Новая философия индивидуализации

Харальд Клю, генеральный бренд-менеджер компании GRASS, полагает, что мебельщики сегодня должны выступать в роли полноправных дизайнеров интерьера.

Харальд Клю, генеральный бренд-менеджер компании GRASS, полагает, что мебельщики сегодня должны выступать в роли полноправных дизайнеров интерьера

МБ: Господин Клю, вы много лет тесно связаны с мебельным рынком и наверняка имеете собственный взгляд на мебель как на объект потребления. Как бы вы описали взаимоотношения человека и предметов мебели? Могут ли изготовители мебели повышать или понижать «градус» этих отношений?

— Покупка мебели — один из самых эмоциональных ритуалов нашей потребительской жизни. Мы в прямом смысле слова «овладеваем» предметами интерьера. Мы физически с ними взаимодействуем. И чем теснее эта связь, тем более сильные эмоции мы испытываем.

GRASS

Всё, что человек носит на себе — одежду, часы, очки, — он воспринимает как вторую кожу. Всё, что находится в его непосредственном окружении, воздействует точно так же. И, несомненно, является отражением его индивидуальности.

Посмотрите, автомобильная промышленность совсем не случайно уже много лет стремится превратить автомобиль в автомобиль-гостиную. В развитие этой идеи интерьеры личных авто позиционируются как мобильные жилые пространства. Материалы, освещение, звуковые системы, развлекательные устройства — всё говорит о желании автомобилестроителей «одомашнить» салоны машин. Наверное, если бы было возможно, они и наши гаражи превратили бы в лаунжи.

Изготовители мебели, в свете сказанного, имеют бесценное преимущество по сравнению с другими отраслями, потому что мебель в силу естественных причин является эпицентром нашей повседневной жизни. Иногда мне хочется пожелать мебельной индустрии, чтобы она более решительно использовала эмоциональность своей продукции как в коммуникациях с клиентом, так и в дизайне самих предметов.

МБ: Мебельный дизайн, как мы знаем, развивается в русле определённых тенденций. Какие тренды, на ваш взгляд, представляются наиболее значительными сегодня?

— Для начала давайте уточним, что мы понимаем под словом «тренд». Трендами называют и сезонную моду, и какие-то концептуальные дизайнерские новации, и явления, отражающие дух времени, и художественные течения. Некоторые тренды успешно пробивают себе дорогу, некоторые исчезают так же быстро, как и появляются.

Сегодня, на мой взгляд, стремление к изменениям чувствуется как никогда. Особенно в мебельной индустрии. Здесь я наблюдаю массу и локальных, и глобальных трендов. Из новых импульсов в современном дизайне мебели могу назвать, например, устойчивый интерес к состаренным металлам. На первые роли уверенно претендуют латунь и медь. Возрождаются почти забытые материалы и ремесленные технологии обработки и отделки. Что касается цветовой палитры, она становится естественнее, теплее, уютнее. Стремительно возвращаются в арсенал дизайнеров графика и орнаменты. Всё явственнее ощущается влияние Востока.

МБ: А если говорить о кухонной мебели, что служит ориентиром для проектировщиков — помимо индивидуализации продукта и объединения кухни и гостиной в единое пространство?

— С созданием кухонной мебели связано два устойчивых тренда, и они представляются мне особенно примечательными. Во-первых, мебель «открывается». Ещё не так давно идеалом современной кухни была лаконичная, почти стерильная мебельная композиция. Здесь царили монолитные формы и жёсткая геометрия. Приходилось отказываться даже от ручек, чтобы не нарушать строгую упорядоченность линий. Разумеется, было обычным делом прятать абсолютно всё — от ложек до мелкой техники — в шкафы и ящики. Но теперь кухонная мебель стала более открытой. Её содержимое выставляется на всеобщее обозрение. Хранение, по существу, превратилось в демонстрацию. В интерьеры возвращаются бабушкины горки, стилизованные под современный пуризм. Реабилитированы даже старые добрые угловые шкафы с выкатывающимися полками. То, что в них хранится, становится органичным элементом оформления кухни. Если раньше дизайнеры предпочитали глухие дверцы, то сейчас по возможности отказываются от фасадов. Открытые полки стали неотъемлемой частью кухни и определённо вносят разнообразие в привычную картину. Очевидно, что настала эпоха нового — распахнутого — минимализма. Она принесла с собой и новые композиционные приёмы. Крупные объёмы теперь комбинируются с более мелкими — дробными — элементами. Кухонные модули на полную высоту стен разрывают сплошную горизонтальную композицию из напольных и навесных шкафов. Кухонный ансамбль чем-то напоминает работы абстракционистов с их сложным графическим ритмом.

