Техрегламент. Велено не дышать

С 1 июля 2014 года вступает в действие Технический регламент Таможенного союза «О безопасности мебельной продукции», устанавливающий норматив выделения формальдегида не более 0,01 мг/м3. Убедить чиновников в том, что для всех российских и зарубежных производителей мебели из ЛДСП этот показатель не выполним, так и не удалось.

История вопроса

Плиты класса эмиссии Е1 при испытании камерным методом должны выделять в воздух не более 0,124 мг/м3 формальдегида. При испытании газоаналитическим методом содержание формальдегида не должно превышать 3,5 мг/м2. Таковы требования российского ГОСТа, действующего с 2003 года (ГОСТ Р 52078–2003). Эти нормативы совпадают с европейскими стандартами. И не возникло бы, наверное, никаких проблем, если бы на этом рвение чиновников к нормотворчеству остановилось.

Однако в том же ГОСТе, буквально через несколько страниц, записано следующее: «5.1. Содержание химических веществ, выделяющихся при эксплуатации изделий из плит (то есть мебели, — прим. ред.), в воздухе жилых помещений не должно превышать предельно допустимые концентрации и безопасные уровни воздействия веществ, установленные для атмосферного воздуха в нормативной документации Минздрава».

Уточним: санитарные нормы Минздрава «назначают» уровень выделения формальдегида в воздушную среду не более 0,01 мг/м3.

И никому из авторов ГОСТа даже в голову не пришло задуматься: как можно при изготовлении мебели из древесных плит снизить содержание формальдегида на порядок. Между тем именно этот абсолютно волюнтаристский показатель для мебели перенесён из Единых санитарных требований (ЕСТ) в новый Технический регламент Таможенного союза «О безопасности мебельной продукции». Этот же показатель установлен в ЕСТ и для полимерсодержащих древесных материалов.

С момента утверждения ЕСТ прошло уже около пяти лет, и все эти годы дирекция Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России и входящие в АМДПР предприятия тщетно ведут борьбу с чиновниками за торжество здравого смысла. Собраны тома доказательств неисполнимости драконовских норм, идут горячие дебаты в начальствующих кабинетах, проблема обсуждается на собраниях, круглых столах, в профессиональной прессе. Но не видно конца этой печальной истории.

Аргументы и факты

Только за последние два года «проклятый» вопрос о формальдегиде дважды обсуждался на заседаниях Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), в подкомитете по промышленной политике ТПП и даже в Брюсселе в рамках диалога ЕС-Россия.

Встревоженные абсурдностью заложенных в Техрегламент требований, к российским чиновникам обратились главы ведущих европейских отраслевых конфедераций и федераций: EFIC (Европейская конфедерация ассоциаций мебельной промышленности), EPF (Европейская федерация производителей древесных плит), CEI-Bois (Европейская конфедерация союзов деревообрабатывающей промышленности).

«Формальдегид является естественным химическим веществом, присутствующим везде, как в природе, так и в человеческом теле. Он является важным элементом метаболизма, и его концентрация в организме человека составляет от 1 до 3 мг/л крови. Мебель, произведённая из натуральной древесины, также выделяет некоторое количество формальдегида. Показатель эмиссии формальдегида 0,01 мг/м3 в принципе недостижим, поскольку его концентрация вне помещений на воздухе и на солнце может быть выше этой величины. Принятие такого норматива свидетельствует о неправильном понимании показателя или о недостатке специальных знаний. Введение нормы повлечёт бедственные последствия для российской экономики и для рынка Европы и Таможенного Союза», — бьют тревогу уполномоченные представители крупнейших европейских предприятий.

Отчаявшись своими силами убедить власть придержащих в волюнтаризме, АМДПР привлекает к обсуждению проблемы всё новых и новых отечественных и зарубежных специалистов.

О невозможности достичь требуемых чиновниками показателей очень доказательно говорил в своём выступлении на одном из заседаний ЕЭК сотрудник института физической химии г-н Хабаров, который 20 лет занимается проблемами методики определения содержания формальдегида в различных материалах, в том числе и древесно-плитных.

