Опыт эдитора: как рождается коллекция?

Мир меняется зачастую быстрее, чем мы можем это за ним заподозрить, так что передовые модели взаимоотношений необходимо не просто наблюдать, но и применять на практике.

Мы знаем прекрасные примеры работы европейских тканевиков-эдиторов. Обитая и действуя в мире без границ, они обладают иными стартовыми возможностями, нежели наши компании-поставщики тканей. Но, вопреки всей разнице специфики, эдиторская модель за последние годы успела прорубить себе окно из Европы в Россию. Своим опытом делится Ольга Колпина, глава российской компании-эдитора «Экстерио».

С первого дня основания компании «Экстерио» наша стратегия ориентировалась на то, что в любой день Россия может вступить в ВТО (никто не исключает этой возможности и сегодня). Наш бизнес никогда не ориентировался на традиционный для российских поставщиков принцип: «увидел красивое — привёз — продал». Мы работаем согласно европейской традиции, то есть как эдиторы. Это принцип, свойственный всей Европе, где, как известно, никаких внутренних границ нет. Существуют эдиторы, и это те, кем мы стремимся стать.

Ткань: от эскиза до дивана

Итак, что делаем мы как эдиторы? Создаём коллекцию и сами разрабатываем всё, начиная от качества ткани, фактуры, и кончая дизайном и цветовой гаммой. Мы же её и продвигаем, и продаём. Эдитор не нуждается в большом количестве поставщиков, но при этом ему всё равно приходится неустанно искать всё новых — пусть это будут и единицы, но надёжные, понимающие тебя с полуслова производители текстиля.

Обычно мы приезжаем на фабрику, отчётливо представляя, с чем предстоит иметь дело. По ходу уточняем, где, что и как именно надо доработать. Если предложенные цвета не подходят, мы совместно с производителем ищем другие, работаем на производстве. Поэтому, придя на выставку, мы знаем, что «всё это уже видели», уже в процессе создания дизайна знаем, кто будет исполнителем. Но бывают и неожиданности. Вот пример с одним очень известным, культовым брендом. Приехали мы к производителю, зашли в шоу-рум, посмотрели — в целом вроде нет, не наше. Но потом заметили интересную, эффектную подушку — выигрышная, интересная идея дизайна, если над нею дополнительно поработать. «Что это?»— спрашиваем. Нам говорят — это для заказчика в лице компании такой-то, они уже купили себе эту ткань. Мы просим другие цвета, где-то что-то меняем в рисунке, что-то — оставляем. И уже после всех уточнений и доработок нам прислали картонки с эскизами, мы снова откорректировали — вот здесь сделайте нам тычинки более светлыми, чтобы придать объём, а здесь — меняем голубой цвет на полынный. Отслеживаем результат, снова корректируем. В общем, кропотливая работа, требующая поминутной влючённости в процесс, от рисунка и нитки до дивана — это и есть работа эдитора. У нас в ближайших планах — взять профессионального дизайнера по ткани, определённая работа в этом направлении уже ведётся. К сожалению, с истинными профи в России серьёзная проблема, уровень и качество образования тут, увы, ощутимо отстают от потребностей сегодняшнего дня. Но — кто ищет, тот найдёт.

Тренд: ткань без лица

Отдельная тема в работе эдитора — это тренды. Из них я бы отметила два: натюрель, или «ближе к природе» — чистые такие цвета, цвета воды, воздуха, экология матриалов, но это — больше подходит для Европы. Это у нас не очень востребовано. У нас — очевидна тенденция благородной роскоши: исчезает люрекс, исчезает блестящее, хотелось золота побольше — теперь блеску «наелись». Впрочем, наша коллекция «Гламур», хоть и не новая, но по-прежнему неплохо продаётся, — богатая, благородная роскошь.

