Германо-российский Форум.

На «высшем уровне» спокойно: много слов, да мало дела.

Тема германо-российского форума, проходившего в рамках выставки Ligna+, была обозначена весомо и многообещающе: «Инвестиционная привлекательность российского лесопромышленного комплекса». Поэтому и публика в Конгресс-центре и с нашей, и с немецкой стороны подобралась соответствующая — заинтересованная и солидная. Высокопоставленные чиновники, руководители отраслевых ассоциаций, преуспевающие предприниматели, авторитетные специалисты... К сожалению, на серьезный эффект от мероприятия рассчитывать не приходится. И причин тому немало.

Нужны ли России инвестиции? Казалось бы, вопрос риторический. Дабы развеять сомнения, в стране и за рубежом проходят многочисленные симпозиумы, «круглые столы» и конференции. Призывы вкладывать средства в российскую экономику звучат на них почти как шаманские заклинания. Недавно по случаю проведения подобного мероприятия всю страну по телевизору два месяца уговаривали пить чай с министром. Однако, оценив результаты, невольно усомнишься: а так ли уж чиновничья Россия стремится привлекать в страну деньги. Или только делает вид? И действительно ли распитие безалкогольных напитков с власть предержащими может быть не только приятным, но и полезным занятием?

В лесу — без леса

— Наш форум называется «Инвестиционная привлекательность российского лесопромышленного комплекса». Если поставить в конце фразы вопросительный знак, тогда можно было бы сразу сказать «да», — с этих слов начал свое выступление Алоис Аймансбергер, руководитель по торговле концерна Weinig в странах Восточной Европы и СНГ.

Эту точку зрения разделяли многие зарубежные предприниматели. Еще бы! О таких запасах леса, которыми располагает наша страна, представители бизнеса любой державы могут только мечтать.

О привлекательности российского ЛПК говорил в своем выступлении и замминистра Минпромнауки РФ Сергей Митин. По обеспечению лесными ресурсами Россия занимает первое место в мире, обладая примерно четвертой частью мировых запасов древесины (82,1 млрд. куб. м). Однако то, что способно было бы обогатить многие народы, у нас утекает меж пальцев. Доля России в мировой лесной торговле составляет 2,8%, в том числе по бумаге и картону — всего лишь 2,5%. Правда, экспорт растет. Но растет, в основном, за счет вывоза круглых лесоматериалов. По сравнению с 2001 годом объемы продаж этого сырьевого товара увеличились на 15%.

Располагая немереным запасом «зеленого золота», наша страна, в то же самое время, испытывает острую нехватку практически всех видов лесобумажной продукции: строительных материалов, древесных и волокнистых плит, мелованной бумаги, мебели, изделий из бумаги и картона. В результате, активно экспортируя сырье, Россия все больше ввозит из-за рубежа продуктов переработки. За 2002 год по сравнению с 2001-м импорт увеличился на четверть и составил почти 2 млрд. долларов.

Причина общеизвестна: отставание в развитии мощностей по выпуску конкурентоспособных товаров. Известен и выход — перевооружение предприятий, строительство новых производств по переработке древесины. И можно было только гадать, с каким чувством слушали выступления высокопоставленных российских чиновников и законодателей германские машиностроители — мировые лидеры в разработке и производстве деревообрабатывающего оборудования, испытывающие сейчас, в условиях кризиса, все большие затруднения со сбытом своей продукции. Что же они услышали?

Министерство постарается постараться

Замминистра говорил на форуме о горизонтах, намеченных основными направлениями развития лесопромышленного комплекса до 2015 года. Одобренные правительством перспективы действительно выглядят грандиозно. Построить 5 крупных ЦБК мощностью до 500 тыс. тонн, а также 10 целлюлозно-бумажных заводов мощностью до 250 тыс. тонн; создать более 20 бумажных фабрик мощностью от 200 до 550 тыс. тонн каждая, на что потребуется более 7 млрд. долл; ввести в строй более 20 целлюлозно-картонных предприятий; увеличить объем лесозаготовок в 2,4 раза, деревообработки — в 3,5 раза!

В целом производство лесобумажной продукции предусматривается увеличить в 2005 году по сравнению с 2000 годом в 1,6 раза, в 2010 году — в 2,7 раза, в 2015 году — в 4 раза. Общий объем необходимых инвестиций за 15 лет составит около 26 млрд. долл.