В представленном Ассоциацией докладе профессора, доктора наук Гуннара Дамгарда Нильсена из Национального исследовательского центра рабочей среды Дании приводятся результаты многочисленных исследований, подтверждающих безопасность норматива выделения свободного формальдегида для здоровья детей и взрослых на уровне 0,1 ppm* (именно такой норматив рекомендован Всемирной организацией здравоохранения). Дать правовую оценку утверждённого регламента Ассоциация попросила и уважаемую юридическую фирму — Salana FMC SNR Denton Europe, специализирующуюся на разрешении международных споров, связанных с ВТО. Проведя постатейный анализ документа, специалисты этой компании вынесли однозначный вердикт: принятый ЕЭК норматив по формальдегиду не имеет юридического основания.

Идёт поток обращений в ЕЭК, в Минпромторг РФ, в Минэкономразвития от руководителей республик и регионов.

«На территории нашего лесного региона ежегодно производится 733 тыс. куб. м древесных плит, в производстве занято 3,7 тыс. человек. Установление норматива, в 12 раз превышающего принятый Всемирной организацией здравоохранения показатель безопасности для мебельной и древесной плитной продукции (0,124 мг/куб. м), которым в настоящее время руководствуются страны Евросоюза и члены ВТО, может привести к закрытию отечественных заводов по производству древесных плит, потере конкурентоспособности плитных предприятий нашего региона», — пишет заместитель главы Республики Коми А. Буров.

«На территории нашего региона находится 226 предприятий мебельной и плитной промышленности. Введение сверхжёсткого показателя в нормативно-правовые акты, по мнению наших производственников и науки, является для подавляющего большинства производителей мебельной и плитной продукции в России и за рубежом невыполнимым. Невозможен и контроль данного показателя, так как уровень наличия этого химического элемента в воздушной среде населённых мест и содержание свободного формальдегида в натуральной древесине, по данным исследовательских лабораторий, превышает установленный Таможенным союзом норматив. Просим при решении данного вопроса учесть наше мнение и ещё раз поручить специалистам рассмотреть правомерность принятого норматива по выделению формальдегида для мебельной и плитной продукции», — обращается к члену коллегии, министру по вопросам технического регулирования Евразийской экономической комиссии Валерию Корешкову и. о. директора департамента лесного комплекса Тюменской области Владимир Артановский.

Увы, всё напрасно.

Всё, чего удалось достигнуть, — поколебать уверенность чиновников в незыблемости норматива по выделению формальдегида из древесных плит, сославшись на необходимость гармонизировать нормы ТС с европейскими стандартами. Так и быть, решили в ЕЭК, раз в Европе принят показатель 0,124 мг/куб. м, — пожалуй, рассмотрим все доводы ещё раз, может, и согласимся внести изменения.

Что же касается мебели — у европейцев санитарных требований к ней не предъявляется. И чиновникам из ЕЭК не указ европейская логика: раз изготовлена мебель из безопасных материалов, значит, никаких дополнительных проверок не нужно. Европейцам не нужно, а нам нужно. Наши нормы должны быть самыми лучшими, самыми прогрессивными, призванными защищать здоровье человека. Поэтому запишем: выделение формальдегида — не более 0,01 мг/м3.

«Как можно в процессе изготовления мебели уменьшить выделение формальдегида в 12 раз?!! — задаёт риторический вопрос Елена Вязникова, начальник конструкторско-технологического дизайнерского отдела ВКДП. — Мы выпускаем плиты класса Е 0,5, в которых уровень выделения формальдегида уменьшен вдвое. Но даже из этих плит не получается изготовить мебель, соответствующую заложенным в Техрегламент нормам».

В ответ на это в ход идут вовсе анекдотичные аргументы. По свидетельству вице-президента АМДПР Светланы Кржижановской, на заседании ЕЭК представитель Минздрава Белоруссии господин Соболь всерьёз потребовал вовсе отказаться от применения карбамидоформальдегидных смол лишь на том основании, что «в нашей стране уже тридцать лет они запрещены приказом… главного санитарного врача СССР»!