Колористика стала более сложной, если раньше никто не задумывался, то теперь пошли цвета, которые сложно описать. В целом же в моде того рода богатство, которое подчёркивается не столько блеском и цветом, сколько фактурой — такой как, например, бархат; цвет же — глубокий, сложный, раньше на них даже не смотрели. К примеру, изумрудный. Или насыщенный фиолет. И, в частности, заказывая коллекцию Фенди, мы ввели в рабочую гамму довольно сложный цвет — некий вариант морской волны, остро-модный оттенок, хотя, конечно, не коммерческий. Вообще же роскошь сегодня подчёркивается богатством фактуры, благородством цвета, но уже никак не брутальным золотом и стекляшками. Но значимость собственно тренда как такового в последнее время заметно уменьшилась. Если говорить о сегодняшней ситуации в нашей стране, то с трендами — проблема: собственно модное, необычное, броское — мало кого интересует. Двести рублей цена — вот и весь тренд (таким образом возникает Китай — чтобы фура оттуда раз в неделю выходила). Есть ещё Турция, где цены всё же повыше, чем в Китае, но именно оттуда сейчас можно вытащить нечто, более-менее соотносимое с трендами. Европу сейчас практически не заказывают. Доминирует исключительно коммерческая сторона вопроса — дезориентированный рисунок плюс однотонка, может, ещё и полоска. Рисунок — не слишком крупный, не слишком мелкий, возможен какой-то аккуратный, удобный в крое вензель, — словом, то что можно гнать потоками и не особо рисковать. Все боятся рисков: красивые, необычные дизайны — это вероятные залежи на складе, потерянные деньги. Потому-то наиболее популярен рисунок «без лица», то есть не раздражающий глаз. Так сейчас работает большинство (не в плане осуждения!): бизнес — прежде всего. Мы тоже стараемся — с одной стороны, сохранить собственный статус модного бутика, с другой — выжить. Дело в том, что есть разница между нами и нашими коллегами по цеху: у нас принципиально иной бизнес, он изначально был постоен на создании эдиторских коллекций; это касается в том числе и портьер, которых у нас огромная колекция, на дизайнерском рынке мы весьма известны, а фабрики этим пользуются, покупают у нас, например, и натуральные шелка — для каких-то подушек, украшений; покупают подвески. Так у нас, к примеру, пошёл дизайнерский кожзам — тоже довольно необычный и при этом хорошо продаётся, наши партнёры с благодарностью принимают и используют этот материал.

Категории: разделяй и действуй

Подбирая коллекцию, мы её сразу же ориентируем по одной из двух категорий: или категория так называемая «бэйсик», базовая, которая будет массово реализовываться и приносить деньги; с другой стороны — дорогие, эксклюзивные коллекции. Такая будет работать год-два, после чего приходит пора её менять. С такими коллекциями нам проще, потому что есть немецкий производитель, замечательный наш партнёр Rohleder (Германия), который как фонтанировал, так и продолжает фонтанировать всё новыми дизайнами. С ними нам несложно, стоит лишь чётко сформулировать, чего бы именно тебе хотелось. С коллекциями «бэйсик» сложнее. Тут уж нужен глаз — намётанный, профессиональный. С одной стороны, чтобы это было нечто такое, чего ни у кого нет; с другой, — чтобы это и по качеству проходило. И когда нам это действительно удаётся, мы, конечно, говорим себе, что мы — молодцы. Сработали не просто как творческие натуры, а как хорошие коммерсанты.

Партнёры: больше взаимности!

Нашей работе мешает нехватка «обратной связи» с мебельщиками, недостаток чётко сформулированных пожеланий с их стороны. Нам хотелось бы, чтоб на каждой фабрике были бы дизайнеры по мебели, на сегодня же даже среди крупных мебельных предприятий зачастую нет дизайнеров даже номинально: ими никто не числится. Дело доходит до абсурда: приходит руководство и, исходя из собственного личного вкуса, заказывает диван. Я считаю, что это абсолютно некорректно. Нам бы хотелось, чтобы был дизайнер, а кроме того — чтобы на фабрике был отдел маркетинга, который бы реально планировал деятельность компании, в том числе — планировал бы модельный ряд, причём включающий не просто форму дивана, но и обивку. И который формировал бы некую товарную марку для фабрики. Всё это облегчило бы не только собственно нашу работу, но и продвижение их же мебели. Это оптимизировало бы им формирование по-настоящему красивых подиумов, продвижение своей марки, сделав её более узнаваемой и более презентационной. Но, повторюсь, к большому сожалению, до сих пор этого нет. Выбор ткани происходит совершенно хаотично: «Ну принесите нам всего и побольше». Это не нравится, это — вроде бы тоже не нравится, а вот это — вроде ничего, давайте-ка попробуем, если, конечно, технологи не запретят… «А можно образцы всей вашей коллекции — всего, что есть на складе?» — «Минуточку, — отвечаем мы, — вы что, хотите вообще всё, что у нас есть на складе?!» Выясняется, что мы же сами при этом должны ещё и селекцию проводить — чтобы ткани для одной компании, которая, допустим, производит чехловую мебель, были в принципе иными, нежели у фабрики, которая производит дорогую мебель класса «люкс». Приходится как-то их в этом плане разруливать. Идеологически неправильно, чтобы на такой разной по смыслу и по уровню мебели висели на стойках одни и те же ткани. Но зачастую это так и происходит: стойки — как братские могилы. Можно пройтись, присмотреться и увидеть, что всё — одно и то же. Это мнение не только наше, но и продавцов-менеджеров салонов. Впрочем, для нас как эдиторов выяснилось следующее: когда нужно клиента как-то поразить-зацепить, его ведут прежде всего к тому дивану на подиуме, который зачастую «одет» именно в нашу ткань; либо — к нашей стойке. То есть наши усилия — не напрасны. Хотя в целом на российском рынке бессистемно-хаотичный подход к выбору ткани — по-прежнему остаётся нормой. Кризис мало того что ничего не изменил, даже наоборот, усилил. Тут и там говорят: «Нам не до этого, у нас вот тут продажи падают, дайте кредитов». То есть стало совсем некогда об этом думать, что, на мой взгляд, неправильно. Сегодня, когда наоборот должна бы включиться и превалировать работа маркетингового отдела, никакой оптимизации в этом направлении не происходит. Всё, что нужно заказчикам — это хорошие кредитные условия, хорошая цена, скидки. Люди думают о том, как им выжить сейчас, но никто не думает о завтрашнем дне.