Возможно, эти планы немецкие машиностроители и восприняли бы как сладчайшую музыку, да песню портило одно «но»: ни о каких бюджетных инвестициях речи не шло. Все объекты предполагается возводить исключительно на деньги инвесторов, в том числе иностранных. А потому еще более, чем планы, по признанию самих немцев, интересовала их вторая сторона: реализация пакета реформ, которые должны создать стимулы для капиталовложений.

К сожалению, и в выступлении замминистра, и в докладе председателя Комитета по природным ресурсам и природопользованию Госдумы РФ Александра Белякова речь шла, в основном, о будущем. И выглядели перспективы в области законотворчества не менее туманно и призрачно, чем грандиозные планы по подъему отрасли.

Так, по словам замминистра, одна из кардинальных мер, призванных привлечь поток инвестиций в ЛПК, связана с изменениями в таможенно-тарифной политике: вывозные пошлины на продукцию глубокой переработки предполагается снижать до нулевых значений, а на круглые лесоматериалы хвойных пород — повышать. Уже подсчитан эффект от таких мер: отказ от взимания таможенных пошлин на лесопродукцию глубокой переработки позволит предприятиям за период до 2015 года направить дополнительно на инвестиции около 6 млрд. долл., что составляет 22,5% от общей суммы, необходимой для развития отрасли. Здесь самое время заметить, что не далее как в ноябре прошлого года, во время «круглого стола» на выставке «Мебель-2002», начальник Департамента Экономики и управления собственностью Аппарата Правительства РФ Михаил Копейкин сообщил присутствующим, что экспортные пошлины на пиломатериалы, фанеру, целлюлозу, бумагу, картон и изделия из них предполагается отменить уже с 1 января 2003 г., а с 1 июля увеличить таможенные пошлины на вывоз круглого леса твердолиственных и хвойных пород. Однако, судя по выступлению г-на Митина, споры о целесообразности этих мер не утихли до сих пор: компании и регионы, ориентированные на вывоз древесины, совсем не заинтересованы в повышении пошлин, а налоговые органы — в снижении таможенных платежей. А потому, пообещал замминистра, «делать это будем поэтапно, не приводя к конфликтным ситуациям в лесовывозящих районах». На сколько лет растянется «поэтапный ввод», остается лишь гадать.

Во всяком случае, эпопея с другой государственной мерой, о которой говорил замминистра — снижением и доведением практически до нуля ввозных таможенных пошлин на импортируемое технологическое оборудование — длится уже многие годы. По словам г-на Белякова, вопрос об отмене пошлин при ввозе оборудования, не производимого в России, поднимался еще во время его первого пребывания в Думе. А было это 12 лет назад.

Остальные «инновации» еще более расплывчаты.

Так, замминистра заверил собравшихся, что «государство будет способствовать созданию условий для внедрения лизинговых операций, для ускорения обновления парка машин и оборудования в ЛПК», для чего министерство «будет стараться» предусмотреть в бюджете РФ на 2004 год выделение для этой цели необходимых средств. «Мы также планируем создание благоприятного инвестиционного климата, предусматривая комплекс мер в области налоговой политики, налоговых льгот, принятие закона об особых экономических зонах, устранение административных барьеров», — перечислял г-н Митин.

Увы, даже когда речь шла о конкретных проектах, ничего обнадеживающего присутствующим услышать не довелось. Судя по всему, предметом особой заботы министерства является реализация пилотного проекта строительства ЦБК в п. Нея Костромской области. Производительность предприятия уже известна: 500 тыс. тонн целлюлозы и 410 тыс. тонн печатных видов бумаг, объем импортозамещения тоже подсчитан: 320-350 млн. долл., а проект Постановления Правительства РФ по созданию условий для строительства объекта, предусматривающий концессию лесного фонда, пока еще путешествует по министерским кабинетам. В том, что документ будет утвержден, похоже, сомневается и сам замминистра. Как заметил г-н Митин «если утвердят», тогда последуют и другие подобные проекты.

Ничуть не больше оптимизма собравшимся способно было внушить и выступление г-на Белякова.

По его словам, несколько редакций нового Лесного кодекса, которые ждут своего рассмотрения в Думе, по своей сути являются ничем иным, как переделом старого, но с новым названием. В частности, в проекте документа не решен один из основных вопросов: о разделении прав по управлению лесами между Федерацией, субъектами Федерации и органами местного самоуправления. И это при том, что нынче теневой оборот в лесном бизнесе достигает 40-50%, а самый высокий уровень коррупции по управлению лесами наблюдается на местах.