Специально для г-на Соболя напоминаем: СССР прекратил существование вскоре после принятия документа, на который он ссылается, а «карбомидформальдегидные» технологии до сих пор традиционно используются не только в нашей стране, но и во всём цивилизованном мире.

Вообще, компетенции уполномоченных дискутантов вызывают большие сомнения. Текучесть кадров, знаете ли. Утечка мозгов, так сказать.

В Минпромторге РФ, например, только за последние два года сменилось три руководителя департамента, занимающегося проблемами лесопромышленного комплекса и лёгкой промышленности, а потом и сам департамент был расформирован. В новом департаменте, ведающем ЛПК и химико-технологической отраслью, из прежнего состава «лесного направления» остался лишь один специалист. Все остальные начинают постигать историю вопроса буквально с нуля.

Но дело, похоже, не только в некомпетентности.

Крайне негативную реакцию генерального директора АМДПР вызывает отношение министерств и ведомств к отраслевым общественным объединениям.

«Такая позиция меня возмущает не только как руководителя федеральной отраслевой ассоциации, но и как гражданина, — говорит Олег Нумеров, генеральный директор АМДПР. — Что такое сегодня Минпромторг и Минэкономразвития? Это несколько министерств, собранных под одной крышей. Для них единственная возможность быть в курсе того, что происходит на предприятиях — тесная работа с отраслевыми ассоциациями, с общественными объединениями. Но нас там, кажется, не хотят видеть. Например, на заседания ЕЭК, где обсуждаются жизненно важные для отрасли вопросы, поднятые по инициативе самой ассоциации, нас не приглашают, мы вынуждены туда пробираться буквально с заднего крыльца. А ведь за нами стоят не какие-то мелкие лавчонки, а огромные, во многих случаях градообразующие предприятия, тысячи рабочих.

Для меня совершенно очевидно, что проблема с формальдегидом отягощена коррупционной составляющей и сегодня, и на будущее, — продолжает г-н Нумеров. — На основании нового регламента контролирующая структура может закрыть или приостановить работу любого предприятия, которое производит или использует древесные плиты. Техническое регулирование — дубина как для российских производителей, так и для импортёров. Как действуют организации, призванные проводить испытания и выдавать достоверные документы, подтверждающие соответствие продукции необходимым параметрам, мы хорошо знаем. Этим сейчас активно занимается Росаккредитация».

Ближе к телу

Ситуация с формальдегидом в мебели из древесных плит практически один в один совпадает с получившей куда более широкую огласку историей запрета на женское синтетическое кружевное бельё.

Требования по гигроскопичности тканей, использующихся для производства нательного белья, на уровне в 6% действует около 10 лет, после того как в 2003 году был принят межгосударственный стандарт. Этот же показатель был перенесён в Технический регламент Таможенного союза «О безопасности продукции лёгкой промышленности». Однако гигроскопичность самых популярных синтетических тканей для пошива трусов — около 3–3,6%, что вдвое ниже заложенных в Техническом регламенте норм. Стало быть, логично предположить, что женское бельё, которым массово торгуют магазины и рынки, априори не укладывается в прокрустово ложе Техрегламента.

Оказывается, ничего подобного! С кружевными трусами у нас всё окей.

Вот что заявил журналистам уже упомянутый выше министр по вопросам технического регулирования ЕЭК Валерий Корешков: «Мы провели анализ выданных сертификатов по новому регламенту с новыми требованиями. С точки зрения содержания синтетической составляющей показатель гигроскопичности выполнен, всё проходит в соответствии с техрегламентом. Мы думаем, что в итоге большинство продукции в установленные сроки пройдёт процедуру сертификации, и будут выполнены требования технического регламента».

Из выступления г-на Корешкова на заседании ЕЭК следует, что благополучно будут обстоять дела и с выполнением норм по выделению формальдегида, заложенных в Техрегламент по мебели.