GRASS

Второй глобальный тренд — переосмысление роли мебельщиков в создании интерьера. По сути, изготовители мебели сегодня становятся полноправными дизайнерами жилого пространства. Эмоциональность — девиз текущего момента. Как и в других ориентированных на дизайн областях, многие крупные и мелкие производители мебели стремятся продавать не изделия, а источники вдохновения. Мебельные компоненты интерпретируются как часть образа интерьера. Мебель полностью раскрывает свой характер лишь в контексте конкретного помещения, которое сложилось в воображении заказчика.

Это, конечно, имеет прямое отношение к индивидуализации продукта. Кстати, индивидуализация уже принята и освоена мебельщиками как философия, так что перестала быть трендом в строгом смысле слова. Это общий стандарт. Как и слитые воедино кухня и гостиная.

Другое дело, что индивидуализация, на мой взгляд, нуждается сегодня в переосмыслении. Нужен новый — индустриальный — угол зрения. Необходимы концепции, позволяющие отразить пожелания клиента путём несложных адаптаций. По существу, речь идёт о классическом модульном подходе. В соответствии с принципом «меняешь один параметр — меняешь всю систему» современная мебель превращается в подобие конструктора, из компонентов которого строятся разнообразные комбинации. Зачастую желаемый результат достигается всего лишь несколькими штрихами. Изменим роспись на фасадах, возьмём другой материал для рабочей поверхности или оригинальную заглушку для выдвижного ящика — и перед нами уникальный экземпляр. Я бы назвал этот процесс порционной индивидуализацией. Просто и гениально.

МБ: Компания GRASS, в которой вы работаете, относится к числу признанных мировых лидеров в разработке функциональной мебельной фурнитуры. Какую роль, по вашему мнению, будут играть электрификация и другие инженерные инновации, например, в системах выдвижения ящиков? Как они могут изменяться в будущем?

— Выдвижные ящики — одно из самых грандиозных изобретений человека. Ещё древние египтяне хранили вещи в простых деревянных боксах, помещённых в богато украшенные лари. Не сомневаюсь, что выдвижные системы не потеряют своего значения и в мебели будущего. Вы выкатываете ящик одним движением и без усилий дотягиваетесь до его содержимого. Можно ли представить себе более эффективный элемент для организации хранения?

Функциональная фурнитура — это приправа для мебели, как соль для супа. Именно фурнитура делает любой мебельный предмет «живым» и мобильным — будь то кухонный шкаф, комод в гостиной или тумба под раковиной в ванной комнате.

GRASS видит свою миссию в том, чтобы превратить привычное открывание/закрывание в эмоциональное событие. Наша фурнитура — механическая и электрифицированная, с ручками и без — обладает неповторимой индивидуальностью! Так что на вопрос, что изменится в отношении древнего принципа выдвижного ящика, я могу ответить словами Гёте: «Истина давно обретена».

Благодаря таким системам, как Nova Pro, Vionaro или DWD XP от GRASS, современные выдвижные ящики практически достигли совершенства. Тем не менее в будущем продолжится поиск новых функциональных возможностей выдвижных систем. Оригинально оформленные боковины ящиков, задние стенки и днища, внутренние системы разделения и освещение — все эти элементы будут изменяться вместе с модой, превращая утилитарный элемент мебели в дизайнерский аксессуар с дополнительной коммерческой ценностью.

Не рискну предсказать, станут ли когда-нибудь электрифицированные выдвижные системы более распространёнными, чем сейчас. Пока существуют более удобные механические решения, они останутся экзотикой. Но GRASS и впредь будет изучать и использовать возможности электрических и электронных механизмов. На смену совершенному должно приходить ещё более совершенное.

Интервью подготовлено при участии REKANA Еленой Бардиной

 
Читайте также 16 октября 2017 Игор Рунич, «Хефеле Рус»

«Клиенту отказать невозможно», — утверждает глава российской «дочки» германского концерна Häfele.


18 июля 2017 Технологии будущего — уже сегодня: системы петель Tiomos от GRASS
10 июня 2017 «Итальянская» сессия от «МДМ-Комплект»

В ходе апрельских региональных семинаров специалисты компании представили производителям мебели продукты брендов Italiana Ferramenta и GRASS.


30 мая 2017 Leitz — решения в новых масштабах

Основанная более 140 лет назад в Оберкохене на юге Германии, компания Leitz — не просто фирма, выпускающая инструмент. Leitz — это гарант профессионализма сотрудников, надёжности инструмента и высокого качества его обслуживания.


30 мая 2017 Осталось договориться

Мебельная Ассоциация взялась наладить межотраслевое сотрудничество.


30 марта 2017 Елена Виноградова, BOYARD

В этом году компания BOYARD отмечает 15-летие своей торговой марки. Сегодня логотип BOYARD известен каждому отечественному мебельщику. Об уральском бренде континентального масштаба и о деталях «детального» производства поговорим с Еленой Виноградовой, директором по маркетингу BOYARD.

Свежий номер

VIFA EXPO 2018

Malaysian International Furniture Fair (MIFF) 2018

International Alliance of Furnishing Publications

interzum guangzhou 2018

Реклама на сайте Как сюда попасть?