«Слотекс»: пластики знакомые и незнакомые

Хотя российские мебельщики используют пластики уже многие годы, в значительной степени этот продукт остаётся для нашего рынка terra incognita. О практических действиях своей команды, направленных на исправление ситуации, рассказывает генеральный директор санкт-петербургской компании «Слотекс» Вадим Осипов.

О практических действиях своей команды, направленных на исправление ситуации, рассказывает генеральный директор санкт-петербургской компании «Слотекс» Вадим Осипов

МБ: Вадим, компания «Слотекс» — самый крупный в России производитель пластиков. На её долю приходится чуть ли не половина всех профильных производственных мощностей в нашей стране. При этом вы работаете на нескольких товарных рынках — строительном, судостроительном, транспортном, мебельном. Насколько широко используют сегодня пластики мебельные фабрики? Отличаются ли сферы применения этого материала в нашей стране и за рубежом?

— Отличаются. К сожалению для «Слотекса», поскольку и возможности самих пластиков, во многом уникальные, и технологический потенциал нашего производства задействованы далеко не полностью. На Западе мебельные дизайнеры любят и умеют работать с пластиками, понимая, насколько эти материалы выразительны и универсальны. Ведь пластики совмещают в себе и декоративность, и конструкционную надёжность, и исключительные показатели по износоустойчивости. Из них можно делать феноменально красивые вещи. В России же пластики традиционно воспринимаются как покрытие для рабочих поверхностей. У «Слотекса», например, почти 80 процентов выпускаемых пластиков идёт на столешницы постформинг. Мы, впрочем, лидеры в этом сегменте рынка. В складской программе у нас сегодня больше 200 декоров и сроки поставки — всего две недели, фактически вне зависимости от объёма заказа. Всё это делает работу с нашей компанией для клиентов очень привлекательной. Однако скажу откровенно: мощности у нас загружены не полностью, поскольку все крупнейшие производители пластиков — а это наши основные партнёры — работают максимум на 60 процентов. То есть предложение намного опережает спрос. И хотя мы активно вводим новые декоры и новые структуры, серьёзных перспектив для роста рынка не видим.

Кромки из пластика CPL, которые появились в нашем ассортименте в этом году, закупают лишь немногие фабрики, выпускающие дорогую мебель. Они сумели оценить преимущества от использования нового материала, главное из которых — получить при вводе новой линейки декоров высококачественную кромку аналогичной расцветки в очень сжатые сроки. Однако подавляющее большинство мебельных предприятий предпочитает работать с полипропиленовыми или ПВХ-кромками, производители массовой мебели используют дешёвые меламиновые кромки.

Не развит у нас и рынок компакт-ламинатов. Не буду говорить о строительном секторе — там внедрение «компактов» просто волюнтаристски сдерживалось. Буквально до недавнего времени в Москве и Московской области — а ведь это основные законодатели моды — действовал жёсткий запрет на использование пластика для внешних облицовочных работ. Только после отстранения Лужкова от должности этот запрет был снят.

Но и мебельщики несущие пластики почти не используют. А зря. Сегодня на всех крупнейших мебельных выставках прослеживается два тренда: предлагаются или очень толстые, или тонкие столешницы. Для наших небольших кухонь тонкая столешница — как раз то, что надо. И компакт-пластики — идеальный вариант для её изготовления. Тонкие изящные столешницы с красивой наборной кромкой, которая образуется непосредственно в процессе изготовления компакт-ламината, будут прекрасно смотреться и в жилой комнате, и в офисе — к примеру, в переговорной зоне на больших столах.

МБ: Насколько я понимаю, ситуация с применением пластиков для изготовления мебели у нас, мягко говоря, не блестящая. И несмотря на это, ваша компания постоянно выводит на рынок новые продукты, осваивает всё новые ниши. Какой в этом экономический смысл?