«Господин Корешков сказал, что получил данные от органов по сертификации, сколько предприятий сегодня не укладываются в этот норматив, — комментирует Светлана Кржижановская. — Те ответили: 4 процента мебельных и 8–9 процентов плитных. Соответственно, 96 процентов и 91–92 процента — укладываются. Значит, все разговоры о том, что невозможно выполнить требования Техрегламента, — досужие домыслы. И показал нам бумажку с цифрами. На робкие замечания, что, мол, известно же, как сертификаты покупаются и подделываются, последовала грозная отповедь: «Какое право вы имеете подозревать в чём-то сотрудников контролирующих органов? Это дело прокуратуры, а не ваше».

Совсем не праздный вопрос: как планируют чиновники осуществлять контроль и надзор за исполнением регламента?

«Правительством РФ утверждён план мероприятий, направленных на реализацию технического регламента, — говорит Светлана Кржижановская. — На трёх-четырёх страницах подробно расписано, кто, что должен сделать для того, чтобы регламент мог работать и исполняться. И многие мероприятия действительно реализуются. Не выполнен только один пункт — до настоящего времени не выпущено постановление правительства РФ об определении государственного национального органа, осуществляющего контроль и надзор за соблюдением требований технического регламента при обращении мебельной продукции на рынке».

Большие сомнения вызывает и утверждение чиновников о наличии технической базы для осуществления контроля.

«Глава Россанэпиднадзора г-жа Попова заявляет, что в России есть достаточное количество оснащённых по последнему слову техники лабораторий и центров, — продолжает Светлана Кржижановская. — Я много лет проработала в Минлеспроме и знаю, что подавляющее большинство испытательных лабораторий, из числа выживших и действующих сегодня, практически не переоснащались со времён СССР, при этом проверяют там не только плиты и мебель, а буквально всё, включая зубочистки. Был бы клиент. Область их аккредитации всеобъемлюща. Но, не сомневаюсь, чаще всего под такими лабораториями подразумеваются стол, стул и печать».

Ничуть не лучше обстоят дела с контролем за мебелью, поступающей по импорту. На таможне никаких лабораторий нет в помине. Всё, что требуется от импортёров, — предъявить свидетельство, что ввозимая продукция соответствует требуемым нормам.

Подведём итог

Что в сухом остатке? Увы, ровно то же, что в начале.

Пять лет коллективный разум нескольких министерств — а лучше сказать, их коллективный арифмометр — скрипел всеми шестерёнками, но так и не допёр, что дважды два — четыре. Пять лет государственная машина тужилась, свистела, дымила приводными ремнями, пережёвывала тонны входящей и исходящей бумаги, но ни на вершок не сдвинулась с заранее занятых позиций. Об эту железобетонную твердыню без каких-либо существенных последствий разбились все аргументы целой армии специалистов, предпринимателей, учёных-химиков, общероссийской ассоциации мебельщиков и производителей плит, а также их иностранных «приспешников» в составе зарубежных мебельных союзов при поддержке Европейской комиссиии (Брюссель, Бельгия).

Ничто не действует: ни развёрнутые пояснения, ни популярные лекции из химии, физиологии и экономики, ни даже ссылки на передовой зарубежный опыт — вынь да положь им «ноль-ноль-один мг на кубометр»!

Есть ли этому объяснение? Хотя бы самое фантастическое? Какие возможны версии?

Может, в правительстве засели «радикально зелёные» и теперь с упорством, достойным борьбы с курением, лоббируют интересы подпольных производителей экологически безупречного костного клея и связующих на основе рыбьей чешуи? Маловероятно, ведь за годы противостояния сменилось не одно министерское поколение, а патология здравого смысла так и передаётся по наследству.

Но если здравый смысл никак не торжествует, значит, это кому-нибудь нужно?

Самое удивительное, что мебельщики до сих пор питают иллюзии, будто чиновников, в конце концов, удастся убедить каким-нибудь совсем безупречным, бронебойным, вовсе неоспоримым аргументом. Вроде того что с принятием драконовского регламента в России вообще не будет никакой новой мебели — ни отечественной, ни импортной (потому что даже массив «фонит» сильнее).

