежее

Производитель серийной мебели из Ставрополья расширяет географию поставок.

Свежий номер

Всероссийский Мебельный Саммит

CIFF Shanghai 2017

Furniture China 2017

BIFE-SIM 2017

Реклама на сайте Как сюда попасть?