— Если хотите, это работа на перспективу, наш вклад в развитие рынка мебельных материалов. Менталитет покупателей мебели и самих мебельщиков всё же меняется. Восприимчивость рынка к новинкам растёт. Вы знаете, например, что «Слотекс» начал изготавливать пластики HPL в отделке «высокий глянец». На этот продукт мы видим хороший, устойчивый спрос. Думаем, что пластики HPL имеют большое будущее. Кроме того, производство высокоглянцевых пластиков дало нам возможность выйти на рынок мебельных фасадов, который представляется достаточно перспективным.

МБ: А ламинатин — тонкий пластик, который вы презентовали на выставке ZOW в прошлом году, — насколько успешно идёт его продвижение?

— Интерес большой, но пока рынок довольно вялый. Мебельщикам, производителям дверей только предстоит оценить преимущества этого продукта.

МБ: Какие именно? Давайте сравним ламинатин и, например, плёнки ПВХ, которые довольно широко используют сейчас в России.

— Сначала уточню, что ламинатин отлично подходит не только для облицовки плоских фрезерованных поверхностей в мембранных прессах, но и для окутывания погонажа, чего не скажешь о плёнках ПВХ. При облицовке фасадов они ведут себя прекрасно, а для окутывания не очень годятся. Но ведь при изготовлении рамочных фасадов важно обеспечить безупречное качество не только филёнки, но и рамки. Плёнки ПВХ позволяют делать фрезеровки более глубокими, чем ламинатин, но обычно имеют специфический глянец, который устраивает далеко не всех производителей мебели. А у ламинатина — благородная матовая поверхность, к тому же очень приятная на ощупь. Кроме того, ламинатин можно изготавливать с более глубокими и интересными тиснениями, например, имитирующими глубокие поры дерева или столь модные нынче следы ручной обработки. В монохромных декорах текстура вообще играет сегодня главную роль. Это может быть тиснение, повторяющее структуру камня или кожи, или просто эффектное сочетание глянцевых и матовых полос. Подобные монохромы в виде вставок довольно широко применяют сейчас европейские производители фасадов. Мы можем предложить на выбор своим клиентам 20 различных вариантов тиснений для ламинатина, а на ПВХ-плёнках сделать такие структуры тяжело, если вообще возможно.

МБ: На MosBuild вы представили совершенно новые продукты — экошпон, экофлекс. Что они собой представляют?

— Как и ламинатин, эти продукты занимают место между финиш-плёнкой и натуральным шпоном. Экошпон сделан на бумажной основе, не содержит формальдегида, то есть это продукт абсолютно экологически чистый. В нём полностью синхронизированы текстура и декор: отличить от натурального шпона практически невозможно. Натуральный шпон — прекрасный материал, но не всем производителям с ним технологически удобно работать. Ведь это индивидуальный подбор и укладка шпона, высокие требования к условиям хранения, соблюдению влажности, это риск коробления и так далее. С экошпоном подобных проблем не возникает. Как и ламинатин, его можно согнуть на минимальный радиус, и он не поломается — что очень важно для производителей дверей и фасадов. И для этого продукта, точно так же как для ламинатина, у нас есть в аналогичных декорах кромки, пластики для облицовки полотен и погонажных изделий. Кстати, экофлекс предназначен как раз для окутывания погонажа.

МБ: В Европе экошпон востребован мебельщиками?

— Конечно. С ним работают очень многие итальянские фабрики. Большая часть высококачественной итальянской мебели облицована именно этим материалом. Он настолько хорош, что стал признанной альтернативой натуральной древесине. Помню, на одной фабрике в Италии мы увидели прекрасный офисный стол. Просто отменный. И, как это у мебельщиков принято, стали рассматривать его чуть ли не с лупой в руках. Никто из наших специалистов не догадался бы, что он облицован экошпоном, если бы не увидели рядом точно такой же — в том же декоре, с абсолютно идентичным рисунком на всех поверхностях. А то ведь были убеждены, что стол из массива.