Г-н Беляков счел своим долгом ознакомить присутствующих с позицией, которую он отстаивает в законодательном собрании, а также постарался донести до собравшихся все пункты, по которым он лично и его комитет имеют свою особую точку зрения. Так, участники форума узнали, что г-н Беляков не согласен с государственными попытками регулирования экспорта: он против повышения пошлин на вывоз круглой древесины, но за отмену пошлин на продукцию глубокой переработки. Имеет он свое твердое мнение и относительно Лесного кодекса: надо усовершенствовать тот кодекс, который есть и, в соответствии с главной концепцией документа, через арендные отношения постепенно переходить от государственной формы собственности на лес к частной.

Увы, выступление, которое было бы весьма кстати во время думских дебатов, на международном форуме выглядело явно неуместно. Немецкие и российские предприниматели собрались отнюдь не для того, чтобы ознакомиться с мнением депутата по спорным вопросам, а чтобы, как минимум, получить из первых рук достоверные сведения о грядущих правилах игры на российском рынке. Однако ничего определенного они не услышали.

При столь смутных перспективах ожидать, что немецкие банки кардинально изменят свою позицию относительно финансирования российской экономики, а инвесторы бросятся вкладывать деньги в грандиозные проекты, по меньшей мере, наивно. А потому спустимся на грешную землю и посмотрим, что тут у нас реально происходит.

Зарубежные инвесторы предпочитают играть по маленькой

Несмотря на то, что немецкие банки опасаются предоставлять российским предпринимателям кредиты на приемлемых условиях, а лизинг буксует из-за высоких ставок, жизнь продолжается. По словам Дитера Зимпелькампа, Президента Ассоциации производителей деревообрабатывающего оборудования в Союзе VDMA, с 1998 по 2002 год, то есть за последнее четырехлетие, объем поставок деревообрабатывающего оборудования из Германии в Россию возрос с 33 млн. евро до 96 млн., то есть почти утроился.

Худо-бедно строятся в нашей стране новые и обновляются старые производства. В 2002 году общий объем инвестиций в лесопромышленный сектор составил около 600 млн. долл., из них привлеченных средств — 39%.

Зарубежные же инвесторы за 4 года вложили в российский ЛПК не более 400 млн. долл. Замминистра назвал наиболее крупные фирмы, рискнувшие взяться за строительство лесоперерабатывающих производств в 2002 году:

Швейцарская фирма «Кроно Холдинг» — строительство предприятия по выпуску древесных плит ООО «Кроностар» в Шарье Костромской области мощностью 150 тыс. куб. м (50 млн. евро, общий объем ожидаемых вложений — 350 млн. евро).

Финский концерн «УМП Кюммене» — строительство лесопильного предприятия «Пестово-Нова» в Новгородской области мощностью 185 тыс. куб. м (30 млн. долл.) и расширение фанерного комбината «Чудово RWS» по выпуску 10 млн. кв. м тонкого шпона (12 млн. долларов.).

Канадская фирма «Вэстар Инвестмент Лимитед» — начало строительства лесопильного завода мощностью 185 тыс. куб. м в Республике Карелия — 5 млн. долл.

— Приведенные примеры привлечения иностранных инвестиций свидетельствуют о том, что на данном этапе зарубежные компании инвестируют в России средства в сравнительно небольшие проекты, стоимостью до 30-50 млн. долл. каждый, — резюмировал г-н Митин и с сожалением добавил, что если дело и дальше пойдет такими темпами, то для переоснащения российского ЛПК потребуется не меньше четверти века.

Немецкие участники форума не преминули высказаться по этому поводу.

— Финансирование со стороны потребителей крупных проектов, учитывая небольшую капитальную оснащенность, часто очень затруднительно, — заметил г-н Зимпелькамп. — В зависимости от взаимоотношений между покупателем и банком, а также от имущества, которым располагают клиенты, плата за кредит достигает 20%. Прямое финансирование заказчика немецкими банками в большинстве случаев является невозможным или почти невозможным, поскольку балансовые отчеты российских предприятий трудно проверить. При финансировании проектов стоимостью свыше 10 млн. евро, «Гермес» признает гарантии только двух российских учреждений: Сбербанка РФ и Внешторгбанка. Из-за длительной обработки заказов принятие даже краткосрочных решений в России затягивается до года. Еще одна проблема заключается в требовании поставить оборудование в течение 90 дней после перечисления предоплаты. В случае крупных заказов, предполагающих изготовление уникальных узлов, выполнить это условие невозможно.