Задумаемся: ведь если этот аргумент действительно неоспорим, — что из этого следует? Что после 1 июля из-за непримиримой позиции сторон весь российский электорат переймёт у японцев привычку спать на циновках? Да полноте. Хоть и силён, но не настолько же силён управленческий аппарат и не такого результата он добивается. В чём же тогда его интерес?

Много различных экспертиз преодолел будущий регламент — гордо не обращая на них никакого внимания. Но не похоже, что он сдавал анализы на коррупционную ёмкость.

Мы далеки от мелкого желания побольней ужалить несговорчивого оппонента, но ведь других рациональных объяснений просто не остаётся.

Будем реалистами. Покуда есть спрос на мебель, будет и мебель — старая, новая, из плит МДФ и из ЛДСП. Легитимная или, как Янукович, всего лишь «как бы»: если не реально, так формально соответствующая регламенту.

Разве не на это намекали нам все последние пять лет: важна не эмиссия, а сертификат, то есть всего лишь бумажка с печатью.

Отсюда прогноз. Первого июля новый техрегламент вступит в силу. Но ни второго, ни третьего числа мебельные производства не остановятся. Ещё через пару недель общим достоянием бизнес-сообщества станут списки уполномоченных контор, готовых выдать необходимую бумажку с печатью. Цена вопроса, скорее всего, окажется посильной. Липовым экспертизам, разумеется, официально будет объявлена непримиримая война, но в худшем случае дело ограничится парой-тройкой публичных порок. Тут уж чистой воды лотерея: кто-то попадёт под горячую руку, кто-то будет наказан по совокупности, за какие-то иные не афишируемые прегрешения перед аппаратом. Споры о пересмотре регламента не стихнут вовсе, но потеряют остроту: самые принципиальные мебельщики, возможно, даже в какой-то момент перетянут на свою сторону Минпромторг, хотя бы косвенно отвечающий за деловой климат. Минздрав же, за экономику не отвечающий, будет упорно настаивать на своих абсурдных санитарных нормах по эмиссии из готовой мебели. Все заняты, все при деле.

Как обычно, пострадают только потребители. И вот почему.

Приобрести экологический сертификат проще, чем реально бороться за безопасность продукции — особенно когда бороться практически невозможно. Поэтому, когда все участники рынка обзаведутся необходимыми документами, конкуренция по поводу эмиссии вредных веществ потеряет всякий смысл. Например, передовые предприятия, сегодня применяющие в производстве плиты класса Е 0,5, уже не смогут использовать это в качестве аргумента в свою пользу. Соответственно, прогрессивные производители таких плит тоже будут вынуждены ориентироваться на рыночную конъюнктуру и притормаживать выпуск.

В.С.Черномырдин в таких случаях оправдывался: «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Ну что ж, увидим в очередной раз, как этот механизм безотказно работает на практике.

 
Читайте также 31 мая 2017 «ЕврАз-Логистик» видит смысл в консолидации

Компания «ЕврАз-Логистик» предлагает калининградским мебельным фабрикам объединить их логистические потоки.


28 февраля 2017 Пора отказаться от стереотипов

Маркетинговые технологии, которые используют российские мебельщики для продвижения на европейский рынок, должны быть существенно прагматичнее и тоньше.


15 ноября 2015 Не загоняйте себя в угол

Прежде чем поголовно обвинять поставщиков в волюнтаризме, ритейлерам стоит поглубже вникнуть в суть предложений партнёров по бизнесу.


27 октября 2015 Всероссийская перепись

Завершается разработка новых профстандартов для мебельной и деревообрабатывающей промышленности.


16 сентября 2015 Как не проиграть в игре на доверии

В середине июля завершилось долгое судебное разбирательсмтво между ООО «Валмакс» и новосибирским разработчиком программного обеспечения А.Р. Залыгиным. Иск миасского производителя мебельной фурнитуры полностью удовлетворён.


27 марта 2015 Как стать заметнее

Руководство Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России рассказало, зачем оно так упорно ходит по начальственным кабинетам.

Свежий номер

Всероссийский Мебельный Саммит

CIFF Shanghai 2017

Furniture China 2017

BIFE-SIM 2017

Реклама на сайте Как сюда попасть?