МБ: То, что «Слотекс» постоянно предлагает мебельщикам новинки, это, конечно, внушает уважение. Однако у нас, в какой магазин ни зайдёшь, куда ни взглянешь — везде ДСП, облицованная плёнкой. В то время как за рубежом мебель из чего только не изготавливают: из пластика, стекла, металла.

— Ну, справедливости ради надо сказать, что ДСП — везде основной материал, другой вопрос, что европейские мебельщики действительно используют более широкий спектр материалов. Сложились даже некоторые региональные предпочтения. В соседней Финляндии, например, распространена мебель из фанеры, облицованной пластиком. Та же тенденция — в Индии. В России из фанеры в пластике мебель фактически не делают. А ведь это прекрасное решение не только для бытовой детской мебели, но и для обустройства детских уголков в медицинских учреждениях, крупных торговых центрах. Материал экологически чистый, прочный, трудногорючий, красивый — что может быть лучше для детей.

МБ: Хочу продолжить мысль: представим, что зарубежное мебельное разнообразие становится доступным нашим российским покупателям после вступления России в ВТО. Что бы вы могли посоветовать тем, кто полон решимости удержаться на этом рынке? Есть ли какие-то конкурентные преимущества, которые они могли бы использовать?

— Заниматься разработкой не только коллекций мебели, но и интерьера в целом. Ведь с чем мы сегодня сталкиваемся? Производители дверей не видят ничего, кроме дверей, производители мебели — ничего, кроме шкафов, столов, стульев, — в зависимости от того, какие предметы они выпускают. Покупателям надо предлагать готовые решения интерьера, и это в значительной степени защитит наших отечественных производителей от конкуренции со стороны зарубежных коллег. Ведь трудно предположить, что какой-то иностранный производитель мебели повезёт в Россию, кроме собственных шкафов, ещё стеновые панели, двери и прочие предметы. Мы со своей стороны к таким комплексным поставкам готовы. Ещё раз повторю: «Слотекс» выпускает не только пластик, но и готовые столешницы, в том числе с сотовым наполнением, компакт-ламинаты, стеновые панели.

МБ: Что, по вашему мнению, кроме инерции клиентов и партнёров, тормозит в России развитие рынка пластиков?

— Острый дефицит необлицованных древесных плит. Поэтому с нетерпением ждём ввод в строй завода Kronospan в Белоруссии и строительства завода турецкой компании Kastamonu в Татарстане.

Интервью подготовила Ольга Бережная

 
Читайте также 31 мая 2017 «ЕврАз-Логистик» видит смысл в консолидации

Компания «ЕврАз-Логистик» предлагает калининградским мебельным фабрикам объединить их логистические потоки.


28 февраля 2017 Пора отказаться от стереотипов

Маркетинговые технологии, которые используют российские мебельщики для продвижения на европейский рынок, должны быть существенно прагматичнее и тоньше.


15 ноября 2015 Не загоняйте себя в угол

Прежде чем поголовно обвинять поставщиков в волюнтаризме, ритейлерам стоит поглубже вникнуть в суть предложений партнёров по бизнесу.


27 октября 2015 Всероссийская перепись

Завершается разработка новых профстандартов для мебельной и деревообрабатывающей промышленности.


16 сентября 2015 Как не проиграть в игре на доверии

В середине июля завершилось долгое судебное разбирательсмтво между ООО «Валмакс» и новосибирским разработчиком программного обеспечения А.Р. Залыгиным. Иск миасского производителя мебельной фурнитуры полностью удовлетворён.


27 марта 2015 Как стать заметнее

Руководство Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России рассказало, зачем оно так упорно ходит по начальственным кабинетам.

Свежий номер

Всероссийский Мебельный Саммит

CIFF Shanghai 2017

Furniture China 2017

BIFE-SIM 2017

Реклама на сайте Как сюда попасть?