Впрочем, резоны, по которым инвесторы не спешат в Россию, а банки отказываются предоставлять нашим предпринимателям выгодные кредиты, хорошо известны. Зададимся лучше вопросом, почему, несмотря на все «но», все-таки находятся предприниматели, которые рискуют вкладывать средства в российские проекты.

И здесь самое время обратиться не к экономике, а к географии.

Судьба инвестиций решается в регионах

Два из названных замминистром предприятий построены в Новгородской области, губернатор которой, Михаил Прусак, давно озабочен поиском иностранных инвесторов. Действующие здесь правила игры для предпринимателей, решивших открыть свое дело в регионе, — одни из самых привлекательных в России.

Не на словах, а на деле заняты привлечением иностранных капиталов в Костромской области. Примечательный факт: если вначале при решении о строительстве завода в Шарье предполагалось, что доля администрации области в строящемся предприятии составит 25%, то на конечном этапе пришли к решению, что это будет полностью иностранная компания. А ведь именно вопрос о собственности, как правило, является тем камнем преткновения, о который споткнулся не один инвестор. Еще один фактор, способный привлечь инвестора, — предоставление в долгосрочную аренду (до 49 лет) лесного фонда. По действующему законодательству местные власти имеют право принимать такие решения, но, как правило, ограничиваются 5-летним сроком, предпочитая держать охочих до чужих земель иноземцев в кулаке. К сожалению, зачастую в результате такой политики кулак оказывается пуст.

— Очень хорошо, очень правильно устанавливать контакты непосредственно на местах, с региональной властью, — такой вывод вынес из практики работы в Шарье вице-президент компании «Кроно Холдинг» г-н Битце.

То, что судьба реформ решается в регионах, давно поняли и немецкие машиностроители. Вот как об этом рассказывал, к примеру, Алоис Аймансбергер:

— Господин Путин сделал очень доброе дело, когда создал 7 федеральных округов. В каждом из них мы организовали технологические центры, создали филиалы, через которые осуществляем снабжение регионов нашим оборудованием, сервисное обслуживание станков и обучение деревообработчиков работе на наших станках.

Результат такого подхода говорит сам за себя: с 1991 года оборот фирмы Weinig в России увеличился в 50 раз и достиг в прошлом году 50 млн. евро.

Руководители регионов, заинтересованные в привлечении капиталов, не ждут, когда гора придет к Магомету, а сами активно ищут контактов с зарубежными инвесторами. Специально, чтобы выступить на форуме и попытаться найти иностранных партнеров, прилетел в Ганновер губернатор Томской области Виктор Кресс. Он рассказал собравшимся об областной целевой комплексной программе развития ЛПК на 2003-2010 годы и заверил потенциальных инвесторов, что для их деятельности будет обеспечен режим максимального благоприятствования.

О том, что это не просто слова, свидетельствуют и довольно веские доводы губернатора о причинах заинтересованности края в подъеме лесного хозяйства, и предыдущий практический опыт.

— Нам удалось вывести из прорыва нефтяную отрасль: в прошлом году мы достигли пика производства доперестроечного периода и продолжаем наращивать добычу, за годы реформ создали газодобывающую отрасль, теперь намерены очень серьезно заняться лесопромышленным комплексом, — говорил Виктор Кресс.

Столь заинтересованное внимание к развитию лесоперерабатывающей промышленности уже принесло первые плоды. Во время выставки подписаны двусторонние соглашения и декларация о намерениях с немецкой машиностроительной компанией Binos по строительству в Томской области завода по производству плит средней плотности (МДФ).

Лидером Северо-Западного региона по привлечению инвестиций является Карельская Республика. На ее территории зарегистрировано 15 предприятий с участием инвесторов из Германии. Как региону удается привлекать иностранных инвесторов, можно было понять из выступлений на форуме вице-премьера Республики Карелия, министра лесного комплекса, природных ресурсов и экологии Юрия Пономарева, а также председателя совета директоров «Карелия ДСП» Константина Кузнецова, который, успешно реализовав один инвестиционный проект в Пиндушах, сейчас разрабатывает новый.