В плане продвижения на рынке, кстати, происходит ещё одна довольно странная вещь: в культ возводятся те ткани, которые можно чистить, стирать — в общем, «неубиваемые». Я не знаю ни одного человека, который бы хоть однажды решился постирать свой диван. Так что делать на этом акцент — не совсем правильно: те, у кого покупательская способность относительно высока и которые собрались купить новую мебель, приходят в салон и, увидев диван, который якобы «можно стирать», развернутся и сделают выбор в пользу импортной мебели. Пусть ткань будет более интересная, пусть украшает интерьер, хотя и не такая практичная. Вполне резонный покупательский подход, который, мягко говоря, не полезен отечественному производителю.

Прошлый год — год наступления кризиса — был для нас тяжёлым: в течение полугода многие фабрики, включая самых проверенных наших клиентов, прекратили использование дорогих тканей, метнулись в сторону дешёвых. Мы остались верны себе, поскольку осознаём, что в этом — наша стратегия. Мы распродали несколько старых коллекций — только потому, что они уже действительно уже отслужили свой срок, каждая отработала по 2–3 года, а коллекция «Шармель» — и того дольше, с первого дня основания нашей компании.

Сейчас у нас несколько новых коллекций. Это «Казино-Рояль», очень успешная наша коллекция, которая получила продолжение в виде «Казино-Рояль-2», далее — «Фенди», которую можно было видеть в Париже, на недавней выставке Maison&Objet; кроме того — коллекция «Софт», бархаты, от очень солидного поставщика, который, кстати, работает с королевским двором Нидерландов. За два месяца эта коллекция выбилась в лидеры продаж — частично ещё и потому, что её можно использовать как на мебель, так и на портьеры, но прежде всего, конечно, благодаря богатейшей цветовой гамме — 50 цветов, причём сложных, интересных, дизайнерских. Ну и, конечно, коллекция «Тысяча и одна ночь», которая у нас уже относительно давно, прошлым летом была презентована на фестивале в Завидово.

Тот, кто знает наши коллекции, уже не может от них отказаться, ведь мебельные ткани — это вопрос не только красоты, но и удобства, тактильных ощущений и психологической атмосферы дома. То есть ткань — это не просто какое-то там украшение, а вещь, которая будет использоваться, к которой ты будешь прикасаться всеми частями тела, которую ты будешь видеть всё время, пока находишься дома. Поэтому красота и качество — то самое сочетание, которое, если один раз им проникся, уже никогда не поменяешь на что-то другое и не купишь более дешёвый вариант. Наш опыт это подтверждает.

 
Читайте также 31 мая 2017 «ЕврАз-Логистик» видит смысл в консолидации

Компания «ЕврАз-Логистик» предлагает калининградским мебельным фабрикам объединить их логистические потоки.


28 февраля 2017 Пора отказаться от стереотипов

Маркетинговые технологии, которые используют российские мебельщики для продвижения на европейский рынок, должны быть существенно прагматичнее и тоньше.


15 ноября 2015 Не загоняйте себя в угол

Прежде чем поголовно обвинять поставщиков в волюнтаризме, ритейлерам стоит поглубже вникнуть в суть предложений партнёров по бизнесу.


27 октября 2015 Всероссийская перепись

Завершается разработка новых профстандартов для мебельной и деревообрабатывающей промышленности.


16 сентября 2015 Как не проиграть в игре на доверии

В середине июля завершилось долгое судебное разбирательсмтво между ООО «Валмакс» и новосибирским разработчиком программного обеспечения А.Р. Залыгиным. Иск миасского производителя мебельной фурнитуры полностью удовлетворён.


27 марта 2015 Как стать заметнее

Руководство Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России рассказало, зачем оно так упорно ходит по начальственным кабинетам.

Свежий номер

VIFA EXPO 2018

Malaysian International Furniture Fair (MIFF) 2018

International Alliance of Furnishing Publications

interzum guangzhou 2018

PUSHKA - INTERNATIONAL INDUSTRIAL DESIGN INNOVATIONS FORUM

Салон франшиз на выставке "Мебель 2017"

Реклама на сайте Как сюда попасть?