Как рассказал г-н Пономарев, в республике действует целый пакет нормативных актов, направленных на защиту инвесторов. Среди них закон «Об инвестиционной деятельности в Республике Карелия», согласно которому инвесторам предоставляются налоговые льготы по платежам, зачисляемым в республиканский бюджет; государственные гарантии, обеспеченные активами гарантийного залогового фонда республики; инвестиционные налоговые кредиты, а также льготные бюджетные кредиты. Действует также фонд государственной поддержки предприятий, реализующих инвестиционные проекты. Совсем недавно Правительство Карелии утвердило программу развития, связанную с долгосрочной арендой лесов.

— Наша республика приняла решение — круглый лес не вывозить. И сейчас мы готовы на конкурсной основе передавать леса в аренду сроком до 49 лет. Непременное условие — переработка леса в Карелии или, в крайнем случае, в других регионах России. Что же мы всех кормим, а сами нищие ходим, — говорит Юрий Пономарев.

Еще один штрих: Карелия — единственная республика, которая вот уже в третий раз выступает на Лигне+ с единым консолидированным стендом. На этот раз на нем были представлены 7 предприятий.

По словам главного специалиста Министерства экономического развития Республики Карелия Ольги Быковой, на аренду площадей и обустройство стенда правительство выделило из бюджета 200 млн. руб., что дало возможность поучаствовать в бьеннале не только крупным, но и средним, и даже мелким предприятиям. Результат марш-броска не замедлил сказаться — во время выставки был подписан договор о сотрудничестве и совместной деятельности между Онежским тракторным заводом и немецкими машиностроителями. Кооперация с немецкой компанией позволит карельским машиностроителям выпускать технику с использованием зарубежных комплектующих, что, несомненно, скажется на уровне качества и приведет к повышению конкурентоспособности продукции.

Еще один проект реализует в Карелии фирма ИКЕА. Как рассказал нам в эксклюзивном интервью г-н Пономарев, уже в ближайшее время крупнейшая шведская компания начнет строительство лесопильного завода, вслед за чем последует возведение еще двух предприятий: сборочного и по производству мебельного щита.

— Для нас этот проект очень важен, поэтому мы выделяем инвестору достаточное количество леса в долгосрочную аренду. Глубокая переработка леса — это то, к чему мы стремимся, — заверил нас Юрий Пономарев.

P.S. На форуме возник и вопрос совсем с другой стороны. Генеральный директор фирмы «Гравитон» из Калининграда г-н Анистратенко попросил поддержать экспортеров не только материалов, но и... оборудования.

— Мы уже третий раз представляем на Лигне свою технику. Если бы у нас была сертификация ЕС, мы за два дня смогли бы продать 10 станков. Поэтому у нас просьба: обратите внимание на предприятия, которые сегодня могут реально экспортировать оборудование из России. А также на зарубежные компании, которые готовы не только поставлять в нашу страну свои машины, но и создавать здесь машиностроительные производства. А таких немало. Мы активно работаем с немецкой фирмой SERRA, сегодня провели переговоры с еще одной германской компанией и договорились с ней о совместном производстве продукции на российский рынок. Уверен, при поддержке правительства мы сможем не только поднять отечественное машиностроение, но и вывести его на мировой уровень, — говорил от микрофона г-н Анистратенко.

Редакция целиком разделяет эту точку зрения.

 
Читайте также 03 августа 2017 Девятый успешный

Прошедший в июле Мебельный Саммит защитил статус ключевой коммуникационной площадки для профессионалов мебельной отрасли.


25 июля 2017 Предвосхищая будущее

Игроки сектора фурнитуры, материалов и комплектующих анализируют главные тренды прошедшей выставки interzum.


10 июня 2017 Милан? Милан. Милан!

Своими впечатлениями от посещения апрельской i Saloni 2017 с читателями «МБ» делятся специалисты российских компаний.


10 июня 2017 Феноменальный интерес со стороны Восточной Европы

О рекордных показателях interzum 2017 отчитались в выставочной компании Koelnmesse: плюс 13% в количестве экспонентов, плюс 15% в экспозиционной площади, плюс 19% по посетителям.


10 июня 2017 Скромно, но со вкусом

Небольшую экспозцию минской выставки сопровождали выступления дизайнеров, а в центре экспозиции работала полноценная столярная мастерская.


10 июня 2017 Восток и Запад в едином порыве

Объединить усилия западных дизайнеров и локальных разработчиков из Малайзии — нетривиальная задача, которую ставят перед участниками программы PDP.

Свежий номер

CIFF Shanghai 2017

Furniture China 2017

BIFE-SIM 2017

Реклама на сайте Как сюда попасть?